Главная городская газета

Налог на веру

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Как вытащить «девицу» из ее «темницы»?

Посеять морковку - дело недолгое. А вот процесс выращивания зачастую сопряжен с проблемами. Как их избежать, рассказывает автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Садовый эстет с вредным характером

Этот жук похож на майского, цветом «зеленый металлик». И название у него приятное - бронзовка золотистая. Правда характер оставляет желать лучшего. Читать полностью

Три уровня заботы для цветущего сада

Как сохранить домашний сад здоровым? Легко - стоит лишь постоянно соблюдать 3 важных условия. Читать полностью

Цветник своими руками

Хотите красивый цветник с долговечной композицией? Автор «СПб ведомостей» рассказывает, как воплотить эту мечту в жизнь. Читать полностью

Петербург представил облик современной библиотеки

В северной столице состоялся архитектурный конкурс «Арт-резиденция». Первое место было по праву присуждено самому достойному. Читать полностью

Музея нет, но копий сломано немало

Продолжаются споры вокруг нового музея на Смольной набережной. В сути вопроса постарались разобраться «СПб ведомости». Читать полностью
Налог на веру | Святые лики с икон как-то незаметно перекочевали на посуду...<br>ФОТО АВТОРА

Святые лики с икон как-то незаметно перекочевали на посуду...
ФОТО АВТОРА

– А что, у вас теперь принято на кружки молиться? – разглядывая лик Богоматери на столовом приборе, спросила продавца церковной лавки моя 80-летняя тетушка, приехавшая погостить в северную столицу. – На кружку молиться не надо! Из нее надо пить богоугодный напиток с благоговением, – ответила нам продавец. – А что если я буду пить, скажем, кефир и при этом облизывать фотографию вашей мамы?

Я представила, какие муки ожидают меня в ближайшую неделю.

Моя тетушка – учительница с 53-летним стажем, посещает Петербург раз в два-три года, непременно объезжая и обходя все духовные центры. Имя у нее говорящее – Славиона (Слава Пионерии) Ивановна. Она – дитя начала 1930-х, названная так отцом в честь первого пионерского отряда в псковской деревне, и так же бодра и бесхитростна, как тот первый пионерский отряд. Впечатления от культурной столицы она собирает и хранит с профессионализмом педагога.

На кладбище Александро-Невской лавры она отказалась платить 50 рублей за просмотр надгробий известных людей, о которых рассказывала ученикам, запальчиво заявив билетеру, что на кладбище надо почитать не имена скульпторов надгробий, а то, что под ними – в земле, и над ними – в небесах, иначе смысл кладбища пропадает! В общем, посочувствовала известности, ставшей предметом коммерции: «Вот у нас в деревне даже за землю платить не надо – бесплатно зароют! И никто из любопытных не потревожит».

Во Владимирском соборе, куда мы зашли заказать сорокоуст по ее покойному мужу, Слава Пионерии Ивановна, оплатив требу в лавке, долго разглядывала талон на получение просфоры и, увидев очередь, в которую надо встать за ее получением, опечалилась. Да так, что с талоном, без просфоры молча побрела к выходу: «И с хлебом небесным у вас уже перебои?». И мы поехали домой...

До ночи мы пили чай. То заводясь и споря, то мирясь и поглаживая ее сухую руку, я пыталась объяснить сомневающейся тетке, что все эти «нонсенсы» к Богу отношения не имеют, что, глядя на эти примеры, нельзя отторгать истинную суть православия...

«Знаешь, девка, давай без дураков! – сказала мне тетушка. – Твой прадед прожил 98 лет в обнимку с прабабкой Пелагеей, Библией и единственной иконой. А для твоих «нонсенсов» у него была большая деревянная ложка, которой он, когда кончались аргументы в пользу существования Бога, бил оппонента в лоб! Дед твой, коммунист, не раз с шишкой на лбу хаживал».

Наших много повидавших стариков не проведешь, подумала я. В них, прошедших войны, блокаду, послевоенную разруху, еще помнящих собственную громаднейшую веру в будущее и всеобщую соборность в стремлении к нему, на которых-то и выжила, и была восстановлена страна, сохранилась чистота смыслов. Всякие коммерческие «нонсенсы» они отторгают. Либо мирятся как с явлением, на которое уже не повлиять.

Помню, как один пенсионер просил у служителя позволения пройти к иконе Божией Матери «Призри на смирение» в Троицком соборе Пскова и получил отказ. Расстроенный, он стал объяснять, что проездом в городе, что всего на десяток минут заскочил в храм, что эта икона так значима в его жизни – отставного военного. Позволили... Но человек был расстроен ужасно! Какая уж тут молитва?

Подобная история произошла в храме Казанской иконы Божией Матери Новодевичьего монастыря с автором – во время соборования на просьбу позволить подойти к иконе преп. Сергия Радонежского помянуть покойного мужа охранник ответил агрессивным отказом, а попытки объяснить что-либо пресек угрозой вызвать «скорую» из психушки. К иконе я все же подошла. Случился маленький скандал с жалобами священнику, который посоветовал простить охранника по-христиански. Только и всего.

По-прежнему посещая этот храм, я частенько наблюдаю «нервные» отношения охранника с прихожанками. Женщинам не нравится, что замечания им делает охранник-мужчина, что он навязчиво следит за длиной юбки и наличием платка. В раннехристианской церкви этими вопросами заведовали женщины – диаконисы – вдовы при храме. Почему бы эту забытую традицию не вернуть?

Еще возмущает то, с каким пренебрежением прихожане относятся к людям, которые только ищут дорогу к Богу, называя их «захожанами». Меня пять лет назад встретили вопросом: «А вы давно воцерковились? Нет? Тогда лет через двадцать будете иметь право возражать!». Слава богу, до удостоверений «истинного христианина» мы пока не дожили...

Позволю себе привести последний из самых распространенных «нонсенсов» – это убеждение, что свечи, которые вы ставите в храме, вы обязаны купить в храмовой лавке. Многие же покупают их оптом – в магазине, чтобы и дома были, и в храме в очереди не стоять. Против этой традиции возражают продавцы лавок, наблюдающие за посетителями настолько бдительно, что некоторым приходит в голову подняться и начать вынимать зажженные свечи, попутно просвещая о правилах пожертвования в храме: «Вы их в магазине купили – там и молитесь»! И многие ли посетители станут прихожанами храма, где их «просветили» так не по-божески, даже если смирят себя до сочувствия к душам, исковерканным поклонением кесареву динарию на святом месте?

Помочь человеку сохранить в себе образ Божий – такова истинная миссия церкви во все времена. Это значит – сохранить в себе теплоту, любовь и милосердие к окружающим. Для осуществления этой миссии церкви самой надо иметь в себе эти ценности – не декларативно, а на деле. Для начала начать уважать женщин, просто зашедших в храм, пусть даже и посмотреть на «красоту», и не завлекать своих прихожан в рыночные отношения, не демонстрировать пренебрежение к их небогатым дарам, не штамповать святые лики на чем попало – лишь бы купили.

Проблема же содержания храмов как хозяйствующих объектов – тема сложная, как раз и порождающая большинство «нонсенсов», однако решаться она должна также по-божески. Мой же рецепт прост: сколько христиане могут содержать на свои добровольные пожертвования (согласно велению собственной совести и весомости кошелька), столько их и должно стоять. Наберется у россиян веры на десяток церквей – значит, им и стоять.

Православие в последние годы принято публично называть «культурообразующей религией», имея в виду тот дух любви и милосердия, которым пронизана самая его суть. Но до сути человеку, особенно неофиту, еще надо дойти – мимо сребролюбивого кесаря, который в храме хозяйничает. Сегодня его «культурообразующее» влияние столь явно, что моя тетка может уже не успеть...

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook