Главная городская газета

«Марсианину» подошел бы русский скафандр

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью

«Норд Стрим-2»: стройка начинается

Компания Nord Stream-2 AG получила разрешение Минстроя РФ на строительство сухопутного участка газопровода в России. Читать полностью

Золотая медаль за «работу в поисковой системе Яндекс»

VIII Всероссийский чемпионат по компьютерному многоборью среди пенсионеров принес золотую медаль петербуржцу Сергею Алексеевичу Осокину. Он стал первым среди начинающих пользователей в номинации «Работа в поисковой системе Яндекс». Читать полностью

«Штрафной костер», или пожары атакуют

В лесной зоне всей Ленинградской области действует особый противопожарный режим. Читать полностью

Пролетарии всех стран, приезжайте в Петербург!

Они задействованы в тяжелой промышленности, машиностроении, строительстве, обрабатывающих производствах и сфере услуг. Их труд используют не менее 36% предприятий города. Какой вклад вносят мигранты в экономику Петербурга? Читать полностью

Кто держит руку на пульсе народов: круглый стол в Доме национальностей

В Петербурге поговорили о профилактике национального и религиозного экстремизма. Как это было? Читать полностью
«Марсианину» подошел бы русский скафандр  | Подобная экипировка астронавта Марка Уотни (Мэтт Дэймон) пока проходит по разряду «мечтать не вредно».

Подобная экипировка астронавта Марка Уотни (Мэтт Дэймон) пока проходит по разряду «мечтать не вредно».

Что ни говори, а Голливуд работает и на нашу науку. Стоило выйти американскому «Марсианину» Ридли Скотта – и вот уже в разных хороших местах собираются любознательные и разбирают по косточкам, что в фильме наука, а что фантастика. Научно-образовательный проект «Прогресс-школа» провел в Университете ИТМО лекцию «Легко ли быть марсианином», правда, лектор известный популяризатор марсианских историй и сотрудник частной космической компании Виталий ЕГОРОВ начал так: «Это не «разбор полетов» фильма – там ошибок больше, чем я сегодня перескажу; скорее, фильм я использую как повод».

Какое небо голубое

В фильмах про Марс пейзажи одинаковые, рыже-красно-охряные, и неудивительно: снимают их где-нибудь в Неваде. Марс справедливо называют Красной планетой (а то и «ржавой» из-за окислов железа), но... «Марс – он разный, – констатирует Виталий Егоров. – Даже из космоса видно: какие-то участки темнее, светлее, есть зеленоватые песчаные дюны».

И на Марсе будущим колонизаторам доведется увидеть вполне себе земное голубое небо. Правда, в непривычное время. Днем солнечный свет практически не рассеивается в марсианской атмосфере, поэтому не дает никакого цвета – небо окрашено разве что висящей в нем пылью от рыже-бежевого оттенка до коричневого. А вот закаты-рассветы на Марсе – голубые.

«Эффект закатного рассеяния света, который на Земле дает красный цвет, на Марсе дает голубой», – говорит лектор.

По сюжету (извините, не видевшие фильма, но это во всех анонсах описано), срочно смыться с планеты астронавтов заставляет марсианская буря.

«Не бывает на Марсе таких бурь, – разочаровывает Виталий Егоров. – В лучшем случае ветер перемещает песчинки на несколько метров. А летают в основном пылинки».

Вообще глобальные бури на Марсе бывают раз в несколько марсианских лет (там год примерно за два наших). Самый большой из зарегистрированных смерчей был высотой 20 км, в НАСА их называют «даст дэвил» («пыльные дьяволы»), но те, что попадались на пути марсоходов, пока работали исключительно в интересах науки. Например, счищали пыль с солнечных батарей марсохода «Оппортьюнити», который орудует на Марсе с 2004 года и уже раз в сорок превысил отведенный ему срок службы.

Пойдем копать картошку

В фильме оставленный по драматичному недоразумению на Марсе астронавт-робинзон, будучи ботаником, затеял взращивать картофель. С помощью грунта и отходов жизнедеятельности.

«Знакомый микробиолог сказал, что марсианский грунт не лучшее средство для выращивания чего бы то ни было земного, – говорит Егоров. – В поверхностном марсианском грунте очень высокое содержание ядовитых солей».

Однако слои формировались в различных условиях: более древние застали времена, когда на Красной планете текли пресноводные реки, и такой грунт по крайней мере не убьет органику сразу. В одном из образцов, подобранных марсоходом «Кьюриосити» на поверхности, обнаружились органические соединения, что и вовсе странно: их должна была уничтожить космическая радиация. Видимо, объясняет Егоров, процессы эрозии на Марсе продолжаются, и ветер просто счистил верхний слой, а на оголившемся пласте еще не успела разрушиться органика. В этом же слое оказалось довольно высокое для экватора содержание воды, до 6%. А в приполярных регионах вода вообще «лежит» – в виде льда, присыпанного пылью.

Если бы киношному астронавту Марку Уотни в исполнении Мэтта Дэймона удалось «накопать» той воды, не пришлось бы химичить с гидразиновым ракетным топливом, «выжимая» из него «аш два о».

Не на Марс, так в Чернобыль

Что в фильме, что в книге (кино поставлено по одноименному произведению Энди Уира) астронавт бодро передвигается на марсоходе на многие сотни километров. Пока это фантастика: ветеран «Оппортьюнити» продвинулся чуть больше чем на 42 км.

Фигурирующая в фильме станция «Марс Патфайндер», доставленная НАСА на планету в 1997 году, обозначилась еще в «Красной планете» 2000 года. Но в «Марсианине» станция напрочь засыпана песком, а в реальности (снимки имеются) ее даже не припорошило.

Однако самое потешное – скафандр Марка Уотни. Замечательный с двух точек зрения. Во-первых, он рыжий. «Последний цвет, который стоит использовать на рыжей планете, – это рыжий, – констатирует Виталий Егоров. – Это лучший способ потерять всех и все». Во-вторых, он похож на гидрокостюм. Облегающий, не дутый. А это пока тоже мечты.

«Особой разницы в скафандрах для работ в открытом космосе и на Марсе быть не должно», – говорит Егоров.

Наш организм привык к 1 атмосфере, в космосе – 0 атмосфер, а на Марсе – 1% от земной атмосферы. Поэтому организму нужно обеспечить давление, равное хотя бы трети земной атмосферы. Сейчас человек погружается в костюм, который надувают до необходимого давления, и все попытки его усовершенствовать пока сконцентрировались на улучшении материалов. Но все равно еще не удалось спроектировать костюм так, чтобы при сгибании пальцев-рук-ног давление распределялось одинаково на все участки тела.

«Вообще Марку Уотни подошел бы русский скафандр, – уверен Виталий Егоров. – В фильме американские астронавты в одиночку надевают свои скафандры, но в реальности их можно надеть только с помощником. А российские скафандры сейчас создаются по принципу двери: костюм можно надеть в одиночку – войти в него и как бы закрыться».

Кто-то из публики поинтересовался: почему у марсоходов не «гусеницы», а колеса?

С «гусениц» когда-то начинали. Их делали для советского лунохода на танковом заводе. Но быстро отказались от затеи: свалится «гусеница» – кто ее там заменит? На самом деле непревзойденную проходимость показал в свое время советский марсоход: он был на железных колесах, как и все нынешние, но создавался по принципу «черт его знает, что там на Марсе, – надо, чтобы везде прошел». На Марс он так и не полетел. Однако в деле себя показал. В Чернобыле. Разбирал самые радиоактивные завалы.

НАСА уже призадумалось об аппаратах с надувными колесами и даже создало такой луноход, но власти сказали, что больше денег нету, и все осталось в виде красивых прототипов.

Куда бы податься?

Придирчивые зрители не увидели на киношном корабле спускаемого аппарата и давай беспокоиться: как ребята сядут на Землю? И с какой стати на корабле такие огромные окна? Да, кварцевое стекло фильтрует ультрафиолет, но не в той мере, чтобы позволить себе в космосе такие панорамные виды.

И все в таком же духе. Допустить, что через два-три года наука придумает что-нибудь эдакое, что оправдает все огрехи фильма, – нет, это слишком легко. Скептицизм развивает мозг. И вот уже любознательные сидят и прикидывают, куда бы еще полететь? Если пилотируемо – пожалуй, в атмосферу Венеры: там температура 20 градусов, 1 атмосфера – правда, сернокислые облака. Ну Церера, карликовая планета между Марсом и Юпитером. Спутник Юпитера Европу, о которой так много сейчас говорят, будем изучать беспилотно: кошмарная радиация.

«Главная миссия полета человека на Марс (и пусть меня закидают камнями технари) – гуманитарная, – считает Виталий Егоров. – Исследовательские задачи успешно обеспечивают и марсоходы. А полет человека должен вдохновить людей, показать, что мы способны на многое...»

Правда, Егоров предвидит тот же эффект, что был с Луной: американцы там побывали, экспедиции были не столько научные, сколько миссиями престижа, т. н. «флаговтык» (из 12 человек, что были на Луне, только в последнем вояже был ученый-геолог, а так – военные пилоты).

«Это ведь прогнозируемо: слетаем на Марс – и интерес пропадет...»


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook