Главная городская газета

Книжные мельницы

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Книжные мельницы | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Такая техническая операция, как перевоз части книжного фонда Российской национальной библиотеки в новое здание на Московском проспекте, почему-то вызывает в обществе повышенный ажиотаж. Мол, в главном здании на Садовой останется вообще непонятно что, начнется неизвестно какой и для чего ремонт... Официальные комментарии на этот счет действительно отличаются скупостью, что порождает еще больше слухов.

- Переезд части фондов на Московский - это разумный и неизбежный этап развития РНБ, а для главного здания - большое благо, - уверен заведующий отделом редких книг доктор филологических наук Николай Николаев. - И ныне счастливый случай, когда в результате этого перемещения мы можем вернуть историческим залам их прежний вид и предназначение.

Ремонт библиотеки, по мнению Николаева, неизбежен, а в отделе редких книг - так просто необходим, поскольку коллекции находятся сейчас в неподобающих условиях. Теснота ужасная: шкафы и стеллажи расставлены так, что хождение по отделу редких книг напоминает блуждание по лабиринту. Или по катакомбам. В чем автору этих строк довелось убедиться лично: кое-где и вовсе приходится протискиваться бочком.

- Понимая, что работы в библиотеке должны вестись поэтапно, мы ждали своей очереди много лет, - говорит заведующий отделом редких книг.

- И сейчас, что называется, уже вопия, вышли со своими проблемами на дирекцию. У нас катастрофически не хватает места... Часть книг просто негде расставить на полках, и они лежат наверху на шкафах, завернутые в бумагу, чтобы хотя бы не пылились. Причем речь идет о русских кириллических изданиях XVIII века. Это и те, что поступили недавно, и вторые экземпляры. В редкой книге ведь нет понятия дублетности. Каждая - со своей судьбой, и каждая на счету...

Мы беседуем в «готической зале», специально устроенной в императорской Публичной библиотеке в 1857 году для хранения коллекции инкунабул - так называют первопечатные книги, выпущенные до 1500 года. Поначалу помещение, у входа в которое на полу изображена пентаграмма, окрестили «кабинетом алхимика», но чаще всего именовали «кабинетом Фауста» - по аналогии с фамилией первопечатника Фуста.

- Кабинет Фауста тоже ведь не должен быть забит шкафами, как сейчас, - поясняет Николаев. - Вообще же ремонт для нас не просто прибавление площади, а концептуальное изменение работы. Это возвращение к просветительской, образовательной, даже воспитательной функции, которая была заложена еще Екатериной II при основании Публичной библиотеки.

Когда библиотека возникла, она имела большую коллекцию живописи, керамики, нумизматики. Сюда люди приходили образовываться и просвещаться. Эта традиция продолжается, а теперь она должна стать одной из ведущих.

- Отдел редких книг - один из первых по числу экскурсий, проводимых в РНБ, - говорит Николаев. - Но сейчас мы просто не имеем возможности достойно раскрыть широкой публике наши книжные сокровища! Мы бы хотели ввести в активный оборот книги XVIII века, инкунабулы, которые сегодня просто недоступны посетителям. Кстати, школьники с удовольствием разглядывают старинные книги, им это очень интересно. Даже отрываются от своих гаджетов.

По словам моего собеседника, возможность увидеть редкую книгу надо дать каждому. Да, они должны быть защищены специальными мерами безопасности. Как в Майнце - каждый может увидеть подлинную Библию, напечатанную Гутенбергом. Она хранится в особом сейфе под бронированным стеклом. А мы могли бы показывать «Апостол» Ивана Федорова...

- До революции по всему зданию библиотеки стояли специальные витрины с книжными шедеврами. А еще были «машины для чтения книг» - их можно увидеть на изображениях XIX века. Нечто вроде мельницы, на каждой лопасти которой находится старинная книга в раскрытом виде. Уверен, такая штука особенно понравится школьникам, - считает Николаев.

Кроме того, в отделе редкой книги хотят создать «восточный вектор». Западный есть - это библиотека Вольтера, единственная цельная личная библиотека XVIII века, сохранившаяся в Европе. А в основу восточного ляжет библиотека академика-арабиста Игнатия Крачковского, одного из основателей школы советской арабистики. Коллекция долгое время хранилась на Литейном проспекте в отделе литературы Азии и Африки...

На самом деле разговор об определенных музейных функциях библиотеки - давний. Он начался еще в 1980-х годах, когда директором Публички был Леонид Шилов. В 1990-х годах, когда РНБ руководил Владимир Зайцев, архитектор библиотеки Александр Бакусов разрабатывал проект «перезапуска» главного здания. То, что шаг за шагом происходит в Публичной библиотеке (реставрация зала искусства, Ленинского зала, нынешние проекты открытого двора со входом с Садовой улицы), - это все реализация его замыслов. Сам Бакусов несколько лет назад ушел из жизни, и дело продолжает его ученица Ольга Щепеткова.

- Проект Бакусова нисколько не противоречит охранному статусу главного здания, - уверен Николаев. - Как раз его ценность в том, что он возвращает многим помещениям библиотеки их ранее утерянные функции. Например, основное помещение отдела редких книг после войны просто урезали: возвели перегородку, за которой выгородили коридор для прохода читателей. Тогда думали, что временно. А затянулось на семьдесят лет...

Факт остается фактом: в ближайшие годы в результате перемещения значительной части книг основной читательский поток уйдет в новое здание РНБ на Московском. Как отметил замдиректора РНБ Владимир Фирсов, посетителями главного здания будут в основном научные сотрудники, ученые. Здесь останутся наиболее ценные (хотя и менее востребованные) коллекции: основной Русский фонд (до 1956 года), карты, эстампы, редкие книги, рукописи. Как же сделать так, чтобы оно не стало мертвым хранилищем редкостей?

- Речь ни в коей мере не идет о том, чтобы устроить в библиотеке музей, - подчеркивает Фирсов. - Это противоречит даже уставу РНБ. Музейный экспонат должен быть на особом хранении, а Публичная библиотека гарантирует предоставление документа каждому читателю. Поэтому мы говорим о том, что библиотека будет выполнять определенные музейные функции. Опыт уже есть. Например, в 2007 году был изготовлен специальный переносной ковчег, в который были помещены листы Остромирова Евангелия. И в таком виде фрагменты уникальной книги экспонировались в наших стенах, а затем были выставлены в Исаакиевском соборе как религиозная святыня. И это замечательно.

По мнению Владимира Фирсова, сейчас наступает новый этап развития РНБ. Последние двадцать лет все усилия были направлены на строительство и введение в эксплуатацию нового здания - как библиотеки самого современного уровня. Теперь надо сосредоточить их на сохранении историко-культурного значения нашей библиотеки, восстановлении исторической среды главного здания.

- Процесс длительный - на него уйдет не менее десяти лет, - отмечает Фирсов. - С моей точки зрения, если все делать тщательно, а только так и должно быть, это занятие не менее дорогостоящее, чем капитальное строительство.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook