Менее страшно, чем ожидали

В петербургском ТАСС делились впечатлениями присутствовавшие на совете, хоть и не академики, профессор СПбГУ Татьяна Черниговская и первый зам. начальника центрального НИИ «Прометей» Виктор Орлов. А также не присутствовавший на совете, хоть и академик, Генрих Софронов – возглавляемый им Институт экспериментальной медицины подвергся реформе, можно сказать, вдвойне: учреждение состояло при другой академии, медицинских наук, которая, напомним, вместе с Академией сельхознаук в ходе реформы вошла в РАН.

Менее страшно, чем ожидали | Фото bioraven/shutterstock.com

Фото bioraven/shutterstock.com

Неправильно информировали

– Многие волновались, опасались, – описывает профессор Татьяна Черниговская ощущения «до совета». – Это некоторый итог реформы, к которой изначально было очень неоднозначное отношение: было страшно, что начнут по живому резать, что позакрывают 90% институтов, всех разгонят, навяжут стиль, в котором никто работать не будет или не сможет.

Представление о новом «стиле» складывалось и благодаря мифам, вброшенным в народ и прижившимся. В частности: науку, мол, надо выстраивать, как в мире принято, а в мире вся наука при университетах. «Это дезинформация», – заявила университетский профессор Черниговская. В мире наука не только в университетах: во Франции есть подобие нашей АН; в тех же Соединенных Штатах – огромные научные центры типа национального института здоровья.

К тому же, отмечает профессор, и в университетах наука на Западе устроена иначе. У нас преподаватель, выиграв грант, получит прибавку к зарплате, но «упашется», совмещая научную работу и лекции. За границей профессор, выиграв крупный научный грант, на время проекта оставляет свое университетское место (наука требует полной отдачи), а на высвободившиеся деньги университет нанимает другого преподавателя.

Опасались ученые и того, продолжает профессор Черниговская, что Федеральное агентство научных организаций, «поскольку владеет всем материальным» (закон # 253-ФЗ от 27.09.2013 передал имущественные вопросы академии в ведение ФАНО), будет решать, какое оборудование нужно, а какое нет. Хотя ученый всяко лучше в этом разбирается.

– Но, как говорят мне коллеги по академии, все оказалось менее страшно, чем ожидали, – передает Татьяна Черниговская, которая большую часть жизни работала все же в структуре РАН.

Виктор Орлов, первый зам. начальника ЦНИИ конструкционных материалов «Прометей» (это крупнейший материаловедческий центр страны), комментирует:

– Хорошо, что вопросы решаются поэтапно, и никто не пытается сейчас реформировать научную составляющую.

«Сейчас» – ключевое слово. Президент Путин, как известно, решил еще на год продлить действие моратория на распоряжение академическим имуществом. Глава ФАНО Михаил Котюков сам и дал понять, что агентство не до конца разобралось с имущественным вопросом. Надо сказать, Котюков на многих ученых произвел впечатление «человека, с которым можно договариваться». Возможно, потому, что теперь сам Михаил Михайлович отмечает то, на что прежде указывали только академические сотрудники, говоря о своей эффективности: из более чем 800 млрд рублей, выделенных на российскую науку, академии досталось только 10%, а отдача (открытия, научные публикации и т. д.) была – 60% от всего российского научного продукта.


Поживут – увидим

Директор Института экспериментальной медицины Генрих Софронов полагает, что результаты реформы проявятся «лет через 10 – 20».

– Сам факт слияния академий – явление правильное, – считает академик. – Потому что методология научных исследований едина. Получались иногда забавные ситуации: вот есть «физиология» в РАМН и есть «физиология» в системе РАН. Но фактически ни одной совместной научной программы у нас не было.

В ноябре бывший «РАМНовский» институт представил совместную программу с Институтом физиологии РАН (им. Павлова) «по трем важнейшим направлениям» – микробиота человека, молекулярные и интегративные функции головного мозга (касается в числе прочего рассеянного склероза, болезней Альцгеймера, Паркинсона), молекулярные биотехнологии и молекулярная биофармация.

Генрих Софронов согласен с прозвучавшим на совете: главное – разобраться, за что четко отвечает РАН, за что ФАНО и за что – вместе:

– Сейчас написан закон крупными мазками, а подзаконные акты – пока нет. Скажем, академии вменена в обязанность экспертиза всех научных разработок в стране. Всех! А какие структуры этим займутся?

Татьяна Черниговская отметила прозвучавший на совете пункт о междисциплинарности: об этом часто говорит убежденный сторонник реформы директор Курчатовского института Михаил Ковальчук, критикуя «разобщенность» различных научных отделений РАН.

– Мы сейчас в другом типе цивилизации, и междисциплинарность не модное слово, а реальность, – поясняет профессор Черниговская. – К примеру, ядерная медицина – в такой же степени медицина, в какой и физика. Помимо узких специалистов нужно готовить и людей, которые получали бы конвергентное, междисциплинарное, а лучше сказать – мультидисциплинарное образование.

Впрочем, Татьяна Владимировна осознает риски: не скатиться бы в подготовку дилетантов, знающих обо всем, но понемногу.

Вот о чем на совете не говорили, сетует профессор Черниговская, – так это о гуманитарных науках. Технарь, у которого сформировано культурное поле (сформировано театрами, музеями, книгами и интересными людьми), и технарь без всего этого багажа – «очень разные люди». Татьяна Владимировна ссылается на знаменитого этнографа и культуролога Леви Стросса, сказавшего: XXI век будет веком гуманитарного знания или его не будет вообще.


Репутация важнее индекса

Хотя впечатление у ученых (по крайней мере тех, кто общался с прессой) – «готовились к худшему, но оказалось терпимо», они все же назвали критичные моменты дальнейшего хода реформы.

Например, именно в этом году будет происходить реструктуризация академических институтов и кластеризация их по направлениям. И важно, чтобы за этими «-циями» не разрушились научные школы – ключевое преимущество российской науки. На Западе – специалисты, у которых есть ученики; у нас – научные школы, то есть целые поколения, и «это позволяет давать не частные решения, а глобальные». Коллектив, собранный по-западному, под грант, – это хорошо для мобильности ученых; но по завершении проекта группа рассыпается, «никаких научных школ тут в принципе быть не может».

– Разрушить научные школы можно в два года, – говорит Татьяна Черниговская. – Чтобы восстановить их, понадобятся десятилетия.

Валерий Орлов надеется, что реформаторы стараются наладить как раз межотраслевые связи, которые после 1990-х ослабели:

– Сейчас создаются условия для здоровой конкуренции и в науке, но самое главное, чтобы возобновилась поэтапная взаимосвязь между фундаментальной наукой, прикладной и внедрением. И тут роль РАН исключительна.

Некоторые высказывания ученых были прямо-таки посланиями к ФАНО. О том, что «в фундаментальной науке мы не можем прогнозировать прикладной выход». Что Майкл Фарадей (между прочим, иностранный почетный член нашей Академии наук, тогда Петербургской) и вообразить не мог, во что выльются его опыты с электричеством. Что для ученого работа – это не с девяти утра до шести вечера, а все время бодрствования, и надо ученому доверять: у него пять лет может ничего не получаться, и с него будут трясти индексы цитирования его научных трудов зарубежными коллегами, а он на шестой год такое выдаст, что изменит ход цивилизации. К слову, к этим индексам у многих отношение без придыхания.

– Если ученый публикуется в российских научных журналах, вероятность высокого индекса цитирования очень мала, – объясняет Татьяна Черниговская. – Вас толкают на то, чтобы вы публиковались только в западных журналах. Из этого будет следовать потеря российского научного языка.

Можно ориентироваться не на индексы, а на репутацию, важнее чего в научном мире нет. Компетентные коллеги знают, что вот этот ученый – хороший, а вот тот – так себе, хотя набил руку писать «публикабельные» статьи. К тому же учтем: гениальные работы плохо дружат с научными журналами – ученому сообществу тоже нужно время, чтобы «дошло».

– Мораторий не значит тишина, – подытожил академик Софронов.

И правда, предстоящий год будет еще какой насыщенный.

Должен завершиться анализ имущественных отношений и проработана та самая реструктуризация-кластеризация.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 240 (5366) от 22.12.2014.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Не спеша по скоростной. Как проходит строительство платной трассы из Петербурга в Москву?
23 Мая 2018

Не спеша по скоростной. Как проходит строительство платной трассы из Петербурга в Москву?

На подходе к Петербургу магистраль далека от готовности, и дорожникам придется очень постараться, чтобы открыть движение хотя бы к концу нынешнего года. К задержке могли привести как уточнения проекта...

Прощайте, Даниил Александрович
06 Июля 2017

Прощайте, Даниил Александрович

В ночь на 5 июля в Петербурге на 99-м году жизни скончался писатель Даниил Гранин.

Юность, красота и успех
06 Июля 2017

Юность, красота и успех

Интервью с Алёной Корневой, чья исследовательская работа «Я знал и труд, и вдохновение…» прочно укрепилась в пятёрке самых читаемых материалов на сайте

Спектральный анализ по сходной цене
15 Июня 2017

Спектральный анализ по сходной цене

В советском уголовном праве было понятие «исключительный цинизм». Оно представляло собой квалифицирующий признак, усугубляющий вину. В УК Украины и Белоруссии оно осталось, из УК РФ — исчезло.

Муринский прокол
15 Июня 2017

Муринский прокол

Второй въезд в Мурино из Петербурга построят к осени

Уйти достойно
31 Мая 2017

Уйти достойно

Хотя в России упрощен доступ к обезболивающим препаратам, это не облегчает страдания пациентов

Экологическая «прививка»
29 Мая 2017

Экологическая «прививка»

В Петербурге завершился VIII Невский международный экологический конгресс, организаторами которого выступили Межпарламентская ассамблея (МПА) стран - участниц СНГ и Минприроды РФ.

Уберут ли Uber?
23 Мая 2017

Уберут ли Uber?

На сегодня сервис заказа такси Uber работает почти в 400 городах и 68 странах мира. На него с удовольствием переходят потребители...

Метро на вырост
18 Мая 2017

Метро на вырост

Конечная станция Ф-2 - второй очереди Фрунзенского радиуса - в 70-процентной степени готовности.

Ладожский клин
12 Мая 2017

Ладожский клин

Одно из мероприятий в преддверии празднования 90-летия Ленобласти получится грустным. Тональность международной конференции по Ладоге, которая открылась сегодня в Москве и собрала многих видных учены...

Детство кончилось
10 Мая 2017

Детство кончилось

Парадоксально, но затормозить развитие некоторых детей можно, впихнув их в группу сверхраннего развития.

Военные архивы
03 Мая 2017

Военные архивы

Где хранятся документы о военных и участниках Великой Отечественной войны