Главная городская газета

Крайние

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

В Пулковском парке появилась «юбилейная» липовая аллея

В Петербурге на День города решили высадить молодые деревья. Читать полностью

Чистоте Суздальских озер угрожают бескультурные отдыхающие

До традиционного открытия пляжного сезона осталось несколько дней. В Петербурге 25 официальных пляжей, то есть тех, которым были выделены определенные средства на проведение благоустройства. После чего на каждом из них можно загорать, но будет ли разрешено купаться? Читать полностью

Накануне юбилея Петербурга откроют новые станции метро

Вечером, 26 мая, состоится торжественная церемония открытия станций метро «Беговая» и «Новокрестовская». Читать полностью

Кто увидит небо Лондона наяву?

«За период с конца марта по начало мая на новом маршруте из Петербурга в Лондон перевезены уже около 4 тыс. пассажиров...». Читать полностью

В Петербурге созывают на «Народный обед»

Старт всероссийскому добровольческому проекту «Народный обед» будет дан в Северной столице 26 мая. Малоимущие семьи с детьми смогут встать на учет для получения бесплатных продуктов. Читать полностью

Жасминовый снег, или путешествие в Сочи

Сегодня Сочи, пожалуй, самый популярный курорт России, преображенный зимними Олимпийскими играми 2014 года. Об этом до сих пор напоминают Белый мишка, Леопард и Зайка - символы прошедших Игр. После такого события оставаться прежним было нельзя. Читать полностью
Крайние | Обычная сезонная операция «Экстремума»: спускаются к каналу Грибоедова, чтобы вызволить изо льда вмерзшую чайку. ФОТО Павла КАРАВАШКИНА/ИНТЕРПРЕСС

Обычная сезонная операция «Экстремума»: спускаются к каналу Грибоедова, чтобы вызволить изо льда вмерзшую чайку. ФОТО Павла КАРАВАШКИНА/ИНТЕРПРЕСС

Тот, кто набирал 112 (не дай бог, конечно), мог и не догадаться, что на вызов приехали необязательно эмчээсовцы - могли и добровольцы. Так и задумано: разницы в профессионализме быть не должно. Вся разница - в финансировании. Добровольцы из объединения спасателей «Экстремум» работают бесплатно. Наоборот, тратят свои время и средства сначала на обучение, потом на применение навыков на практике - порой жесткой (пожар), порой экзотичной (выудить крокодила из подвала; и это не ложный вызов).

Уходят на минутку,
ищем две недели

Это мировая тенденция: государственным службам спасения помогают добровольцы - аттестованные, конечно (чтобы самих не пришлось спасать). По федеральному закону «Об аварийно-спасательных службах...», отличие добровольческих формирований от государственных одно: источник финансирования. Все за свой счет, на пожертвования или на гранты.

С 2008 года региональная общественная организация «Объединение добровольных спасателей «Экстремум» работает именно как профессиональное сообщество. С 2016-го они дежурят в 40-й пожарной части Петербурга и выезжают на тушения на своем АПП: пожарный автомобиль первой помощи купили частично на собранные средства, частично на грантовые. И уже не первый год используют в поисковых работах малую авиацию.

- Есть люди, которые имеют свой самолет или вертолет и иногда помогают спасработам, - говорит Александр Хайтин, командир поисково-спасательного отряда «Экстремум».

В прошлом году летательные аппараты - не только вертолеты или микросамолеты, но и, к примеру, квадрокоптеры и мотопарапланы - применялись 13 раз. Поиск с воздуха экономит и силы, и время.

В региональном объединении сейчас - 156 человек, из них существенная часть - аттестованные спасатели, а уже из них 50 наиболее активных - поисково-спасательный отряд «Экстремум» (extremum в переводе с латыни, что характерно, «крайний»). Плюс еще 264 добровольных помощника, которых можно привлекать, скажем, для поиска в лесу. Они тоже «не с улицы» - прошли инструктаж.

Все они в базе, и, как говорит Александр Хайтин, информационная система «Экстремума» «по сложности и функциональности превосходит среднюю корпоративную». Хайтин «в миру» - айтишник. Как и большинство добровольных спасателей. Объясняют так: «Видимо, так утомляет работа с абстрактными образами, что тянет на конкретику».

Поиск «в природной среде» (в смысле, не в городе) - львиная доля работ «Экстремума». «Люди уходят на минуточку, а спасработы в теплое время длятся до двух недель», - комментирует командир отряда. В теплый сезон - грибы-ягоды, зимой - «пошел мужик в лес за елочкой».

В 2017 году добровольные спасатели отработали 592 заявки по потеряшкам - и это много: в пиковые дни доходило до 20 заявок (рекордным был урожайный на грибы 2016-й: в день до 40 заявок, а всего в год набралось 870). Из тех 592 непосредственно спасателями «Экстремума» были выведены из лесов 196 человек - остальные нашли дорогу либо сами, либо с помощью других людей. Но статистика ведется по заявкам, то есть по работам.

Самая прискорбная графа в этой статистике - «Работы прекращены». Это когда либо «ни человека, ни тела», либо тело. В 2017-м в ней - 33 заявки; найдено 7 тел. Таких случаев - 5%, и главная цель спасателей, чтобы эта доля убывала.

Она может сокращаться и благодаря профилактике. Добровольцы проанализировали места Ленобласти, где народ теряется систематически, и стали устанавливать там указатели: здоровенные красные железные стрелки с указанием дистанции. Их сейчас 643. Причем установить мало: надо проверять, не сбиты ли.

- Мы знаем, что указатели действенны, - говорит Александр Хайтин. - Во-первых, уменьшается количество заявок, во-вторых, некоторые люди так и дозваниваются: «Я заблудился, стою в лесу у стрелки номер такой-то».

Из случаев с потеряшками самый незаурядный - «пропал голый мексиканский мальчик» (цитата из заявки). На самом деле «мальчик» был абитуриент и не голый, а в футболке и трусах - правда, босиком. Приехал поступать в Питер, влился в компанию, поехали за город, неслабо выпили, и в ходе процесса парень, голося по-испански, кинулся в русские дали. Через сутки нашелся.

Котики, крокодилы и собаки

Спасение животных (где они только ни оказываются - от шахт лифта до высоченных деревьев) не входит в обязанности государственных спасательных служб. Вообще ни в чьи обязанности не входит. Поэтому с 2009 года «Экстремум» взял это на себя - создал службу «Кошкиспас». В прошлом году заявок на «снять котика с дерева» (и более душераздирающих) было около 800.

Самый занятный, пожалуй, вызов - «у нас в подвале крокодил». Правда, хозяин рептилии противился ее «извлечению».

Собак «Экстремум» не только спасает - но спасает и с помощью собак: есть своя кинологическая служба. Ее появление поясняют так: «Завел человек собаку. Смотрит - хорошее дело, надо найти применение. Где? А тут мы. И все, человек «пропал»: начинает учиться».

Сейчас у них 15 расчетов (человек и собака), допущенных по внутренней аттестации к работам в лесу; из них семеро аттестованы МЧС - это еще и работа на техногенных объектах. Плюс 11 новичков учатся: собака - один из двух основных способов найти человека без сознания. Второй способ, сплошное прочесывание местности, очень трудозатратный. В прошлом году было 77 выездов с собаками.

Круглогодично, круглосуточно

Круглый год 24 часа в сутки от добровольцев дежурят по два человека: координатор, принимающий заявки (они приходят обычно из Центра управления кризисными ситуациями), и руководитель - он в случае спасработ собирает информацию, ставит задачу и т. д.

Все работы - в тесной связи с прочими службами, но планируют и проводят сами. Поначалу государственные пожарные не решались направлять добровольцев в одиночку, теперь существенная часть пожарных выездов «Экстремума» самостоятельная: доказали свою состоятельность.

- Для любой волонтерской организации обучение людей - ключевой фактор, - говорит Александр Хайтин. - Идея, что умения и знания можно заменить эмоциональным порывом, неправильна.

За год у «Экстремума» 50 - 70 «выпускников». Необязательно все становятся добровольными спасателями: некоторые учатся для себя; за всю историю программы обучение прошли примерно 700 человек.

Если хочешь увидеть весь спектр спасательных работ, нужно приехать летом на большие учения. Проходят в лесу, 36 часов нон-стоп, 10 - 15 этапов имитируют всевозможные напасти, которые могут случиться с человеком. Приготовьтесь: там множество «окровавленных» людей. Статистов гримируют максимально правдоподобно - не из любви к искусству, а чтобы доброволец привык и потом не растерялся.

А есть еще отдельная предсезонная тренировка спасателей, которые будут работать в лесах: теряется человек, о его местонахождении знают единицы, остальные ищут. И трижды в год - комплексные учения поисково-спасательных отрядов с привлечением экспертов со стороны - опытных спасателей, врачей из медицины катастроф.

Ну и постоянно практикуются в дежурстве на всевозможных травмоопасных фестивалях вроде реконструкций, рыцарских турниров и т. д.

По закону

- Нам нужно больше людей и нам нужно лучше искать, - формулирует две основные задачи Александр Хайтин. - Например, для поиска в лесу всегда будет не хватать ресурсов, и вопрос эффективности работы играет ключевую роль.

В спасработах есть «ограничители» - их ставит закон. Например, в оказании первой медицинской помощи спасатели «Экстремума» умеют больше, чем «могут себе позволить». Они многое заимствовали из иностранной подготовки парамедиков, но у нас нет такой дисциплины - и человек без медицинского образования крайне стеснен в возможности помочь. Положим, угощать ослабевшего человека не пойми какими таблетками неправильно, но, с точки зрения добровольных спасателей, законодательство понимает «первую помощь» в слишком узких рамках 20 - 30-летней давности. С тех пор многие процедуры чисто технически стали легче и безопаснее.

Или другое: ограничения на полеты воздушных судов. «Хотелось бы более быстрой процедуры прохождения согласований», - отмечает Хайтин.

Или еще: закон строг в отношении пеленгации по мобильному телефону и не разделяет случаев крайней необходимости и прочих. «Получение пеленга мы запрашиваем через Центр управления кризисными ситуациями, и оно могло бы приходить побыстрее».

...Мужчин и женщин среди спасателей, что интересно, почти поровну (небольшой перевес у сильного пола). Они очень разных физических кондиций: говорят, все находят себе применение, если не в экстремальных спасательных работах, то водителем, координатором на телефоне и т. д. «Среднестатистический спасатель» - вовсе не вольный студент-холостяк: средний возраст - 33 года. Сами спасатели, впрочем, странности не видят: как раз тот возраст, когда к жизни подходишь осмысленно.

Сейчас стратегическая задача «Экстремума» - освоить навыки работы целым отрядом на масштабной чрезвычайной ситуации, вплоть до катастроф. Мечта - чтобы эти умения никогда не пригодились.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook