Главная городская газета

По минному полю обещаний

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Ленобласть: выходные без большегрузов

Движение грузовиков будет ограничено на 23 дорогах 78 региона, где поток автомобилей наиболее интенсивен. Читать полностью

В автобусах Ленобласти к оплате примут «Подорожник»

Вводить новшество планируется поэтапно, до конца текущего года. Каковы детали проекта?
Читать полностью

Гастролер в стаканчике атакует магазины Петербурга

Мороженое в Северную столицу откуда только ни везут - даже из Сибири. И надо понимать, что чем длиннее его дорога к прилавку, тем больше риска купить «неправильный» продукт. Читать полностью

«Меркурий» проследит за молоком?

«СПб ведомости» провели исследование молочного рынка и узнали что связывает штрих-код, шлагбаум и кишечную палочку. Читать полностью

Кто в должниках у ЖКХ, или развод по-петербургски

История с квитанциями, в которых числились долги по квартплате десятилетней давности, далека от завершения. Потому каждой из 418 тысяч семей, которые получили подобное извещение, стоит разобраться в вопросе и вооружиться некоторыми знаниями. Читать полностью

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью
По минному полю обещаний |  Эти «железные птицы» красиво смотрятся в воздухе. Но их полет пока сопряжен с массой проблем.<br>ФОТО Марины ЛЫСЦЕВОЙ/ТАСС

Эти «железные птицы» красиво смотрятся в воздухе. Но их полет пока сопряжен с массой проблем.
ФОТО Марины ЛЫСЦЕВОЙ/ТАСС

Малогабаритный забрасываемый робот «Юла» – небольшая юркая «гантеля», которую можно запулить в очаг пожара, в логово террористов, в боевые порядки противника или на вражеский объект. Она не боится ни жары, ни холода, мужественно карабкается через все препятствия и делает свое дело – передает информацию. Изделие это – новинка нашего оборонно-промышленного комплекса – было представлено на небольшой выставке в кулуарах ХVIII всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы защиты и безопасности». Неожиданно подумалось, что этот робот – символ нашей сегодняшней жизни: пыхтим, карабкаемся вопреки всем козням и медленно, но верно движемся вперед. Кто там хотел нас придушить? Не получится – посмотрите на «Юлу»!

Дисколет с картинки

Масштаб той пропасти, из которой сегодня выбирается наш ОПК, характеризует всего лишь одна диаграмма, которую в качестве иллюстрации своего доклада привел профессор МАИ, член секции прикладных проблем при президиуме РАН Владимир Корчак. Диаграмма эта показывает динамику изменения количества фундаментальных, прогнозных и поисковых научно-исследовательских работ (НИР) по продукции спецназначения (то есть военной) в системе РАН. Так вот, если в 2001 году таких НИР было 274, в 2006-м уже 162, то в 2010-м – всего одна! Потом начинается рост, и в 2014 году их уже 28.

Кто-то, может быть, не понимает, почему ситуация в РАН рассматривается как «индикатор неблагополучия». Ответ прост: именно в этой системе ведутся фундаментальные перспективные разработки, касающиеся создания «оружия будущего». Система же отраслевых НИИ и КБ занимается преимущественно прикладными разработками, в значительной степени базирующимися на старом советском заделе.

Но и он постепенно скудеет. Как заметил руководитель группы советников генерального директора ОАО «Рособоронэкспорт» Александр Бриндиков, некоторые типы производимого в России оружия находятся на грани выработки морального ресурса и вот-вот станут неконкурентоспобными.

Подтверждением этих слов стал доклад научного руководителя нашей танковой «кузницы», ОАО «ВНИИТрансмаш», Виктора Степанова. Он признался честно: уже к 2010 году «запас прочности» нашего бронетанкового ресурса был практически исчерпан. К тому моменту новых машин у нас в войсках было всего 15% против 65% в США. В нынешнем году мы должны довести их число до 30%. Пока же основной наш танк – Т-72, разработанный в 1980-х годах и за 29 лет эксплуатации морально устаревший. Да, новые разработки – Т-72Б3, Т-90А1 и Т-90МС вполне соответствуют мировому уровню, а по критерию «эффективность – стоимость» даже значительно превосходят его (явно в силу дешевизны нашей рабочей силы), но их воины-танкисты видят в основном на парадах. Кстати, и самих тех воинов у нас лишь менее 30% от потребного количества, а технического персонала даже по нормативам меньше штатовского в разы...

И. о. генерального директора КБ «Арсенал» Александр Ковалев весьма откровенно поведал об использовании воздушно-космических средств для мониторинга морской поверхности. Оказывается, состав предназначенных для этого орбитальных группировок космических аппаратов весьма ограничен. К тому же они «подслеповаты» и имеют ограничения по энергетическим ресурсам. Хромает и автоматизация процесса обработки получаемых данных. В итоге мы видим далеко не все морские объекты, а те, что видим, часто не можем распознать.

В качестве альтернативы «ненадежному космосу» предлагается использовать новое диковинное устройство – летно-подъемную платформу вертикального взлета и посадки «дисколет» корабельного базирования. Правда, пока существует это чудо техники только на картинке, которая и была продемонстрирована восхищенной публике.


Если раны – небольшой

В условиях современной войны решающее значение приобретают оперативность принятия решений, эффективность управления войсками, применение широкого спектра современного оружия: высокоточного, гиперзвукового, средств радиоэлектронной борьбы, беспилотных летательных и автономных морских аппаратов, управляемых роботизированных систем. Появился сейчас, кстати, и термин ОНФП – оружие на новых физических принципах. Из того, что хоть как-то известно: лазерное, электромагнитное, климатическое. Дальше – как подскажет фантазия (специалисты, между прочим, говорят, что некоторые из этих видов вооружений по эффективности сопоставимы с ядерным).

Оценки того, что из этого у нас есть, в каком количестве, каком качестве или по крайней мере на какой стадии разработки, сильно разнятся – от «шапками закидаем» до «колосса на глиняных ногах». Увы, исторический опыт подсказывает, что чаще оказываются правы пессимисты...

Но, оказывается, мало создать новую технику – есть еще большие трудности с ее испытаниями. Как сообщил директор предприятия НИИ «Геодезия» Александр Вагин, в структуре Минобороны сегодня – 16 испытательных полигонов и восемь научно-исследовательских центров. Подчиняются они семи различным ведомствам, а необходимым оборудованием оснащены менее чем на 20%. В США полигонов примерно столько же, но все они объединены единой системой управления и общей информационной базой. Все это, по планам, будет и у нас, но... к 2025 году.

Главным же нашим позором до сих пор остается зависимость от импортных электронных комплектующих (которых у нас пока, как известно, около 90%), что может в один момент свести на нет едва ли не всю нашу оборону.

Кстати, спустя десять дней после окончания конференции Минпромторг обнародовал планы импортозамещения в сфере электронно-компонентной и радиоэлектронной техники. К 2020 году в стране должны появиться отечественные планшеты и смартфоны, ноутбуки и персональные компьютеры, способные заменить зарубежные. В список продукции, которую необходимо осваивать, включены 534 вида вычислительной техники, полупроводниковой СВЧ-электроники, телекоммуникационного оборудования и других электронных компонентов, значительная часть которых относится к продукции военного и двойного назначения.

Таким образом, воевать нам (по крайней мере до 2020 года, когда, как обещают, вооружение нашей армии обновится на 70%) пока не стоит. Ну а если уж совсем не повезет и придется вступить, как говорят военные, в огневой контакт, утешением может послужить представленный участникам конференции инновационный бронежилет. Под слоем защиты из «баллистической» ткани и металлических либо керамических пластин в нем располагаются ячейки со специальным медицинским раствором. Пуля или осколок, пробившие жилет, влетят в организм вместе с «антишоковой инъекцией». Если человек не потеряет сознание или не погибнет сразу, у него будет время позвать на помощь либо (в случае легкого ранения) оказать себе эту помощь самостоятельно.


Реформа армию сгубила

Немаловажный вопрос – кто и как будет той созданной великими трудами техникой воевать? Как заявил в своем докладе генерал-полковник Юрий Букреев, проведенная несколько лет назад реформа Вооруженных сил сказалась на них крайне негативно. «Научно обоснованная» численность личного состава – один миллион человек – по сути, взята с потолка и обороноспособность страны никак не обеспечивает. В сухопутных войсках остались всего 300 тысяч человек. Если учесть, что протяженность наших границ только по суше составляет 22 тысячи километров, то на каждый километр приходится около 13 человек. Даже Москва с самого опасного, западного, направления, считает Букреев, прикрыта лишь на 70 – 80 километров. Со стороны же Восточного и Центрального округов не прикрыта вообще.

Установка на то, что в современной войне «солдат не нужен», а боевые действия будут вестись бесконтактными средствами, нашими потенциальными противниками уже пересмотрена. Опыт всех локальных войн последнего времени показывает, что без присутствия человека на поле боя выполнить задачу невозможно. Между тем наша военная наука как мантру продолжает повторять тезисы о том, что сегодня нужны не массовые армии, а рейдовые отряды, тактические группы. Все остальное, мол, сделает техника. В итоге – явный перекос в сторону средств вооружения и ослабление функций управления, разведки, связи и навигации.

Пересмотреть некоторые устоявшиеся взгляды на нашу обороноспособность заставили и события на Украине, которые продемонстрировали возможность новых угроз. Пришлось задуматься о том, что будет, если бывший «друг и брат», заручившись поддержкой наших потенциальных противников, нанесет нам удар в спину.

При этом надо предусмотреть еще и участие в военных действиях «самостийных» формирований (типа того же «Правого сектора»), частных военных компаний, а также массированное применение против нас мер невоенного характера: экономических, политических, информационных. От последних, как известно, радикальные средства придумать особенно сложно: глобальное информационное пространство дает возможность применения самых изощренных технологий воздействия на человека.

Разумеется, руководство страны масштаб проблемы осознает. В июле прошлого года была начата работа над новой военной доктриной. Она должна была скорректировать аналогичный документ 2010 года и дать ответ на вопросы глобального порядка. Как мы представляем себе потенциального противника? Какими силами и средствами собираемся с ним воевать? Каким будет предполагаемый характер современной войны? И вообще при каких условиях мы считаем для себя возможным начинать военные действия?


Нашу Арктику не трожьте!

В декабре доктрина уже была введена в действие и... сразу же попала под огонь критики специалистов. Президент Академии геополитических проблем доктор военных наук Константин Сивков без обиняков заявил, что изменения, внесенные в предыдущий документ, «несущественные и порой весьма сомнительные, причем некоторые из них носят сиюминутный и конъюнктурный характер». Например, впервые введенное понятие неядерного сдерживания осталось, по сути, голой декларацией. В США такая система базируется на стратегическом высокоточном оружии большой дальности. О том же, как и за счет каких ресурсов она будет строиться у нас, в новой доктрине не сказано.

Не названы там и источники военных угроз. Не объясняется, как предполагается парировать действия вскользь упомянутых «иррегулярных вооруженных формирований и частных военных компаний». Непонятны критерии, при которых страна считает исчерпанным потенциал средств мирного решения конфликтов.

В Стратегии национальной безопасности США есть положение о том, что вооруженные силы страны должны быть способны одновременно вести две локальные войны и победить в них. До 2010 года наша концепция допускала то же при полном мобразвертывании. Если же победы добиться бы не удалось, предполагалось включать ядерный потенциал. Существовали и четкие количественные критерии – что такое вооруженный конфликт, локальная или региональная война. В 2010-м эти критерии исключили, и в новой доктрине их тоже нет. Такая неопределенность, с грустью замечает Сивков, лишь искушает потенциального агрессора «попытать счастья».

Подверг сомнению ученый и целесообразность включения в доктрину в качестве отдельной задачи «обеспечение национальных интересов Российской Федерации в Арктике». Как он считает, «отечественные Вооруженные силы и военная организация в целом призваны обеспечивать защиту национальных интересов во всех регионах мира, где они имеют место быть. Выделение Арктики в этом смысле носит конъюнктурный характер и не имеет существенного политического или военно-стратегического смысла».

Между тем это направление, пожалуй, пока можно назвать единственным, где началась практическая работа по реализации новой военной доктрины еще до ее официального принятия. С 1 декабря начало действовать Объединенное стратегическое командование в Арктической зоне. Основой его стал Краснознаменный Северный флот, усиленный недавно сформированными береговыми и сухопутными частями, а также силами и средствами ПВО.

Осенью прошлого года на архипелаге Новосибирских островов прошли тактические учения по отражению атак с морских направлений. Береговой ракетный комплекс «Рубеж» и самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс наземного базирования «Панцирь С-1» все цели успешно поразили. А 28 ноября так же успешно отстрелялся межконтинентальной баллистической ракетой подводный крейсер стратегического назначения «Александр Невский». Этот пуск в минувшем году был уже пятым.

Да, дышим мы пока неровно и с перебоями. И двигаемся не прямым путем. Но все-таки дышим и идем вперед. И потенциальный противник, с какой бы стороны он ни замышлял удар, несомненно это понимает.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook