Главная городская газета

Отрава для пассажира

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Швартовка к мундиалю

Город подводит итоги навигации-2017 на петербургских реках и каналах, а владельцев и шкиперов малых прогулочных судов уже волнует будущий сезон... Читать полностью

Вопрос–ответ 22 ноября 2017

Хочу отдать даром накопившиеся у меня за много лет книги. Может ли какая-нибудь библиотека или другая организация забрать все книги самовывозом? Читать полностью

Духовные ценности по адресу

«Собор избранных святых», «Святая Троица» и еще 12 икон передали на днях Санкт-Петербургской духовной академии сотрудники следственной службы управления ФСБ России по Петербургу и Ленобласти. Читать полностью

100 миллионов за мыльный пузырь

«Добросовестно заблуждаясь», заслуженная художница России принимала у строителей работы, которые никто не делал Читать полностью

Глухоозерский водоотвод

Сотни квадратных метров вздыбленного грунта, глубокие котлованы, окаймленные металлическим шпунтом, забор, ограничивающий движение автотранспорта. Так выглядит ныне участок Глухоозерского шоссе... Читать полностью

Любовь незрячей Фемиды

По непонятным причинам ее удостоился опасный криминальный авторитет Читать полностью
Реклама
Реклама
Отрава для пассажира | ФОТО Imagineerinx/Shutterstock

ФОТО Imagineerinx/Shutterstock

Утром 12 марта 2016 года у одного из домов на Октябрьской набережной был обнаружен труп мужчины. Среди свидетелей, позвонивших в полицию, нашлись и те, кто видел, как этого человека, еще живого, буквально выбросили из подъехавшей легковой машины. Смерть, судя по всему, наступила буквально через несколько минут после этого. Установить личность погибшего было несложно — при нем была именная банковская карта. Владельцем ее оказался 40-летний сотрудник одного из крупных питерских банков Александр Лаптев. Человек во всех отношениях положительный, к злоупотреблениям алкоголем или наркотиками не склонный. Никаких видимых следов насилия на его теле обнаружено не было. Но... в крови оказалась смертельная концентрация сильнодействующего лекарственного препарата азалептин.

Последний маршрут

Загадочная смерть послужила толчком к расследованию. Разумеется, сразу вспомнилось пятилетней давности громкое уголовное дело таксиста-отравителя. Некто Агарон Галстян, подрабатывавший нелегальным извозом, под разными предлогами предлагал своим пассажирам выпить кофе или газировку с подмешанным туда азалептином. Терявших сознание людей он грабил и выкидывал на улицу. На его счету было (только доказанных!) несколько десятков преступлений, в том числе семь убийств. Галстян получил пожизненный срок. Тема, казалось, была закрыта. И вот — снова...

Выяснилось, что накануне вечером Лаптев пошел в ночной клуб на улице Ломоносова. Судя по всему, выходя оттуда, воспользовался услугами какого-то «левого» таксиста. И дальше следы терялись. Через какое-то время оперативники угрозыска, расследовавшие дело об убийстве (а именно так квалифицировало случившееся следствие), развели руками: ни одной самой малейшей зацепки. Стопроцентный «глухарь»!

И тогда за расследование взялся отец убитого Виктор Александрович Лаптев. Ни в настоящем, ни в прошлом он не являлся сотрудником каких-либо правоохранительных или силовых структур. И образование имел не юридическое, а техническое. Не исключено, что именно это и позволило ему найти единственно верный ход к раскрытию преступления.

Лаптев-старший знал, что у сына был при себе смартфон с функцией геолокации (то есть позволяющий в любой момент времени определять его местонахождение). При осмотре тела гаджета обнаружено не было. Однако, как известно (и оперативники должны были это знать!), все геолокационные данные сохраняются в Сети. Для того чтобы получить к ним доступ, надо только знать принадлежащие конкретному аппарату логин и пароль. К счастью, эти сведения в семье имелись. И Виктор Александрович проследил весь маршрут передвижения сына от клуба до места смерти.

Данные (включающие в себя и скорость перемещения) показывали, что двигался он на машине. При этом она сделала две остановки — у одного из домов в Выборгском районе и на автозаправке. А после того как Лаптева-младшего выбросили из автомобиля, тот отбыл на автостоянку. Свидетели запомнили цифры его номера. И Лаптев-старший, отправившись на эту стоянку, обнаружил там старенькую машину с тем самым номером.

Разумеется, эту информацию он тут же передал оперативникам. Выяснилось, что машина зарегистрирована на некую женщину по имени Татьяна. Живет она как раз в том доме, у которого автомобиль сделал первую остановку. А ездит на нем сожитель Татьяны 29-летний гражданин Азербайджана Рахим Алиев. Он имеет вид на жительство в России, но нигде не работает, а занимается частным извозом. Оперативники отправились на указанную АЗС, проверили там данные видеонаблюдения, относящиеся ко времени появления украденного смартфона. И на этих кадрах увидели лицо Алиева.

За ним установили наблюдение, выявили круг его общения. Так и выяснилось, что в Петербурге действует группа, занимающаяся тем же самым, что пожизненно осужденный Галстян.

Криминальная «химия»

Подкарауливая граждан, возвращавшихся вечером из ресторанов или ночных клубов, злоумышленники предлагали им услуги такси. Поскольку эти люди уже находились в той или иной степени алкогольного опьянения, уговорить их под каким-либо предлогом «промочить горло» не составляло труда.

Дальше начиналось действие «химии». Человек либо терял сознание, либо погружался в определенное, известное медикам состояние, когда сознание не отключается, но контроль за своими действиями у него полностью отсутствует. Например, он с легкостью выдает данные своих банковских карт и пароли смартфона.

Собственно, это все, что злоумышленникам и было нужно. Несчастного выбрасывали на улицу, а когда он приходил в себя, оказывалось, что предыдущие час-два полностью выпали из его памяти. Он помнил, что вышел из клуба, сел в какую-то машину, а дальше... провал. Что за машина, кто сидел за рулем, кто и что говорил и делал — полный ноль. Да, пропали деньги, часы, телефон, банковские карты, но в полицию обращаться бесполезно — ты ничего не сможешь доказать. Потому люди и не обращались.

Обычно, когда в поле зрения оперов попадает организованная преступная группа (или даже отдельный человек с признаками серийного преступника), немаловажную часть их работы составляет поиск в архивах. Поднимают отказные заявления, «глухари» и даже прекращенные дела. Таким образом часто удается раскрыть уже «похороненные» преступления, в том числе и многолетней давности.

В этом случае, увы, было не так. «Улов», полученный в результате такого поиска, оказался мизерным. Между тем данные оперативной разработки ушлых «таксистов» свидетельствовали о десятках преступлений, совершенных группой численностью около 20 человек. Реально же удалось установить лишь четверых. Помимо Алиева это были уроженцы Дагестана Назим Гасанов и Шерзод Кодиров, а также выходец из Азербайджана Нахмад Тарвердиев, имевший на руках лишь советский паспорт и в обычной жизни представлявшийся другими именами. По версии следствия, последние двое, как и Алиев, «работали на линии», а Гасанов чаще всего сидел дома у компьютера и принимал сообщаемые ими данные украденных банковских карт. Даже если ПИН-коды злоумышленникам узнать не удавалось (иногда их жертвы реально теряли сознание и ничего сказать не могли), он снимал деньги, перебрасывая их на другие карты или делая покупки в интернет-магазинах.

Как в таких условиях «привязать» предполагаемого преступника к конкретной жертве, учитывая, что последняя с большой вероятностью никого из злоумышленников опознать не сможет? Задача, казалось бы, архисложная. Но помогла оперская удача.

18 июля прошлого года пассажиром ушлого «таксиста» стал петербуржец Вячеслав Спичак. Выйдя из бара, он поймал машину, потом по предложению водителя что-то выпил, отключился, но... пришел в себя раньше, чем оказался на улице. Обнаружив, что лишился телефона, банковской карты и денег, тут же «наехал» на водителя. Тот ответил нецензурной бранью и, остановившись, попытался выкинуть Спичака из машины. Завязалась потасовка. Вячеслав даже умудрился повредить в машине дверь, но в итоге все равно остался «за бортом». В тот же день он обратился с заявлением в полицию.

Найти злоумышленника оперативникам на этот раз не составило труда — это был Кодиров, находившийся под их плотным наблюдением. Записанным оказался его разговор с Гасановым, в ходе которого он диктовал данные банковской карты Спичака. Кодирова задержали, и Спичак его уверенно опознал.

Покурим-ка?

В начале сентября за решеткой оказались и Алиев с Гасановым. На этот раз последний сам принял участие в работе с пассажиром. Им оказался петербуржец Максим Соколенко. Отметив свой день рождения в ресторане, он вышел на улицу, сел в незнакомую машину... Ему предложили выпить, он отказался. «Тогда покурить?» Впоследствии Максим сам удивлялся, почему согласился — ведь он же не курит.

После сигареты пассажир, что называется, «поплыл». Его высадили около дома. Добравшись до порога, он вызвал «скорую». Та увезла его в больницу, а там диагностировали отравление клофелином. А из кармана отравленного после поездки в «такси» пропали телефон, банковская карта и водительское удостоверение.

К счастью, он смог опознать задержанных. И те признались: да, мы его подвозили и прикурить действительно давали. Но никакой отравы в сигарете не было — только невинная, по их мнению, травка, известная на Востоке под названием «тух».

В дальнейшем как они, так и задержанный в декабре Тарвердиев выдадут еще не одну версию по поводу найденных у них в машинах и на квартирах сильнодействующих таблеток и жидкостей с растворенной в них опаснейшей «химией». «Подкинули», «Не знаю откуда взялось», «Это успокаивающее средство»... В отрыве от прочих деталей каждый из этих аргументов, возможно, и имел бы право на жизнь. Но общая картина, складывающаяся из множества разнообразных «кирпичиков», сомнений, кажется, уже не оставляет.

Как хорошо известно опытным сыщикам, ни один даже самый изощренный преступник не может учесть всего и обязательно проколется на какой-нибудь мелочи. Фигуранты же данного дела явно не блистали образованием и потому сделали следствию несколько хороших «подарков».

Одержимые жадностью, некоторые из них вставляли сим-карты из краденых телефонов в свои. Судя по всему, они не знали, что каждый аппарат имеет свой индивидуальный номер, который фиксируется оператором при разговоре. И теперь следователь, что называется, выкладывает козыри на стол: «Телефон твой, а карта в нем — того человека, который оказался отравлен и выброшен на улицу. Будем запираться или проявим благоразумие?».

Под воздействием подобного рода аргументов Алиев и Гасанов вынуждены были признать разбойное нападение на Лаптева. Дали полный расклад, в том числе и при выезде на место, где выкинули его из машины. Но о том, что он в результате скончался и им вменяется его убийство, они узнали лишь на суде по поводу продления срока ареста. Отыгрывать назад было поздно — фактически они уже сами себя «закопали» и им остается только переваливать вину друг на друга.

По большинству вменяемых им статей обвиняемые, однако, своей вины не признают.

— Думаю, в конечном итоге свое положение они этим только ухудшат, — говорит старший следователь по особо важным делам питерского управления СК Иван Стасенко. — Да, в деле всего шесть эпизодов, но доказательства по ним безупречны. Материалы опознаний, экспертиз, показания средств объективного контроля. Все эти данные идеально стыкуются друг с другом и, я уверен, никакой надежды обвиняемым не дают.

Будем надеяться, что предстоящий суд воздаст предполагаемым отравителям по заслугам. Нам же, наблюдающим за ситуаций со стороны, важно помнить: их соратники гуляют на свободе и, возможно, где-то уже бодяжат новую отраву. Помните об этом! И, садясь в машину к очередному «бомбиле», ни в коем случае не соглашайтесь на его предложение выпить-покурить. Даже если душа очень просит. В противном случае есть много шансов, что ваша душа расстанется с телом гораздо раньше назначенного срока.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook