Главная городская газета

Отрегулировали... до исчезновения

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Отрегулировали... до исчезновения |  Государство сделало ставку на российские лекарства. Но на выход из «импортной реальности» потребуются десятилетия.<br>ФОТО Максима МАКСИМИШИНА/ТАСС

Государство сделало ставку на российские лекарства. Но на выход из «импортной реальности» потребуются десятилетия.
ФОТО Максима МАКСИМИШИНА/ТАСС

Доступность и эффективность медикаментов – это вопросы, которые волнуют каждого. В последнее время на фармрынке России происходят значительные перемены, которые существенно сказываются как на системе здравоохранения, так и на интересах бизнеса. С одной стороны, правительство разрабатывает ряд мер, призванных остановить рост цен на лекарства, с другой – часть этих инициатив настораживает крупные фармкомпании, работающие на отечественном рынке. Свое видение проблемы обсуждали представители фарминдустрии на ежегодном Российском фармацевтическом форуме Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM), который прошел в Петербурге.

«Фармагеддон» наступает

По оценкам экспертов, цены на лекарства с начала января этого года воспарили в заоблачные дали. Так, по подсчетам специалистов, стоимость медпрепаратов со свободным ценообразованием выросла на 20%, а отдельные лекарства успели подорожать на целых 200%.

Правда, с медикаментами из так называемого списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), регулировкой цен на которые с 2010 года занимается государство, дела обстоят чуть лучше: как следует из отчета Росздравнадзора, за год цены на них выросли всего на 0,4%. Однако и эти средства попали «под удар». Особенно копеечные, стоимостью до 50 рублей. Ведь с момента повышения курса доллара подорожали и все составляющие, из которых они производятся. Дабы не работать в убыток, фармпроизводители стали отказываться от их производства. Только за первый квартал, по данным аналитиков, производство препаратов из списка ЖНВЛП упало на 25%. И потребитель вынужден замещать их другими, более дорогими.

Генеральный директор «Нижфарм», старший вице-президент STADA AG по России, странам СНГ и Юго-Восточной Европы, председатель наблюдательного совета Ассоциации российских фармацевтических производителей (АРФП) Дмитрий Ефимов убежден: внутри государственного механизма ценообразования нет методики, которая позволяла бы гибко реагировать на падение курса рубля. А девальвация плюс накопленная инфляция по издержкам за предыдущие годы в разы превысили допущенный процент индексации цен.

– У меня в портфеле – ряд препаратов, себестоимость которых за последние четыре года выросла в два и более раза, при этом предельно допустимая отпускная цена изменилась на 6 – 7%. У коллег – российских и иностранных, локализовавших свое производство в России, — те же проблемы. В настоящее время в качестве одной из антикризисных мер правительство РФ рассматривает возможность заключения долгосрочных контрактов на поставку лекарственных препаратов для государственных нужд. Инициатива чрезвычайно важная и своевременная, она поддерживается индустрией, ведет к оптимизации бюджетных расходов на систему здравоохранения без снижения качества и объемов предоставляемой медицинской помощи, — добавил он.


Контракт за локализацию

Лекарства, которые закупаются государством по ФЗ-44 через аукционы, составляют порядка 30% рынка. Большинство аукционов проводятся с периодичностью не меньше раза в год, а то и в квартал. Если учитывать все регионы, которые сами устанавливают время их проведения, то получается до сотни электронных аукционов в день. Естественно, что у производителей возникает резонный вопрос: почему нельзя заключать договоры на более длительный срок, заранее договорившись о цене и объемах поставки?

Как считает Марина Велданова, вице-президент по России и странам СНГ Ipsen, председатель комитета по политике в области здравоохранения AIPM, внедрение долгосрочных контрактов может стать одним из эффективных механизмов антикризисной политики. Его применение обосновано в отношении всех препаратов, подчеркивает эксперт, но прежде всего не имеющих аналогов на российском фармрынке. Что касается сроков исполнения долгосрочного контракта, то с учетом особенностей формирования бюджета РФ, а также установленной периодичностью пересмотра перечней лекарственных препаратов (ОНЛС, «7 нозологий») оптимальным будет трехлетний срок.

Правда, аналитики пока не могут ответить, каковы шансы на участие в госзакупках у представителей зарубежных компаний, поскольку одним из ключевых требований для подачи заявки на тендер становится локализация производства. Индустрия все еще находится в ожидании решения по этому вопросу.

Ведь локализация фармпроизводства – сложный процесс, занимающий в среднем несколько лет и включающий в себя несколько этапов. Это поиск и аудит российского партнера или запуск проекта с нуля; закупка оборудования и его монтаж, валидация (комплекс процедур по признанию соответствия производства всем нормам); перенос технологий; подготовка кадров; госрегистрация.

– Многие западные компании локализовались в партнерстве с российской фармой, – уверяет Марина Велданова. – Только за последнее пятилетие компании – члены AIPM инвестировали в различные формы локализации уже свыше двух миллиардов долларов США. И можно сказать, что на сегодняшний день, несмотря на непростую экономическую ситуацию, все еще прослеживается тенденция к дальнейшему развитию инвестиционной деятельности. Однако многое будет зависеть от готовности профильных ведомств подкреплять конкретными мерами курс на привлечение инвестиций в российскую экономику. Мы понимаем и разделяем намерение государства стимулировать компании к более глубоким стадиям локализации, однако последовательно выступаем за диверсифицированные преференции в зависимости от степени локализации без установления каких-либо ограничений в отношении доступа зарубежных производителей на российский рынок.

Как говорят представители AIPM, если до 1 января 2016 года для признания производства местным «достаточно упаковки», то, какими будут требования с 1 января, неизвестно. Предполагается, что государственные преференции будут зависеть от степени локализации – вплоть до производства молекулы.

Если для непатентных продуктов это еще приемлемо, то для патентных нереально. Ведь производство лекарственных препаратов, особенно инновационных, это колоссальные затраты. Так, создание нового эффективного медикамента требует около 12 – 14 лет и до $2 млрд. Из 10 тыс. перспективных молекул только одна ложится в основу медикамента и выводится на рынок. Но даже если успешная молекула найдена, еще не факт, что лекарство дойдет до потребителя: его могут забраковать на любом этапе доклинических или клинических исследований. По статистике, чаще всего медикамент-кандидат не проходит регистрацию по следующим причинам: токсичность (30%), недостаточная клиническая эффективность (27%), неприемлемый профиль безопасности (13%), предпочтение другим препаратам (9%), отсутствие дальнейших инвестиций (5%).

По словам Наиры Адамян, председателя совета директоров AIPM, участвуя в развитии госпрограммы «Фарма-2020», многие иностранные компании локализовывались на территории России, открывали здесь свои заводы, налаживали производство. И вот теперь возникает угроза: их участие в госзакупках может быть ограничено, если степень локализации недостаточно высока. Потенциальных инвесторов подобные разговоры, бесспорно, могут отпугнуть.

– Если, создавая отечественную фарминдустрию, мы не будем создавать условия для развития ее интеллектуальной части, она останется дженериковой, – констатировала эксперт.

– Мы понимаем и принимаем логику, по которой государство стремится к локализации, – говорит Данил Блинов, генеральный директор Pfizer в России, вице-председатель совета директоров AIPM. – Но нужно понимать, что большая фарма живет инновациями – новыми линейками препаратов, которые становятся спасением и улучшением качества жизни для миллионов пациентов. И было бы неправильно из-за неуклюжих и резких движений ограничивать их присутствие в России. Это не в интересах всех участников процесса: в первую очередь пациентов, во вторую – государства, в третью – иностранной и отечественной фарминдустрии.


Губительная параллель

Сейчас российское правительство решает, как можно легализовать в России параллельный импорт. При этой схеме товары ввозятся на территорию страны без прямого разрешения правообладателей и по ценам, как правило, ниже, чем у официальных дистрибьютеров. Однако у экспертов эта инициатива вызывает определенную настороженность. Ведь при отсутствии в России механизма контроля зарубежных производственных площадок нет уверенности в том, что третьи страны будут поставлять медизделия и лекарства надлежащего качества.

– Идея легализовать параллельный импорт возникает не впервые, – напомнил исполнительный директор AIPM Владимир Шипков. – Несколько лет назад общественные обсуждения по этому вопросу уже проводились, и эксперты пришли к выводу, что реализация этой инициативы принесет больше рисков для российского здравоохранения, чем пользы. Обеспокоенность прежде всего вызывают вопросы обеспечения качества и безопасности такой продукции, а также риск возрастания поставок контрафактной и фальсифицированной продукции недобросовестными поставщиками. На наш взгляд, любые предложения, ограничивающие права на интеллектуальную собственность, неизбежно приведут к существенному снижению инвестиционной привлекательности российской фармотрасли, сокращению доступности наиболее современных, эффективных, качественных и безопасных лекарств.

– Но надо понимать, что фармрынок – это ответственный рынок: производитель отвечает за все, что с его препаратом происходит от момента входа на территорию страны до результата лечения, – подчеркнула Марина Велданова. – Мы, как производители, несем за это ответственность. Существует предположение, что с параллельным импортом упадут цены. Возможно. Но цена может быть снижена и другими методами. Зато обеспечить гарантию качества препарата, который поступает пациенту, малореально. Это опасная антикризисная мера, если ее внедрять быстро и сиюминутно. И она не поможет реально решить проблемы доступности медицинской помощи.

Еще один аргумент – допуск на рынок только качественных, эффективных и безопасных препаратов создаст стабильность системы лекарственного обеспечения среди всех ее участников, а также позволит сформировать утраченное за последнее десятилетие доверие медицинского и пациентского сообщества к дженерикам, обращающимся на рынке, считают в AIPM.

– Международная фармацевтическая индустрия является одной из самых наукоемких отраслей промышленности и из года в год занимает лидирующие позиции по показателю объема инвестиций в НИОКР в мире. При этом в рамках своей социальной миссии компании берут на себя ответственность по поиску прорывных решений в терапии различных заболеваний и выводу на рынок новейших лекарственных средств. Одновременно индустрия вправе рассчитывать на аналогичные подходы со стороны регуляторов, которые со своей стороны также должны содействовать развитию инноваций и привлечению дополнительных инвестиций в отрасль, обеспечению максимальной доступности для населения наиболее эффективных, качественных и безопасных лекарственных препаратов, – отметил в заключение Владимир Шипков.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook