Главная городская газета

Меж строк немецких книг

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Меж строк немецких книг  |

Мало осталось тех, кто воевал на фронтах Великой Отечественной войны. Да и нас, детей войны, все меньше. Мы жили в эвакуации – в тылу. Но каждый день не давал нам забыть, что идет война.

Осенью 1941 года война забросила нас с мамой из Ленинграда за Волгу. На сборном пункте у речного вокзала в Саратове на узлах сидели эвакуированные из разных мест страны.

Пароход переправлял людей на левый берег в город Энгельс, оттуда их развозили по селам. Мы оказались в телеге с семьей из Краснодара. Приехали ночью, остановились у деревянного дома.

– Занимайте хату, тут все дома пустые – немцев выселили. А село это называется Визенмюллер, – сказал наш провожатый и уехал.

Мы затащили свои пожитки в холодный дом. Большую комнату заняли наши попутчики – муж и жена Сыроватко, их сын Миша, невестка Аня – жена старшего сына Андрея, который был на фронте, и ее сестра Тамара. В меньшей поселились мы с мамой. В комнатах – кровати, буфет с посудой, столы, стулья. И топка с чугунными котлами, в которой мы жгли солому.

Маму направили завучем в школу. Здание школы кирпичное, промерзшее. Ребят собрали в одной комнате, поставили в ней буржуйку, но все равно чернила замерзали. Тетрадей не было – писали между строк в книгах, которые взяли в школьной библиотеке. Книги оказались на немецком языке.

Дома весело, хотя не было ни радио, ни электричества. По вечерам сидели со свечными огарками. Стегали ватные рукавицы и шили кисеты для бойцов. Аня играла на гитаре, Миша – на балалайке: инструменты привезли с собой. Приходил еще Аркаша, живший до войны на Украине, с мандолиной. Пели песни: «Вьется в тесной печурке огонь...», «На позицию девушка провожала бойца...», «Синий платочек».

Потом в наш дом пришла беда. Из сельсовета принесли извещение: «Рядовой Сыроватко Андрей Степанович погиб смертью храбрых при защите нашей Родины от немецко-фашистских захватчиков». И Аня уехала в райцентр Зельман. Его вскоре переименовали в поселок Ровное, а наше село – в Луговское. Нам сказали, что Аня решила уйти на фронт. А Тамара с Мишей поженились. Он стал работать слесарем на МТС.

Рядом с нашим домом стояла деревянная пожарная вышка. Мы – мальчишки – хозяйничали на ней, но в конце лета в дом рядом с пожаркой въехали военные.

На вышке они устроили круглосуточное дежурство – наблюдение «за воздухом». Это были девушки. В гимнастерках, сапогах, но совсем девчонки. На ночном дежурстве они разрешали нам подняться наверх и в бинокль посмотреть на юг. Там, над горизонтом, алело зарево. Тогда мы впервые услышали слово: «Сталинград». Над нашим селом в ту сторону пролетали немецкие самолеты. Нас не бомбили, но было страшно – немцы близко.

Зимой Аркашу и Мишу, у которого только что родился сын, призвали в армию. Обоих отправили под Сталинград. А после нового 1943 года пришли на них похоронки.

Маму назначили директором школы, и мы поселились в ней. Летом всей школой работали на колхозном поле: сеяли, пололи, косили, собирали колоски. Мама подружилась с Пузанской – заведующей молочно-товарной фермой. Ферма была на отшибе, но Пузанская часто приезжала к нам – они с мамой сочиняли письмо товарищу Сталину. Мама написала, что Пузанская накопила сто тысяч рублей и по примеру Ферапонта Петровича Головатова просит принять их для покупки самолета, чтобы этот самолет мог бить фашистов и приблизить нашу победу.

Письмо дошло, и Пузанскую вызвали в Саратов. На авиационном заводе она передала купленный на ее деньги истребитель Як-40 летчику. Привезла газету со своей фотографией у самолета и письмо от Сталина за его личной подписью с благодарностью.

Весной сорок пятого мы заканчивали шестой класс. Последний звонок должен был быть 20 мая. А 9-го у нас рано кончились уроки, и мы пошли на речку.

Побродили вдоль берега, возвращаемся и видим: к площади сходятся люди, собираются вокруг трибуны. На ней моя мама. Она что-то восторженно кричит, народ орет: «Ура-а-а!», хлопает в ладоши, люди обнимаются, плачут, смеются. Победа!

...На 90-летие мамы, ленинградской школьной учительницы Фаины Яковлевны Игнатенко, я напомнил ей о том Дне Победы.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook