Главная городская газета

Пилюля в супермаркете

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью

«В ночь на 22 июня...»: память на рубеже блокады

Традиционная акция памяти пройдет у стен храма святых мучеников Адриана и Наталии в Старо-Панове 21 июня. Детали события – в нашем специальном материале. Читать полностью
Пилюля в супермаркете | РИСУНОК Марины ТУРОВСКОЙ

РИСУНОК Марины ТУРОВСКОЙ

В конце прошлого года Федеральная антимонопольная служба вновь подняла вопрос о продаже лекарств в супермаркетах, в Госдуму был внесен соответствующий законопроект от Минпромторга, а Минздраву страны поручили подготовить список препаратов, разрешенных к продаже рядом с «водкой и селедкой». В итоге из почти двух тысяч безрецептурных брендов было выбрано всего семь групп лекарств (активированный уголь, леденцы-антисептики, капли в нос и т. п.). Торговля утверждает, что ей этого мало, аптеки же требуют вообще закрыть вопрос - мол, лекарства должны продавать только специалисты. Идет конкурентный спор двух рынков. Кто-то вспоминает при этом о людях, лекарства покупающих?

Триллион из кармана россиян

На площади по дороге к моему дому долго «жил» хороший книжный магазин. На его полках можно было найти библиографические редкости, а в свободную минуту - просто полистать книги, попивая кофе с выпеченной здесь же шарлоткой... Магазин закрылся не в одночасье - завсегдатаев предупредили, что книги более не приносят прибыли и хозяйка его продает. Чуть позже на этом месте открыли... аптеку.

Подобных примеров у каждого петербуржца наверняка найдется немало: продажа лекарств - бизнес выгодный в любые времена. Даже в кризисные годы последнего десятилетия цены на лекарства по-прежнему пусть и не так быстро, но растут. И, по словам экспертов, в первом полугодии 2017 года выручка аптечного сегмента составила 85,4 млрд рублей, что на 13% больше, чем в 2016-м.

В целом количество аптечных точек по итогам года увеличилось на 6% - при этом было закрыто 5,1 тысяча аптек, а открыто 8 тысяч. По утверждению генерального директора DSM Group Сергея Шуляка, общий объем фармацевтического рынка за год может достичь 1,3 триллиона рублей.

Из этой суммы около 30% приходится на госзакупки - тоже, кстати, формируемые из налогов россиян. А оставшиеся 70% - это розничная, пока только аптечная, торговля (сюда, кстати, входит и вся амбулаторная помощь, когда люди, не относящиеся к льготникам, покупают лекарства только на свои деньги).

По прогнозам аналитиков, именно розничная доля расходов на лекарства останется драйвером роста фармрынка: он увеличится еще на 8 - 9%. Конечно, фармсообществу хотелось бы побольше, но наша с вами низкая покупательная способность не позволит пока рынку расти столь же быстро, как лет пять назад.

Собственно, за этот почти триллион рублей и борются сейчас продовольственный ретейл и аптечные предприятия, а в последнее время к их сражению пытается присоединиться еще и Интернет. Лозунг, который должен был бы оправдать претензии супермаркетов, связан с конкурентной борьбой, в итоге которой, как заявляется, цены на лекарства непременно снизятся, а их доступность возрастет: человек, у которого нос течет, зайдя за колбасой, сможет тут же, не отходя от кассы, прикупить себе морской водички.

Аптеки на это возражают: мол, мы доступны и так больше некуда, а если наша прибыль упадет из-за ухода группы лекарств в магазины, то на оставшиеся пилюли цены придется поднять, а не снизить!

«Продуктовые сети и сегодня могут продавать безрецептурные препараты - есть такой вид организации, как аптечный киоск, который позволяет получить лицензию и торговать лекарствами, - утверждает исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей Нелли Игнатьева. - В любом случае недопустимо, чтобы средствами для терапии торговал обычный продавец - есть мнение психологов, что может стираться грань между лекарством и продуктом, и бесконтрольное потребление препаратов плохо скажется на здоровье населения».

Под опекой фармацевта

Вот и вспомнили про нас с вами: мол, бесконтрольное применение активированного угля снизит и без того неважное наше здоровье. Аргумент «убойный», поскольку никто объективно оценить состояние здоровья российского населения сегодня не может - практически не по одному серьезному заболеванию нет полных действующих регистров. И потому точки отсчета в споре двух рыночных монстров просто не существует.

Зато всем известны проблемы с получением элементарной поликлинической помощи - если бы в любом населенном пункте, где есть супермаркет, был бы еще доступен и врач, то какая разница, где пациент приобретет выписанный доктором препарат? Но лабазы и аптечные киоски для россиян намного доступнее медиков, и именно поэтому врачебные функции сегодня перенесли на фармацевта в аптеке. Кому из нас не приходилось спрашивать у так называемого первостольника: мол, в ухе стреляет, что посоветуете? Он ведь тоже в белом халате - вроде как на доктора похож.

Некоторое время назад был разработан даже специальный «типовой алгоритм фармацевтической опеки». В нем подробно расписаны правила поведения продавца лекарств. Ему следует объяснить пришедшему в аптеку человеку схему и длительность лечения; взаимодействие выбранного препарата с другими; специальную диету; пояснить, что делать, если тот вдруг пропустил время приема пилюли; и, наконец, не забыть напомнить о необходимости купить следующую упаковку лекарства...

Последним пунктом значится «необходимость контроля за безопасностью так называемого ответственного самолечения». То есть, когда вы пришли за следующей пачкой лекарства, тот же самый фармацевт должен проверить, есть ли в вашем самочувствии положительные изменения. А если нет - вот тут внимательно! - человеку не новую пачку того же лекарства продать, а... отправить к лечащему врачу.

Забавный документ, правда?

Вообще-то концепцию ответственного самолечения Всемирная организация здравоохранения начала разрабатывать еще полвека назад, и сегодня многие европейские страны подсчитывают, сколько они выиграют от перевода некоторых групп препаратов в безрецептурные. Например, в Испании, здравоохранение которой стоит на третьем месте в мире, перенос только пяти препаратов в сектор безрецептурных должен принести экономию в 305 млн евро, которая возникнет, если врачей освободят от «легких» пациентов.

У нас идет обратный процесс - мы как раз пытаемся вернуть в рецептурный сектор очень серьезные лекарства, в том числе антибиотики и психотропы. Поскольку самолечение россиян (не по своей воле, конечно) распространено очень широко, а ответственно ли оно при этом - никто не знает.

Жаль аптеки...
Или нет?

Как часто случается, сторонники торговли лекарствами в магазинах ссылаются на зарубежный опыт - мол, удается же там как-то совмещать одно с другим, и продажа аспирина рядом с колбасой никого не возмущает. «Но при этом почему-то скромно умалчивается, что за рубежом лекарства в супермаркетах зачастую продаются только вследствие того, что в вечернее время аптеки там закрыты. У нас же вполне достаточно работающих круглосуточно, - напоминает московский аналитик Артур Мирзоян. - Хотя вполне естественно, что мнения о подобном нововведении диаметрально разошлись у тех, чей бизнес отнимают, и у супермаркетов, которые могут получить дополнительную выручку».

Если кто-то думает, что на активированном угле и морской воде много не заработаешь, он явно ошибается: по данным аналитиков, объемы продаж активированного угля через тот же Интернет занимают второе место после ксилометазолина (капель в нос), а потом идут панкреатин и хлоргексидин. Назвать все это современными лекарственными препаратами, согласитесь, довольно сложно.

Кстати, редкая аптека сегодня не торгует чаем, конфетами (конечно, очень оздоровляющими), мылом, зубной пастой, БАДами, наконец, относящимися не к лечебным средствам, а к продовольственным товарам. Возможно, именно эта «бизнес-инициатива» аптек потребовала от законодателей как-то упорядочить торговлю не лекарствами в аптеках и лекарствами в магазинах?

Та же продажа биологически активных добавок, являющихся продуктами питания, - очень выгодное дело, и понятно, что торговые сети хотели бы отнять этот рынок у аптечного сообщества. И поскольку «весовая категория» у них несравнимо выше - аптекам, чтобы выжить, несомненно придется поднимать цены на то, что в них останется. По словам одного из экспертов, основным аргументом в споре будет тезис: «Если кто-то помрет от самолечения, все претензии можно будет предъявить Минпромторгу».

Ну эту причину еще надо будет доказать...

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook