Главная городская газета

Место прописки: холл у лифта

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Призрачный ущерб: афера при «ДТП» в Петербурге

«Санкт-Петербургские ведомости» разобрались в истории, где основанием для весьма сурового наказания петербуржца стали выводы, сделанные «на глазок». Читать полностью

«Победа» и ее победа над курением

Авиакомпания «Победа» выиграла судебные процессы против курильщиков, из-за которых лайнеры были вынуждены совершить незапланированные посадки. Как перевозчик противостоит нарушителям? Читать полностью

Тонизирующая опасность «энергетиков»

«СПб ведомости» изучили историю происхождения и состав тонизирующих и бодрящих напитков. Читать полностью

«Красный треугольник» будущего: музеи, роботы, мотоциклы

На «круглом столе» в Петербурге комплекс «Красный треугольник» представляли как универсальный музей. О том, как городские активисты видят будущее бывшей промзоны - в нашем материале. Читать полностью

Письмо в редакцию: «обувь» на каждый день?

Могут ли оштрафовать за использование зимней резины летом? На вопрос горожанина отвечают «СПб ведомости». Читать полностью

Эпидемия паутины в Петербурге: пик ужаса позади

Горожане обратили наконец внимание на паутину покрывшую множество черемухи. Но пик ужаса на юго-западе Петербурга был пройден около месяца назад. Что будет дальше? Читать полностью
Место прописки: холл у лифта | «Общаги» бывшими не бывают.  Даже если меняют статус.<br>ФОТО АВТОРА

«Общаги» бывшими не бывают. Даже если меняют статус.
ФОТО АВТОРА

Щ9378/23к, Ш9089/35-36а. Это не опечатка и не результат компьютерного сбоя. Загадочный набор символов – обозначение вариантов одной серии домов, которые на рубеже 70 – 80-х годов прошлого века сотнями строились на ленинградских окраинах: в Купчине и в Ульянке, в Веселом Поселке и на Гражданке (той, что «ГДР» – «Гражданка дальше ручья». Имеется в виду Муринский ручей).

Дома с особой физиологией

15 этажей, одна парадная, на первом этаже нежилые помещения, на всех жилых – большой застекленный холл и четыре (нет, не квартиры) блока на пять и на шесть комнатушек. В каждом блоке – по «умывалке» с тремя раковинами и двумя туалетами. Ни ванной, ни душевой не предусмотрено. Вернее, изначально авторы нарисовали в проекте душевой закуток. Но в целях удешевления строительства «лишние» трубы были стерты, зато появился один на всех помывочный пункт на первом этаже. А душевые в блоках стали кладовками.

Холлы на этажах, в которых, по замыслу авторов проекта, должны были стоять пальмы в кадках, диваны и телевизоры, по большей части превращались в склады для всякого хлама.

Нетрудно догадаться, что по сути, по проекту и по предназначению эти дома были общежитиями квартирного типа. Около десяти лет назад все они были причислены к обычному жилищному фонду.

Статус изменился, а сущность – нет. Сама «физиология» этих домов, расположение и назначение помещений, особенности коммуникаций отчаянно «сопротивлялись» оргпеременам. Даже с нумерацией квартир были проблемы. Поначалу приняли логичную вроде бы систему «блок = квартира». Но тут же возникло препятствие.

В типовом проекте на два блока полагалась одна кухня и один закуток с мусоропроводом. Разделить эти помещения поровну – по куску кухни на блок – не получалось. Так что, в конце концов, квартирами признали объединение из двух блоков. Получились причудливые коммуналки ничуть не хуже, нежели в исторических домах где-нибудь на Литейном проспекте: около 200 квадратных метров, два входа, 11 комнат, одна кухня, две умывалки по три раковины, четыре туалета, коридорчики, тупички. И ни одного порядочного душа. Каждый моется, как может. В основном – с помощью душевого смесителя, установленного на раковине, а то и запросто – резинового шланга, нацепленного на кран. При этом полагается закрываться в умывалке на крючок. Так что соседи должны переминаться с ноги на ногу в ожидании возможности сходить в туалет.

Как и повсюду, в домах Щ9378/23к прошла приватизация. И собственники жилплощади сомнительного качества, которые имели интерес и деньги, взялись за усовершенствование среды своего обитания. Перекраивали кладовые и коридоры, врезаясь в водопровод и канализацию, устанавливали душевые кабины и ванны. Кое-где возводили фундаментальные перегородки между блоками. Так что кухня доставалась одному блоку, а в другом электроплиту и раковину устанавливали в одной из комнат. В общем – кто во что горазд...

В таком буйстве переделок проблемы неизбежны – и технические, и человеческие. Да и скандалы тоже. Ведь каждая перегородка, каждая самовольно установленная труба или электроплита сразу отражается и на качестве жизни. А потому конфликт, который в течение более чем полугода раскручивается в Выборгском районе, можно считать закономерным. Тем более что наблюдается он не в одном доме Ш9089/35-36а, а сразу в двух десятках.


Права категории С

В 2001 году двадцать «общаг» на улицах Есенина и Асафьева, на проспектах Композиторов и Луначарского, на Придорожной аллее и Сиреневом бульваре в одночасье росчерком пера были превращены в «жилые дома, предназначенные для постоянного проживания и включенные в жилищный фонд Санкт-Петербурга». Разумеется, люди сразу принялись приватизировать занимаемые метры. На общих основаниях, без учета специфики зданий. К тому времени все участники приватизации знали, что им на праве собственности должны быть переданы не только их комнаты, но и часть общего имущества: коридоров, умывалок, кухонь. Входят ли в этот список холлы на этажах, не задумывался никто. По умолчанию граждане-приватизаторы в мыслях своих приравняли эти помещения к тому, что в законодательстве поименовано колясочными. С этим убеждением и прожили более десяти лет.

А районные власти, похоже, за эти годы и не вспомнили о существовании странных «многоквартирных» зданий со странными помещениями, не вписывающимися ни в один закон, ни в одно постановление. На холлы обратили внимание лишь в 2013 году. Администрация Выборгского района выпустила распоряжение, которым признавала эти помещения городской собственностью и разрешала реконструировать их под жилье.

Юридические аргументы, надо признать, были изысканными. Примерно так: общежития, мол, с незапамятных времен относились к категории «специализированный жилищный фонд» (обозначается литерой С) и принадлежали городу; затем все жилые помещения С (непосредственно блоки) были учтены в качестве обычного жилищного фонда и приватизированы; а нежилые холлы, мол, как были городским С, так им и остались.

Стало быть, город может делать с ними все, что сочтет нужным. В общем – владеть и распоряжаться. За образец, видимо, была принята давно забытая практика заключения инвестиционных договоров на строительство мансардных квартир на чердаках, которые тоже правдами-неправдами заносились в реестр городской собственности.

Отчасти административное распоряжение было всего лишь легализацией уже давно существующего положения. Многие собственники, чьи комнаты стена к стене примыкают к холлам, давно уже успели за счет них расширить свое место под солнцем. Незамысловато: вместо стеклянной перегородки, отделявшей холл от лестничной площадки, возводили кирпичную стенку и пробивали вход из своей комнаты.

За год с небольшим в Выборгском районе были разрешены переделки в 131 холле. 63 семьи успели узаконить построенное жилье. Причем 46 из них, по информации руководства района, были сняты с очереди в связи с существенным улучшением жилищных условий.

И тут – грянуло общественное негодование небывалой силы. Большая группа жителей нескольких «общаг» не только активно писали письма, но и стояли в пикетах, ходили на приемы к депутатам, к вице-губернатору Лавленцеву.

– Холлы – общественное имущество, – бушевали пикетчики. – Они играют важную противопожарную роль. Через них можно выйти на общие балконы...

В протестном пафосе было что-то ненастоящее, мультяшное. Ведь, честно говоря, нечасто граждане так яростно пикетируют административные здания и митингуют из-за предполагаемых нарушений противопожарных правил. Пикетчики сначала почему-то стеснялись говорить об истиной причине столь активного противодействия. Лишь жители дома # 9 на Сиреневом бульваре решились четко и ясно сформулировать свою точку зрения, как говорится, журналисту «под запись». Объявили, что планируют создать ТСЖ, сдавать общие холлы в аренду и получать средства на ремонт. На вопрос, кого, по их мнению, может заинтересовать аренда помещения, отделенного стеклом от лестничной площадки с лифтами, инициаторы протеста не ответили.


Мораторий

Какими бы неоднозначными ни были высказывания протестующих граждан, вице-губернаторы (Владимир Лавленцев – в начале прошлого года, Игорь Албин – в конце) сочли их заслуживающими внимания. Во всяком случае и первый и второй рекомендовали администрации Выборгского района приостановить перестройку в бывших общежитиях и внимательно изучить ситуацию. Игорь Албин, правда, пошел дальше Лавленцева: велел главе Выборгского района Валерию Гарнецу пересмотреть все распоряжения, в которых холлы причисляются к жилым помещениям госфонда; отменить все согласования проектов еще не свершившихся перепланировок.

Таким образом, официально объявлен мораторий на освоение холлов, который продлится до тех пор, пока не будут проанализированы вопросы собственности и состава общего имущества дома. То есть сейчас необходимо мысленно вернуться в те давние времена, когда помещения С меняли свой статус: без учета странности зданий, без руля, без ветрил, без внятного законодательства. Вернуться и попробовать восстановить права граждан на общее имущество...

...Одновременно суды тоже озаботились восстановлением прав граждан – но других. И уже с позиций современности, а не далекой законодательной дали. И приняли суды решения, которые очевидно идут вразрез с установками, данными вице-губернатором.

Так, Выборгский районный суд признал факт нарушения прав 12 граждан, которые пострадали в результате прекращения работ по переоборудованию холлов в доме # 22, корпус 1, по улице Есенина. Мало того, в ноябре истекшего года суд, по сути, признал мораторий незаконным. Во всяком случае в отношении двенадцати холлов.

А в конце января в суд пошли поборники прав на общее имущество. Тот же Выборгский районный суд рассмотрел иск жителей дома # 9 на Сиреневом бульваре, которые требовали признать незаконным приспособление холлов под жилье. Суд подумал-подумал и отказал в удовлетворении исковых требований, еще раз подтвердив, что продолжает считать мораторий штукой, нарушающей права граждан.

Тем временем вице-губернатор Игорь Албин записал в план работы: подготовить проект постановления правительства Санкт-Петербурга о порядке использования спорных помещений. А до того – не допускать в Выборгском районе никаких решений, связанных с «общажными» холлами и нарушающих права граждан.

Ох уж эти права граждан! Иногда эта звонкая фраза звучит так, как будто существует какое-то одно на всех право, которое некто нарушил, и стоит лишь призвать его к ответу, как оно – право – восстановится и наступит всеобщее благоденствие. Но жизнь разнообразней и сложней любых звонких фраз: у каждого – своя правда и свои интересы. Теперь вопрос: чьи права правее? Четко ответить на него пока никто не рискнул. В том числе и вице-губернатор. Может быть, потому, что ответа нет?

В этом затянувшемся скандале (говорят, доходящем даже до драк под стенами холлов), в спорах о собственности еще никто не сформулировал главную проблему: всякая переделка холла или блока, каждая дополнительная батарея, кран или плита нарушают и без того хрупкий баланс «общажных» коммуникаций. Ну не приспособлено электро-водо-тепловое хозяйство Щ9378/23к к бесконтрольному увеличению нагрузки!

И это, естественно, относится не только к общежитиям Выборгского района. Но и к сотням жилых зданий этой серии. Если во главу угла поставить их безопасность, нормальную работу систем их жизнеобеспечения, то самым простым административным решением городского уровня должен был бы стать полный запрет на всякие усовершенствования и перепланировки? Только вот запоздало такое решение. Да и реальным его, увы, не назовешь. Запрещай не запрещай, холлы все равно будут использоваться. И вовсе не для пальм и телевизоров. Ведь за стеной, в 12-метровой общежитской комнате, годами ютятся семьи, готовые на многое, чтобы улучшить условия своего существования.

Так что непростым, но самым правильным решением будет (нет, не поиск правильного собственника) разработка типового проекта реконструкции и холлов, и блоков для Щ9378/23к и ее модификаций. Проекта, который гарантировал бы цивилизованное и комплексное улучшение потребительских характеристик бывших общежитий. Чтобы все, как полагается: туалет под туалетом, вертикальный стояк, профессиональная разводка водоснабжения, ванна под ванной, а если дополнительная электроплита, то официально подключенная...

В таком подходе заинтересовано подавляющее большинство населения бывших общежитий, которое не участвует в склоке двух групп граждан в Выборгском районе, а просто хочет улучшить свои бытовые условия и сделать это технически правильно. Хорошо бы использовать время моратория на решение именно такой задачи.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook