Главная городская газета

Молоко бразильского разлива

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Молоко бразильского разлива | РИСУНОК Виктора БОГОРАДА

РИСУНОК Виктора БОГОРАДА

В Китае в окрестностях города Муданьцзян начинается строительство гигантской молочной фермы – на 100 тысяч коров. «Нашли чем удивить, – усмехнется кто-то. – Поднебесная – страна с огромным населением...».

Так-то оно так. Но дело в том, что ферма уже на стадии задумки и проектирования ориентирована на потребительский рынок России.

Деревня без коровы

С молоком в нашей стране катастрофа. Это на прилавках в торговых сетях его залейся, а молочных продуктов – ешь не хочу. Однако ни для кого уже не секрет, что больше половины этого изобилия не совсем... молоко. И не совсем фальсификат, а законодательно одобренные «сметанные», «творожные», «кефирные» продукты.

При острейшем дефиците натурального молочного сырья изобилия натуральной сметаны, творога, кефира (и иже с ним – простокваши, ряженки и т. п.) быть попросту не может.

В то время как валовый объем производства сырого молока в мире с 2000-го по 2014 год вырос на 40% (с 584 миллионов тонн до 815 миллионов), в нашей стране этот показатель сократился на 5% (с 32,3 до 30,6 миллиона тонн). И коровье поголовье за один только прошлый год уменьшилось на 70 тысяч голов.

Впрочем, некоторые аналитики молочного рынка утверждают, что прошлогодняя «валовка» 30,6 миллиона тонн – показатель не совсем верный. Фактически в молочных хозяйствах, непосредственно работающих на рынок, – в сельхозпредприятиях и фермерских хозяйствах – произвели 16,3 миллиона тонн молока. Все остальное – в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ), где учет весьма приблизительный.

К тому же сокращение молочного поголовья «ударными темпами» идет именно в ЛПХ. Что устами директора департамента животноводства и племенного дела Владимира Лабинова подтвердил и Минсельхоз: «Это связано с демографией, изменением социального уклада жизни людей, – пояснил чиновник на одной из пресс-конференций. – Надеяться на прирост показателей в этом сегменте было бы величайшим заблуждением. Думаю, что таких иллюзий ни у кого нет».

Другими словами: ну не хочет нынешняя сельская молодежь в отличие от своих предков в десяти коленах держать корову!

Также вслух господин Лабинов заявил и о том, что показатели объемов производства молока, заложенные в госпрограмме развития АПК до 2020 года, «не могут и не будут выполнены».

Чтобы заместить выбывающие объемы и долю импорта (по данным Минсельхоза, она доходит до 22 – 23% – около 8 миллионов тонн), животноводам необходимо прибавлять в производстве по 7% в год. Пока же годовая прибавка едва дотягивает до 3%.

Китайские товарищи, как видим, нос по ветру держат. России не хватает молока? Будет вам молоко. С китайской стороны в строительстве грандиозной фермы участвует известная в Поднебесной компания по молочному животноводству Zhongding Dairy Farming. С российской – компания «Северный бур», до сей поры от сельского хозяйства далекая. Стоимость совместного проекта Китая и России достигает одного миллиарда юаней.


Индийская головня,
бразильский порошок

Понятно, что огромному стаду в 100 тысяч коров потребуются корма. Много кормов. Возделывать их китайцы собираются на территории России. Для чего затребовали у российской стороны 100 тысяч гектаров пашни. Пока – в аренду.

На арендованных землях товарищи собираются выращивать различные кормовые культуры. И в первую очередь – зерновые и зернобобовые. Чему несказанно удивился президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский.

Он припомнил, что еще в 1996 году Китай фактически объявил России продуктовое эмбарго. Тогда фитосанитарная служба Поднебесной заявила, что российское зерно заражено грибковым заболеванием – индийской головней. После этого был введен полный запрет на ввоз в Китай российской пшеницы. Известно, что Россия по экспорту зерна занимает лидирующие позиции в мире, и ни в одной другой стране, куда везут российское зерно, этого заболевания не нашли.

Эксперты недоумевают: зачем тогда китайцам понадобилось арендовать наши земли и выращивать зерно там, где «прописалась» эта неистребимая головня?..

И вообще что страшнее: призрачная головня или те химикаты, которые используют в производстве китайские аграрии? Многие из них запрещены в России. Попадался, например, квинтозен, входящий в список самых токсичных пестицидов.

Весть о том, что китайцы намерены производить молоко на своей территории для России, успела наделать много шума. Среди упомянутых вопросов обсуждается и такой: «Сможет ли Поднебесная обеспечить поставки продукции должного качества?». Вопрос не праздный. У многих на памяти меламиновый скандал 2008 года. Тогда выяснилось, что некоторые китайские производители добавляли в молоко меламин для повышения измеряемой концентрации белка. Меламиновые добавки стали причиной заболевания у десятков тысяч детей в Поднебесной.

Другой не праздный вопрос: не осложнит ли китайская ферма-гигант жизнь российским производителям? И однозначный на него ответ: осложнит. Любое вторжение на наш рынок – это конкуренция. Причем зачастую на неравных условиях.

Вот пример. Россия заявила о намерениях закупать молоко в Бразилии. Понятное дело, не в свежем, а в сухом виде. Бразильские «счетоводы» уже подсчитали, что поставки порошкового молока могут обеспечить до половины потребностей российского рынка, а выручка поставщиков перевалит за миллиард долларов. При этом, на секундочку, Бразилии не надо будет озабочиваться строительством новых животноводческих ферм...

Как-то не выстраивается у нас пока импортозамещение на молочном рынке.


Метаморфозы сырной тарелки

В начале июля в Минске проходил форум «Беларусь молочная». Задумывался он как деловое событие республиканского значения, но география его тем не менее оказалась довольно обширной. Эксперты, специалисты, дипломаты из 14 стран стали участниками его мероприятий.

Интерес к «Беларуси молочной» понятен. Только за пять месяцев нынешнего года эта страна в два раза нарастила поставки молочной продукции в страны Азии и Океании, в шесть раз – в африканские государства. Да и на российском рынке остается лидером среди экспортеров.

Россияне признались в своей зависти белорусским переработчикам, ведь зафиксировано в стенографическом отчете форума: «...вы имеете поддержку государства и планируете развитие сельского хозяйства на 50 лет вперед». Они были до предела откровенны в оценке ситуации на молочном рынке нашей страны. Признали, что этот рынок сейчас переживает кризис потребительского доверия. Особенно в сегменте сыров.

По данным официальной статистики, за пять месяцев нынешнего года производство сыра и сырных продуктов в России выросло на 30%. И это, повторимся, при остром дефиците сырого молока! Что касается структуры импорта, то после введения продовольственного эмбарго она стала выглядеть так: 74% привозного сыра приходится на Белоруссию, 11% – на Аргентину, 5,5% – на Уругвай, по 5% – на Сербию и Швейцарию; «по мелочам» – на другие страны-государства.

Хотя значительные объемы и были замещены производством российской продукции и поставками из государств, не попавших под эмбарго, рынок ощутил недостаток тех объемов сыра, которые раньше поставлялись из стран Европы.

По мнению «сырного» эксперта Марины Петровой, на российском рынке молокоемких продуктов сегодня наблюдается что-то вроде замкнутого круга. «Сложная экономическая ситуация, – поясняет она, – спровоцировала снижение спроса, что привело к усилению конкуренции по цене. Потребитель начал аккуратнее выбирать сыр, потому что столкнулся с массовым фальсификатом».

По данным РБК, 36,5% населения сократили потребление сыра, а 27% начали экономить на его покупке – то есть фактически свели его потребление до минимума.

За попытками российских сыроваров заполнить освободившуюся в условиях продовольственного эмбарго нишу пристально следят иностранные СМИ. Чаще – виртуально. Но иногда отправляют своих собкоров на вынужденную дегустацию. Преуспел в этом деле корреспондент британской «Гардиан» Шон Уокер.

«В России сформировалась целая новая отрасль промышленности: производство псевдоевропейских сыров, – сообщает он в своем журналистском отчете. – Российские молокозаводы поспешно осваивают техники, которые итальянские фермеры веками доводили до совершенства. Стоит ли удивляться, что результаты, мягко говоря, неоднозначны...»

Какой-то сыр на вкус напомнил автору застывшую замазку, какой-то он счел пригодным для самообороны, каким-то «будто помыли пол в раздевалке спортзала»... А вот какому сыру российского производства наш британский коллега дал высокую оценку, расскажем в следующий раз.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook