Главная городская газета

По закону Шкапина —Розенштейна

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
По закону Шкапина —Розенштейна | ФОТО АВТОРА

ФОТО АВТОРА

Улицы Шкапина и Розенштейна. В обиходном сознании – синоним развала, разрухи, депрессии. Даже обидно за этот уголок города. Да, он не самый привлекательный! Зато многое, что происходило и происходит на двух «депрессивных» улицах, вполне может стать основой учебника медленного и часто болезненного процесса развития старого города. Учитывая экономические, культурные и архитектурные особенности Петербурга, иным этот процесс, наверное, и не может быть.

Шаг за шагом – расселили ветхие дома, уговаривая и торгуясь с каждой семьей; кое-что снесли, мучительно преодолевая протесты градозащитников; с грехом пополам и со множеством проволочек начали новое строительство; бросили; начали снова... Прошло 12 лет. Сегодня, когда некоторые объекты – административные и жилищные – уже почти построены и почти сданы, особенно ясно, что работа в медвежьем углу на Шкапина —Розенштейна находится в самой-самой начальной стадии.

Если вся история масштабного проекта реновации этой территории – учебник, то история одного конкретного здания – улица Розенштейна, 39, – важная глава этого учебника. Эта «модерновая» громадина, формой напоминающая букву «ш», была построена по проекту Мариана Лялевича. Архитектора в Петербурге известного и уважаемого. Дом Мертенса на Невском или, к примеру, кинотеатр «Паризиана» (многие годы известный как «Октябрь») – его творения. Но это в 1910 – 1914 годах. А десятью годами раньше был этот доходный дом на Лейхтенбергской улице (впоследствии – Розенштейна) вдали от парадного Петербурга, рядом с «резиновой» мануфактурой и Балтийской железной дорогой. Соответственно месту жили здесь заводские мастера, железнодорожные инженеры из средних, мелкое чиновничество и прочий разночинный люд. Обычный питерский жилой дом.

В этом качестве он благополучно «проскрипел» без капитального ремонта больше ста лет. И за весь свой век он, наверное, не испытывал столь пристального внимания к своей особе, какое испытывает последние четыре года – с момента окончания долгого расселения. Теперь судьбу дома постоянно кто-то обсуждает, осмысливает и определяет. Сносить? Реконструировать? Реставрировать? На эти вопросы пытались ответить межведомственные комиссии: и районная, и городская. Но ответа так и не придумали ни чиновники, ни инвесторы.

Светлана Штукова, чуть более месяца назад ставшая главой Адмиралтейского района, похоже, взялась за дело всерьез и решила четко расставить по своим местам все обстоятельства:

– Здание не является охраняемым памятником архитектуры. Относится к рядовой исторической застройке. Думаю, снос его неизбежен. Дело в том, что оно расположено в «красных линиях», определенных комитетом по градостроительству и архитектуре под расширение дороги по улице Розенштейна. Если здание не снести, никакого расширения, а следовательно, и дальнейшего развития территории не будет...

Прогуливаясь по местности, понимаешь, что «красные линии» и в прошлом-то веке были дому не указ. Тротуар вдоль фасада намного уже, нежели вообще на улице Лейхтенбергской — Розенштейна. Похоже, молодой Мариан Лялевич старался в точности выполнить заказ и помаксимуму использовать каждый аршин хозяйской земли: от стены дома до дороги – от силы метр.

Ну мешает этот дом!

– Может быть, он и мешает, но для начала его необходимо юридически признать подлежащим сносу, – отвечает Штуковой глава городского жилищного комитета Валерий Шиян. – Признавать его таковым должны мы. А мы не можем этого сделать. Стены и другие конструктивные элементы дома крепкие. Так что у нас нет технических оснований, чтобы признать дом тотально аварийным. Да и вообще сегодня верх легкомыслия – принимать решения о сносе исторических зданий. Обстановка накалена. Градозащитники настороже...

Мучительная борьба двух этих точек зрения продолжается. Пока город не примет хоть какого-нибудь решения, инвестору здесь делать нечего. А решение дается трудно.

Окна первого этажа забиты жестью. Впрочем, кое-где видны лазы. По ночам, говорят, дом оживает. Там горят костерки, греются бездомные граждане. Порой случаются пожары. Обстановка на Розенштейна вообще способствует этому образу жизни: почти безлюдно, только автомобили проносятся мимо, рядом вокзал, в грязных переулочках – грязные магазинчики. И центр здешней вселенной – круглосуточный пункт приема стеклотары. Не хочется верить, что это конец. Дом продолжает надеяться на лучшую долю. Быть может, напрасно.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook