Главная городская газета

Победа над «белым китайцем»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Победа над «белым китайцем» | ФОТО предоставлено пресс-службой ГУВД

ФОТО предоставлено пресс-службой ГУВД

Больше всего наши наркоманы, как известно, любят героин. Средняя разовая доза его 5 – 10 миллиграммов. Почти невидимая пылинка! Но цивилизованный мир изобрел еще более страшное зло – синтетический аналог героина триметилфентанил, в просторечии «белый китаец». Это воистину воплощенная смерть. Средняя разовая доза – 0,02 миллиграмма. Риск передозировки велик и, увы, непоправим. Зато «китаец» дешевле, и это обеспечило ему успех у тех, кому жизнь не дорога. Процесс его изготовления сложен и от посторонних глаз тщательно скрыт. Каждая найденная борцами с наркотиками лаборатория – это победа. Изымают «китайца» граммами. Но недавно питерские чекисты изъяли... 50 килограммов. Этого с избытком хватит, чтобы уморить все население Земли.

Семейная тайна

Такая чудовищная, не имевшая аналогов в России партия была обнаружена во дворе частного дома одного из садоводств Всеволожского района. В доме этом проживала прекрасная дружная семья. Глава ее Олег Нетеребский – подполковник милиции в отставке. Его жена – в прошлом воспитательница детского сада. Хорошие дети: сын – студент-математик, дочка-школьница играет на скрипке. И – кто бы мог подумать! – папу задерживают на Дороге жизни при попытке закладки пакета с 300 граммами «китайца». На тот момент оперативники уже знали, что у него дома работает хорошо налаженное производство смертельно опасного наркотика.

Нетеребского заковали в наручники, приготовились к проведению обыска. Но... произошло невероятное (ставшее потом, разумеется, предметом строгого служебного разбирательства): улучив момент, задержанный освободился от оков и скрылся. Помог ли в том прошлый милицейский опыт или просто улыбнулась ему фортуна, но найти его «по горячим следам» не смогли. Объявили в федеральный розыск, потом в международный, заочно предъявили обвинение и арестовали...

Шел месяц за месяцем. За это время эксперты разобрали «по винтикам» все изъятое оборудование и оценили его уровень как высококлассный. Кое-чего из этого не было даже у самих экспертов. Соответствующим было и качество произведенного продукта. Однако все члены семьи Нетеребского, будучи допрошены, в один голос заявили, что о его незаконной деятельности понятия не имели. Они свято верили, что у себя в гараже и в большом металлическом контейнере он изготавливает удобрения и краску.

По непонятной причине ни у кого из них не возникало вопросов, можно ли на доходы от столь странного бизнеса купить новый внедорожник, квартиры себе и сыну, сделать в этих квартирах хороший ремонт. «Образцовый» муж и отец формально числился на какой-то незначительной должности в некоем ООО, официальных доходов более не имел...

Жену почему-то не насторожило и то, что все телефонные переговоры со своим главным компаньоном Сергеем Федотовым (речь о нем впереди) муж проводил через нее. Сначала созванивались жены, потом они передавали трубки мужьям. А те обменивались загадочными текстами. Говорилось, к примеру: «Мои дальние друзья хотят купить самокат «бэху» 750-ю». Как потом оказалось, это обозначало продажу 750 граммов «китайца» в определенный район Ленинградской области.

Единственным человеком, который признался, что что-то подозревал, была мать Олега Нетеребского. Уважаемый человек, бывшая заведующая районной поликлиникой, она испытала настоящее потрясение, узнав правду.

На кладбище с запиской

Искали Нетеребского почти год. В конце концов выяснилось, что скрывался он не за границей, а в арендованной квартире в Красногвардейском районе. Не пользовался ни телефоном, ни Интернетом, на улицу выходил редко и только ночами. Однажды попытался оставить жене записки в условленном месте на одном из районных кладбищ. На этом и погорел. Неподалеку в момент встречи супругов его и задержали. Никаких документов при нем не было, но жена честно заявила, что это ее муж.

И тем не менее в первый момент были большие сомнения, Нетеребский ли это. Человек разительно изменился – похудел на 30 килограммов, отпустил бороду и начал носить очки. Его доставили в расположенное рядом 26-е отделение полиции, где он прослужил двадцать лет и где его многие еще прекрасно помнили. Но проводить опознание было бессмысленно – его бы никто не узнал. Идентифицировать Нетеребского удалось только с помощью дактилоскопических данных. Еще в начале 1990-х он как сотрудник милиции сдавал отпечатки пальцев. Они и подтвердили: да, задержанный – это именно тот, кого искали. Такие же отпечатки, кстати, во множестве были обнаружены на изъятом оборудовании, упаковках с готовыми наркотиками и прекурсорами (исходными продуктами для их изготовления).

Казалось бы, при столь очевидных и неопровержимых доказательствах самое лучшее, что мог сделать обвиняемый, это полностью признать свою вину и дать исчерпывающие показания. Как правило, в подобных ситуациях люди так и делают – ведь сроки по «наркотическим» статьям гигантские, и это единственный способ смягчить свою участь.

Но Нетеребский, видимо, решил действовать по известной формуле уголовников: кто не колется (в смысле – не признается), тот не сидит. За 16 месяцев следствия он не сказал ни слова. Возникла даже проблема для фоноскопической экспертизы, которая должна была идентифицировать его голос в записанных телефонных разговорах. Пришлось использовать то, что называется оперативно-разыскными мероприятиями. Образец голоса был получен. И экспертиза подтвердила: да, именно этот голос в тех разговорах и фигурировал.

Аналогично получилось и с образцом почерка, который Нетеребский тоже давать отказался. Пришлось использовать его подпись под протоколом отказа от дачи показаний на основании 51-й статьи Конституции, дающей право не свидетельствовать против самого себя. Этот росчерк сравнили с подписями на многочисленных документах, проходивших через его руки в бытность сотрудником милиции, и еще раз убедились: да, это именно тот человек. И именно его рукой исписаны многие страницы в изъятом блокноте с химическими формулами, описывающими синтез наркотика.

Криминальный «Менделеев»

Таким образом, признательные показания Нетеребского следствию, по сути, были уже не нужны. К тому же существенную помощь оказал его выявленный подельник – Сергей Федотов. Ранее уже судимый за наркотики (и судимость еще не была погашена!), он прекрасно осознавал свою перспективу в случае запирательства. Как рецидивисту ему вполне могли присудить и пожизненное заключение. И потому он, что называется, дал полный расклад.

Фантастическое по своим масштабам производство отлаживалось в течение нескольких лет. Через подставные фирмы и по подложным документам закупалось химическое оборудование (кое-что, впрочем, Федотов покупал и легально, поскольку работал в автосервисе и был связан с изготовлением краски).

Участвовавшие в следственных действиях эксперты-химики изумлялись: описываемые техпроцессы содержали ряд ноу-хау, которые не были известны даже им. Между тем Федотов не имел никакого химического образования. При этом не только прекрасно владел профессиональной терминологией, но и на практике применял тончайшие технологии, доступные, казалось бы, лишь специалистам самого высокого класса.

На тот момент, когда в дело вмешались оперативники ФСБ, производство уже работало на полную мощность. Масштабы его были таковы, что оно превысило потребности всего Северо-Запада России (даже слегка снизив там цены на «китайца») и начало снабжать Украину и Белоруссию.

Характерный момент: смерть от передозировки при употреблении «китайца» очень трудно диагностировать. Практически всегда в патологоанатомических заключениях в этих случаях появляется стандартная запись: «Отравление неизвестным веществом». Чтобы проследить пути распространения изготовленного наркотика, следователи запросили во всех регионах СЗФО сведения о смертельных отравлениях. Перелопатив полученную гору информации, они убедились: «китаец» явно сделал свое черное дело, но это никого не обеспокоило, ибо в статистику «наркотических» смертей такие отравления не попали.

Вину не признал

Пока шло следствие по Нетеребскому, дело Федотова было завершено и передано во Всеволожский районный суд. Учитывая чистосердечное признание подсудимого и его помощь следствию, приговор вынесли серьезный, хотя и не предельно суровый: 11 лет колонии особого режима, где отбывают наказание в том числе и приговоренные к пожизненным срокам.

В отличие от своего подельника Нетеребский рассчитывать на снисхождение суда не мог. У него, правда, оставался последний шанс – он мог признать свою вину хотя бы в заключительной речи. Но он этим шансом не воспользовался – вопреки очевидному, заявил, что ни в чем не виноват, является жертвой оговора, а изъятые наркотики и химическое оборудование ему якобы подбросили. Его не смутило даже то очевидное обстоятельство, что подбросить полцентнера «китайца» физически невозможно – все до сих пор изъятое в сумме не тянет и на килограмм...

Приговор для судимого впервые (в отличие от рецидивиста Федотова) был более чем суровым: 18 лет строгого режима и многотысячный штраф. Однако он еще может быть обжалован.

На одной с ним скамье подсудимых, кстати, сидел и его приятель Юрий Белявцев, арендовавший ту самую квартиру, где скрывался сбежавший Нетеребский. Поскольку последний честно признался другу, что скрывается от следствия, Белявцева вполне правомерно обвинили в укрывательстве преступления (ст. 316 УК РФ). Суд признал его виновным, приговорил к штрафу 100 тысяч рублей, но... освободил от наказания по амнистии.

Есть, однако, еще масса людей, которые могли бы составить компанию осужденным «производителям смерти». Это их покупатели – многочисленные наркодилеры всех уровней. Ими чекистам заниматься уже не с руки – соответствующие материалы переданы в бывшую ФСКН, ныне вошедшую в структуру МВД.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook