Главная городская газета

«Не нашел и искать не буду»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
«Не нашел и искать не буду»  | Уверенный вид этого бойца отнюдь не означает, что он в полном объеме исполнит имеющее силу закона решение суда.<br>ФОТО Антона БУЦЕНКО/ТАСС

Уверенный вид этого бойца отнюдь не означает, что он в полном объеме исполнит имеющее силу закона решение суда.
ФОТО Антона БУЦЕНКО/ТАСС

Обращайтесь в суд – к этому совету сводится сегодня практически каждая юридическая консультация. Разумеется, при этом наши юристы исходят из положительного опыта цивилизованных стран, где судебная процедура является универсальным средством решения едва ли не любых жизненных проблем. В США, к примеру, обратиться в суд для человека – все равно что сходить в магазин за хлебом.

И если уж истец добился положительного решения и в его пользу взыскана какая-то сумма, у него голова не болит – эта сумма, считай, у него уже в кармане. Мы же, увы, позаимствовав внешнюю форму, содержанием ее не обеспечили. Решение суда сплошь и рядом остается пустым звуком. Примером тому – история, которую поведала мне преподаватель одного из питерских вузов Мария Николаевна Шеметова.

Прокормили... клады

В начале 1990-х Шеметова, тогда молодой аспирант, познакомилась с удивительным человеком Альбертом Мартыненко. По первому образованию врач-нейрохирург, тот был режиссером, сценаристом, заядлым путешественником, создателем многих документальных фильмов. Писал статьи и рассказы, публиковался в журналах. Был он гораздо старше Марии, но... сердцу не прикажешь.

В 1995-м у них родилась дочь Полина. Времена тогда были тяжелые. Студия документальных фильмов, где работал Мартыненко, закрылась. Его коллеги по творческому цеху бедствовали – иные пошли «грузить вагоны», кто-то запил, кто-то и вовсе погиб. Альберт уже был готов пойти служить кондуктором в трамвае, но его спас талант. Он решил написать книгу, которая бы позволила заработать хорошие деньги и прокормить семью.

Книга эта, над которой он работал ночами на кухне, называлась «Невостребованные клады. По запискам лагерного врача». Главный ее герой – врач Соловецких лагерей особого назначения – выслушивал исповеди заключенных, которым не суждено было вернуться на свободу. Несчастные рассказывали доктору свои самые сокровенные тайны, в том числе говорили о спрятанных кладах. При этом называли они совершенно конкретные адреса по всей стране.

Огромный опыт путешествий в сочетании с писательским даром позволили Мартыненко умело сочетать документальные факты с вымыслом. Помогли и годовые подписки на журнал «Вокруг света», которые много лет ждали своего часа на пыльных антресолях.

Книга была быстро издана и имела огромный успех. Однако не совсем тот, на который рассчитывал автор. Он, выросший в эпоху идеологических запретов, пытался эзоповым языком рассказать о судьбах заключенных. Но в читателях 1990-х она пробудила порыв кладоискательства. Люди бросились по указанным в книге привязкам искать сокровища! Некоторые потом присылали дневники путешествий, другие, говорят, даже что-то находили... Мартыненко был доволен: «Пусть хоть немного поживут на природе!». Тираж был сметен с полок в считанные месяцы, и это позволило молодой семье пережить трудные времена.

В 2001 году Альберт Мартыненко умер после тяжелой болезни. А в 2009-м к Марии Николаевне обратился известный телевизионный режиссер с представителями некоего ООО «ПС – Промоушен». Они предлагали передать им исключительные права на использование литературного произведения для экранизации «Невостребованных кладов» Мартыненко. При этом Шеметовой полагалось вознаграждение в размере... 3000 рублей.

Разумеется, она отказалась, при этом благоразумно умолчав о том, что наследницей авторских прав Мартыненко на самом деле не являлась. Брак супруги не зарегистрировали, и потому права наследовала их дочь Полина, на тот момент несовершеннолетняя. После смерти мужа, признает Мария Николаевна, о том, чтобы оформить необходимые бумаги, она не подумала. Но после вышеописанного предложения срочно это проделала. И, как оказалось, не зря.

В ноябре 2009-го в эфире телеканала «ТВ-3» появился широко разрекламированный сериал «Клады России». Создан он был тем самым ООО «ПС – Промоушен», занимающимся производством, прокатом и показом фильмов. Изобилующий кровавой мистикой и картинами продажи найденных сокровищ на престижных аукционах, сериал был представлен как документальный (!). При этом каждый, кто читал книгу Мартыненко, с первых кадров узнавал сюжет. Однако никакого упоминания об авторе в титрах не было.


Выигрыш, равный поражению

Мария Николаевна в качестве законного представителя собственной дочери обратилась в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с иском о нарушении авторских прав. С ответчиков в лице указанных ООО и телеканала она требовала взыскать по 1,5 миллиона рублей. Сумму полагала адекватной, так как каждые 10 минут фильм прерывался рекламой, которая, как известно, стоит немалых денег.

– В зале судебных заседаний, – вспоминает Шеметова, – разыгрался настоящий фарс. Представитель ответчика заявил, что тот самый врач, от лица которого ведется повествование, – реальное лицо, и фильмы делались с его непосредственным участием. Я, может быть, и поверила бы, но образ этого врача создавался при мне, на кухне. Его реальным прототипом был закадычный друг Альберта Алексеевича кинорежиссер Яков Назаров, живущий в Москве. Мне пришлось пригласить его на суд. Он приехал и дал показания, в которых категорически заявил: лагерным врачом никогда не был, клады не откапывал и в создании данных фильмов не участвовал.

Суд назначил экспертизу на предмет сопоставления «аудиовизуального и литературного произведения». После тщательного исследования выяснилось, что одна из трех вышедших в эфир серий (цитирую решение суда) «не является самостоятельным оригинальным произведением относительно рассказа А. А. Мартыненко. «Откровение ординарца командарма Михаила Тухачевского» оказалось производным относительно данного рассказа».

Исковые требования, таким образом, подтверждались лишь частично, и 11 октября 2012 года суд вынес решение о взыскании с каждого из ответчиков по 150 тысяч рублей. 4 февраля 2013-го решение вступило в законную силу. 29 апреля того же года судебный пристав Виталий Олешко вынес постановление о возбуждении исполнительного производства в отношении ООО «ПС – Промоушен». Далее наступила тишина. Месяц за месяцем Шеметова обивала пороги службы судебных приставов, звонила Олешко, ходила к нему на прием.

– Часы приема, – вспоминает она, – часто совпадали со временем моей работы. Приходилось отпрашиваться, переносить занятия. Но от Олешко слышала лишь отговорки: «Я звонил, там никто не берет трубку», «Я не знаю, где находится это ООО». Я нашла ему официальный сайт этой фирмы, где она размещала рекламу своей деятельности. Там был и адрес, но Олешко ни разу туда не съездил. Продолжались те же отговорки: «Я звонил, директор за границей, без него никто ничего не знает»...

Прошло без малого два года.

10 февраля 2015-го Мария Николаевна обратилась к Олешко письменно с просьбой сообщить, когда же будет взыскана присужденная судом компенсация. В ответ судебный пристав отчитался о проделанной работе. Им отправлены запросы в различные инстанции «для установления имущественного положения должника». 25 декабря 2013-го (через 8 месяцев после возбуждения исполнительного производства!) он вынес постановление о розыске счетов и наложении ареста на денежные средства указанного ООО. 13 мая 2014-го (более чем через год!) вынес еще одно постановление – о запрете регистрационных действий в отношении и объектов недвижимого имущества должника. Кроме того (неизвестно, правда, когда), он «отправил требование генеральному директору организации». Судя по результату, ни денег, ни имущества у данной организации нет.

Понятно и ребенку: за то время, пока пристав раскачивался, должник мог тысячу раз все имущество попрятать, все счета обнулить, а фирму перерегистрировать на другое юридическое лицо.

Но ООО «ПС – Промоушен» явно никаких таких действий не предпринимало. Более того, похоже, о бурной деятельности Олешко там даже не знают. Согласно сведениям, размещенным на одном из информационных порталов, в отношении данного ООО исполнительных производств нет. Оно, судя по всему, никуда не скрылось, продолжает работать. И хотя его доходы почти равны расходам и прибыль минимальна (обломись, налоговая!), «по состоянию на 31.12.2013 у организации достаточно собственных оборотных средств, необходимых для текущей деятельности и финансовой устойчивости».

Организация, напомним, занимается производством, прокатом и показом фильмов, что, как известно, дело не дешевое. Как вы думаете, есть ли у нее в загашнике 150 тысяч рублей? Я думаю, что есть. А судебный пристав Олешко (имеющий, кстати, возможность это лично проверить), вероятно, думает, что нет.


Энергия бездействия

26 февраля нынешнего года Мария Шеметова обратилась в Выборгский районный суд с заявлением об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя. Там поначалу решили оставить заявление без рассмотрения. Шеметова написала жалобу в городской суд, и тот признал позицию районного неправильной. Заявление приняли, рассмотрение началось. Разумеется, ни сам Олешко, ни его руководство с заявительницей категорически не согласны. С их точки зрения, пристав сделал все возможное, никаких законов не нарушил. А то, что деньги не удалось взыскать, так это обычная история. Ну нет денег у должника! А на нет и суда нет.

Согласитесь, очень удобная позиция. Ведь у взыскателя нет никакой возможности проверить, действительно ли должник гол как сокол или пристав просто не хочет работать. Разумеется, никто не подпустит Марию Николаевну к банковским счетам ООО «ПС – Промоушен» или к перечню его активов. А пристав Олешко будет улыбаться ей в глаза и говорить: «Работаем, Мария Николаевна, денно и нощно, ищем для вас деньги. Но пока, вот беда, ни копеечки не удалось найти!» И никто его за нулевой результат работы никак не накажет. И даже если суд признает его бездействие незаконным, это само по себе не приведет к появлению в кошельке Шеметовой полагающихся ей по закону 150 тысяч.

Допускаю, читатель, у вас после всего вышеизложенного возникают сильные сомнения насчет того, стоит ли вообще связываться с судами, пытаясь взыскать с кого-то денежные средства, даже если правда стопроцентно на вашей стороне. Те, кто испытал не себе нашу судебную процедуру, прекрасно знают, что это практически всегда требует затраты огромного количества времени, нервов, денег на адвокатов. Рассмотрения порой длятся годами, взыскиваемые суммы съедает инфляция.

Если же вожделенное решение все-таки получено, одобрено всеми вышестоящими инстанциями и вступило в законную силу, то исполнять его... будет пристав Олешко. И спустя год-другой вы поймете, что все борения и жертвы были напрасны.

Стоит ли говорить, что подобная, как выразился великий классик, энергия бездействия дискредитирует всю судебную систему, делая абсолютно бессмысленными советы многомудрых юристов «решать вопросы в судах»? При этом сам г-н Олешко живет в сознании собственной правоты и безукоризненно выполненного долга.

Что же касается Марии Николаевны Шеметовой, то ей предстоит еще одна аналогичная эпопея – взыскание 150 тысяч с телеканала «ТВ-3». Трудность заключается в том, что в отличие от ООО «ПС – Промоушен», располагающегося в Петербурге, оный телеканал находится в Москве. Туда не наездишься, тем более при весьма небольшой преподавательской зарплате. 6 февраля нынешнего года Шеметова отослала исполнительный лист главному судебному приставу Москвы А. В. Стебакову. Согласно закону, этот документ должен быть в пятидневный срок направлен в подразделение судебных приставов по территориальности. Идут месяцы, ответа нет.

Между прочим, Мария Николаевна одна воспитывает дочь. Девушке уже 20 лет, она учится в СПбГУ. Но это уже, как говорится, лирика, не имеющая отношения к делу.


Понятно и ребенку: за то время,
пока пристав раскачивается, должник может
тысячу раз все имущество попрятать,
все счета обнулить, а фирму перерегистрировать
на другое юридическое лицо.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook