Главная городская газета

Когда невозможно терпеть

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Росгидромет оценил экологическое состояние водоемов Петербурга и Ленобласти

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью

«В ночь на 22 июня...»: память на рубеже блокады

Традиционная акция памяти пройдет у стен храма святых мучеников Адриана и Наталии в Старо-Панове 21 июня. Детали события – в нашем специальном материале. Читать полностью

Петербург - Хельсинки: поезда, автобусы, пересадки

В самый разгар чемпионата мира по футболу в России, в соседней Финляндии начался ремонт на железнодорожных путях. Как это затронет пассажиров поездов между Петербургом и Хельсинки? Читать полностью
 Когда невозможно терпеть | ФОТО PathDoc/shutterstock.com

ФОТО PathDoc/shutterstock.com

По официальным данным, каждый десятый добровольный уход из жизни в нашей стране совершают онкобольные. А сколько людей терпят муки до конца и умирают, не получив облегчения, и сказать страшно. И немногие задумываются, что на обезболивающих препаратах, по сути, «сидят» и родные больных. Без них они буквально умирают от страха, жалости и собственной беспомощности рядом с постелью близкого человека.

Наверное, мне повезло. Наша участковая врач, молодая милая женщина, входит в мое положение и, экономя опять же мое время и здоровье, периодически приносит оформленные рецепты на дом. Попутно сообщает, есть ли в аптеке, к которой мы приписаны, нужный наркотический препарат. «Бегите скорее, осталась одна упаковка!» – сообщает мне Татьяна Николаевна в очередной раз. Пять остановок до аптеки трясусь от страха! Если упаковку сейчас купят, у меня начнется нервный срыв, надо будет держаться самой и как-то решать вопрос с обезболиванием четвертой стадии рака, метастазирующего в кости, – у мужа... Мне везет. А вот женщине, прибежавшей на минуту позже, – нет... Я вижу ее глаза.

Потом еще долго в многолюдной толпе я буду узнавать людей, ухаживающих за лежачими близкими с болевым синдромом. В их глазах та же боль. Они кричат, как кричат их родные – среди шумного соседского веселья, детского плача и птичьих трелей. Среди чиновничьего равнодушия. Что поделаешь, это жизнь, которую так трудно обезболить на официальном уровне.

Приезжает хосписная бригада – узнать, как дела. Говорят: «Мы вас взяли бы. Да обезболивающих сейчас не хватает. Да и вы не отдадите же?». Не отдам! Потому что едва ли выносимее боль душевная, удесятеряющая физическую. Она снимается только участием и любовью. Тотальная их нехватка вынуждает пациентов просить родных и врачей о помощи в самоубийстве, а общество – всерьез размышлять об эвтаназии как альтернативном способе избавления больных от страданий. Только держа за руку умирающего и умирая вместе с ним каждый день, мы решаем, люди мы или уже нет...

А цифры жестоки. Более половины регионов России (54%) не применяют рекомендации ВОЗ по использованию наркотических анальгетиков в неинвазивных формах (т. е. в виде таблеток). Если в 2008 году в Москве эти средства получали 68% онкологических больных, то за последние три года их число сократилось до 47%, такую статистику приводит «Российский журнал боли». И всего 4% онкобольных в регионах России получают нужное обезболивание. А ведь экспертным комитетом ВОЗ заявлено, что «свобода от боли должна рассматриваться как право каждого ракового больного, а доступность болеутоляющих как выражение уважения к этому праву».

ВОЗ настаивает на том, что предельных разовых и суточных доз не должно быть, доза должна определяться потребностями обезболивания конкретного больного. Также по рекомендациям ВОЗ врач должен сам определять необходимость, дозу и режим применения обезболивающих средств, а не находиться под контролем начальника, коллектива, чиновника или «контролирующего органа», опасающегося, как бы онкобольной не превратился в наркомана.

Такие «умные» опасения встречаются на полном серьезе. Врачи возражают давно. Потому что, «регулируя наркотрафик» в пределах палаты, многие из них чувствуют себя палачами. Дело в том, что в случае невыносимых болей болевые рецепторы фактически блокируют действие анальгетика, беря его только на себя.


МЕЖДУ ТЕМ

Петербургский Росздравнадзор открыл «горячую линию» по вопросам назначения и выписки обезболивающих лекарств. Свои претензии горожане могут сообщить по телефону (812) 314-67-89. Линия будет работать по будням с 9.00 до 18.00, в пятницу – с 9.00 до 16.45, перерывы на обед с 13.00 до 14.00. Как сообщают в ведомстве, в любое время можно отправить свою жалобу по электронной почте – info@roszdravnadzor.spb.ru.

Напомним, что при комитете по здравоохранению также действует «горячая линия», на которую можно сообщить о проблемах с назначением таких лекарств, – 63-555-77.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook