Главная городская газета

Окна с видом на Лхасу

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью

«В ночь на 22 июня...»: память на рубеже блокады

Традиционная акция памяти пройдет у стен храма святых мучеников Адриана и Наталии в Старо-Панове 21 июня. Детали события – в нашем специальном материале. Читать полностью

Петербург - Хельсинки: поезда, автобусы, пересадки

В самый разгар чемпионата мира по футболу в России, в соседней Финляндии начался ремонт на железнодорожных путях. Как это затронет пассажиров поездов между Петербургом и Хельсинки? Читать полностью

«Зеленый свет» для природного газа

Партнерство с немецкими производителями, выпуск уникального оборудования, обновленная карта АЗС: все это (и многое другое) - ближайшее будущее Петербурга и Ленобласти. Читать полностью
Окна с видом на Лхасу | Даже хранитель Тибетского фонда вряд ли может сказать, какие еще находки нас ждут.<br>ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Даже хранитель Тибетского фонда вряд ли может сказать, какие еще находки нас ждут.
ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Петербург не похож на столицу Тибета город Лхасу. Ну то есть вообще ничего общего. Там - разреженный горный воздух, от которого противно кружится голова, и горизонт закрыт самыми высокими пиками планеты. А у нас вечно моросящее низкое небо и отражающиеся в водах каналов императорские дворцы. Но на самом деле связь есть. И крепче, чем тебе, дорогой читатель, может показаться.

Тибетский фонд Института восточных рукописей - это две небольшие комнатки под самой крышей роскошного Новомихайловского дворца на набережной Невы. Сперва нужно долго подниматься по лестнице, потом придется, пригнув голову, пройти в крошечную дверь. На стеллажах кипами разложены узкие бумажные полосы: сотни тысяч листов с непонятными значками. Именно так выглядят священные писания тибетского буддизма.

Хранителя фонда зовут Александр Зорин. Сотрудников в фонде всего двое плюс молодая аспирантка родом из Тывы. Когда я пришел, аспирантка занималась странным делом: аккуратно укутывала старинные книги в ярко-оранжевую ткань. Я поинтересовался, зачем она это делает, и Александр объяснил, что, во-первых, конечно, для лучшей сохранности, но, во-вторых, еще и потому, что книги эти не просто старинные, а еще и священные. Для буддистов Центральной Азии каждый листок - предмет трепетного религиозного поклонения.

История, которой Зорин занимается несколько последних лет, началась с того, что в 1721 году в турне по европейским столицам из Петербурга отправился самый первый директор Кунсткамеры Иван Данилович Шумахер. Задача ему была поставлена лично самодержцем Петром: завербовать хотя бы нескольких спецов, которые согласились бы переехать на берега Невы. Ну и (дабы показать, что ученым в Петербурге будет чем заняться) в европейских салонах и академиях Шумахер демонстрировал желающим невиданный раритет: несколько страниц из книг, написанных на тибетском языке.

Триста лет назад Тибет был, наверное, самым неведомым местом на планете. Даже о джунглях Амазонии какие-то крохи информации у европейцев имелись, но вот насчет Тибета не было известно почти совсем ничего. На тогдашних картах внутренние районы Азии были сплошь закрашены белым, и никто на свете не мог сказать, что за люди там живут и вообще живут ли там хоть какие-то люди.

Поэтому рукописи вызвали в Европе ажиотаж. Их бросились изучать, пробовали переводить, несколько раз публиковали. Среди образованной парижской публики сразу пополз слух, что в дебрях Азии русским удалось отыскать столицу допотопной Скифии.

На самом деле никакую столицу Скифии русские, конечно, не нашли. Прорубив окно в Европу, Петр принялся с тем же усердием рубить окошечко еще и в Азию. Ответственным за восточное направление считался сибирский губернатор Матвей Гагарин. Порядок на восточных рубежах империи он наводил железной рукой. И как-то во время рейда в верховьях Иртыша отправленные Гагариным казаки наткнулись на брошенный буддийский монастырь. Вернее, даже на два монастыря: один получил название «Семь палат», а второй стал известен как Аблай-хит.

- В Аблай-хите была огромная библиотека тибетских книг, - рассказывал Зорин. - Но для военных и русских поселенцев их ценность вряд ли была понятна. Статуи, украшения, буддийские иконы были разграблены, а книги большей частью просто погибли.

Чем дальше в глубь Центральной Азии продвигались русские разведчики, тем больше странных мест открывали. Например, на одном из притоков Енисея они наткнулись на большой пещерный храм. И библиотека опять почти целиком погибла. Глава казачьего отряда Иван Нашивошников из любопытства прихватил с собой пачку страниц, а остальное, по его словам, «ребятишки пустили на хлопушки».

Грамотные офицеры или, скажем, пленные шведы (из захваченных под Полтавой и сосланных в Сибирь) пытались коллекционировать странные книги из брошенных монастырей, и время от времени в разных городах Европы до сих пор всплывают отдельные листы. А основная их часть недавно была выявлена у нас. В собрании того самого петербургского Института восточных рукописей.

В крошечной комнатке под крышей Новомихайловского дворца было довольно темно. Хранитель Тибетского фонда Александр Зорин сидел возле самого окна, выходящего на Миллионную улицу. Где-то за его спиной, далеко на востоке, за тысячи километров от Марсова поля лежала столица Тибета, странный город Лхаса.

- При Петре из всей библиотеки монастыря в Аблай-хите до Петербурга добралось лишь шесть листов, - рассказывал он. - И, по-видимому, все они сегодня хранятся в Европе: пять в Лондоне, один, скорее всего, в Париже. В следующем году я планирую съездить в Париж, чтобы попробовать этот листок отыскать.

- А в Петербурге из тех находок не уцелело совсем ничего?

- Почему ничего? - пожимает плечами Александр. - Кое-что осталось.

В 1718-м разъяренный Петр вызвал вконец проворовавшегося Гагарина в Петербург. Чтобы хоть как-то смягчить царский гнев, с собой тот привез чуть ли не две подводы подарков. Среди них было старинное золото, нарытое в сибирских курганах, а также несколько листов из тибетских священных книг.

- Подарки Гагарина не спасли. Два года он просидел в колодках, а потом на Троицкой площади напротив места, где сегодня стоит особняк Кшесинской, ему отрубили голову. Привезенные же Гагариным тибетские рукописи Петр хранил в своем личном кабинете и, говорят, любил иногда их рассматривать. Что именно происходило с ними дальше, на протяжении почти трех столетий, долгое время известно не было. Постепенно они словно растворились среди разрастающейся коллекции тибетских и монгольских книг, и только недавно мне и моим коллегам удалось их отыскать. Вот они, если хотите, можете посмотреть.

Конечно же, я хотел. Страницы тибетских книг (самых первых тибетских книг, попавших в Европу) оказались синего цвета, а буквы золотые. Значки тибетской письменности напоминали следы птичьих лапок на снегу. Неудивительно, что самодержец Петр так любил смотреть на эти странные узоры.

Я поднес страничку поближе к глазам. Увы: при тусклом свете окна разглядеть на листке бумаги отпечаток ладони императора мне так и не удалось.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook