Главная городская газета

«Кедров-парк»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

В Пулковском парке появилась «юбилейная» липовая аллея

В Петербурге на День города решили высадить молодые деревья. Читать полностью

Чистоте Суздальских озер угрожают бескультурные отдыхающие

До традиционного открытия пляжного сезона осталось несколько дней. В Петербурге 25 официальных пляжей, то есть тех, которым были выделены определенные средства на проведение благоустройства. После чего на каждом из них можно загорать, но будет ли разрешено купаться? Читать полностью

Накануне юбилея Петербурга откроют новые станции метро

Вечером, 26 мая, состоится торжественная церемония открытия станций метро «Беговая» и «Новокрестовская». Читать полностью

Кто увидит небо Лондона наяву?

«За период с конца марта по начало мая на новом маршруте из Петербурга в Лондон перевезены уже около 4 тыс. пассажиров...». Читать полностью

В Петербурге созывают на «Народный обед»

Старт всероссийскому добровольческому проекту «Народный обед» будет дан в Северной столице 26 мая. Малоимущие семьи с детьми смогут встать на учет для получения бесплатных продуктов. Читать полностью

Жасминовый снег, или путешествие в Сочи

Сегодня Сочи, пожалуй, самый популярный курорт России, преображенный зимними Олимпийскими играми 2014 года. Об этом до сих пор напоминают Белый мишка, Леопард и Зайка - символы прошедших Игр. После такого события оставаться прежним было нельзя. Читать полностью
«Кедров-парк» | Свой проект Владимир Валерьевич называет «Ботанический сад перспективных интродуцентов». Интродуценты - растения, переселенные в несвойственную им местность. ФОТО из личного архива В. Илюшичева

Свой проект Владимир Валерьевич называет «Ботанический сад перспективных интродуцентов». Интродуценты - растения, переселенные в несвойственную им местность. ФОТО из личного архива В. Илюшичева

Ему 48 лет, зовут Владимир Валерьевич Илюшичев. Представляется по псевдониму, Кедров, и подумывает сделать его официальной фамилией. Он затеял такое, что многие недоумевают: первый Ботанический сад не в пределах мегаполиса. На площади 120 га. Это будет кедропарк: сосна кедровая сибирская в наших краях произрастала, но было это 10 тысяч лет назад, а сейчас Владимир Валерьевич видит свою миссию в том, чтобы ее приютить и сохранить вне нынешнего ареала. Ему нет дела до скептиков. Он не видит уже десять лет и при этом вырастил на своем участке больше ста видов хвойных, в том числе редчайшие. А в 2013-м один из его проектов получил приз на международном фестивале «Императорские сады России».

- Владимир Валерьевич, как становятся коллекционером хвойных?

- Кто-то собирает спичечные коробки, кто-то - редкие монеты, а я - кедры.

Сейчас я живу в Ленобласти, а родился в Карелии, в Кондопоге. Лет с пяти с батей по месяцу жил в лесу. Оттуда, наверное, любовь к природе. В конце 1970-х переехали из Карелии в Эстонию, там дача была, и вот мне хочется с пацанами бегать, а отец: «Ты мне должен помогать!». И я до вечера в земле ковырялся. Меня это дачное крепостничество вот как достало!

В школе увлекся зоологией, хотел на зоолога выучиться, но перенес три операции под общим наркозом, учиться стал хуже, аттестат был с тройками - какой тут вуз... Уехал в Кондопогу к бабушке, поступил заочно в лесотехнический техникум в Петрозаводске. А в конце 1990-х - тоже заочно - в петербургскую Лесотехническую академию.

Я не люблю слово «незрячий». Предпочитаю «невидящий»: в этом как-то больше надежды. В начале 2000-х после травмы перестал видеть. Зрение мне в Военно-медицинской академии до определенной степени восстановили: в очках и с лупой +11 видел шесть верхних строк. Переехал к родителям, которые к тому времени уже обосновались в Ленинградской области. На участке кое-что посадил. Тогда еще что-то видел. Потихоньку читал, писал, из леса торф таскал. На электричке один ездил, иногда возвращался уже под ночь и в темноте пять километров от станции до поселка ходил.

Помню, осенью 2004-го написал список растений, которые хотел у себя посадить, и пришел в Ботанический сад на Карповке, в питомник. А мне говорят: «Что ж вы нам по-русски, вы нам на латыни пишите!». Засел за латынь. И в следующий раз пришел уже и с латинскими названиями.

Мне тогда одна сотрудница подарила кедр сибирский и кедровые стланики. Посадил, они перезимовали, и, наверное, с той весны 2005 года я «заболел» хвойными. И почему-то возня в земле, которая в школьные годы тяготила, теперь понравилась.

- Сколько у вас сейчас деревьев?

- Более 110 видов. В основном я их сажал уже не видя: в 2007 году совсем потерял зрение. На тот момент у меня было 28 видов хвойных. Два года лечился, четыре операции, врачи сказали, что ничего сделать не могут. И как-то после нескольких недель лежания кверху пузом понял: надо что-то делать. Останусь один - в деревне не проживу. В дом инвалидов не пойду. Монастырь тоже не для меня, хотя была мысль прижиться в монастыре и при нем организовать сад. Потом думал в крепеньком каком-нибудь лесхозе при питомнике пристроиться, но питомники сейчас фактически ликвидируются.

Летом 2012 года я решил, что надо создавать что-то самому. Познакомили меня с аспиранткой Лесотехнической академии, та предложила поучаствовать в фестивале «Императорские сады России», и пока мы 15 минут по телефону болтали, я придумал первый проект - «Ботанический сад для невидящих». Подобрал 12 видов хвойных по принципу тактильной контрастности: например, можжевельник обыкновенный - игольчатый, а можжевельник виргинский - чешуйчатый; пихта цельнолистная - колючая, а пихта корейская - с более мягкими иголками; у одной сосны короткие иголки, у другой - до 15 см...

Этот проект приз получил. Есть идея представить его как настоящий небольшой сад в городском районе. В парке Интернационалистов место выделено, но пока денег нет. Хотя этот сад как раз вписывается в программу «Доступная среда».

- Расскажите о проекте кедропарка.

- Смотрите: практически весь ареал сосны кедровой сибирской находится в нашей стране. Это одна из главных лесообразующих пород Сибири. Но даже там есть проблемы с ее самовосстановлением. А здесь можно создать научную площадку для изучения этого вида и его полезных свойств. Все-таки 10 - 15 тысяч лет назад сосна кедровая сибирская произрастала на территории нынешнего Северо-Западного региона страны.

И мне интересны деревья, которые просто так не достанешь: пихта камчатская, пихта Семенова из Киргизии, псевдотсуга японская. У меня знакомства уникальные, в том числе в заповедниках. Если попрошу - в семенах не откажут. И я хочу создать коллекцию растений, которые, как считается, в нашем климате расти не могут. Но у меня ведь растут - пихта греческая, пихта троянского коня. Друзья-ботаники не верят, пока не увидят.

- А почему у вас растут? Уход какой-то хитрый?

- Я нескромно скажу: растут - потому что я умный. А умный - потому что думаю. Обычно растения сажают так, чтобы было приятно людям, а это проигрышный вариант. Я исхожу из того, чтобы растению было хорошо. Если оно будет расти, то человек уж как-нибудь под него подстроится.

- Владимир Валерьевич, честно говоря, замахнулись вы: кедропарк на 120 га... Землю искать, оформлять и прочее. Где вы спонсора найдете?

- Да-да, я знаю, что многие собирают деньги и у всех очень важные цели. Мне как-то одна женщина, которая работала в нескольких благотворительных фондах, написала: у некоторых родителей больных детей нет 100 рублей на пластырь, который без боли можно отлепить, а вы собираете деньги на растения! Я ей ответил: и во время войны, в тылу, кто-то сажал деревья. Это тоже очень нужно и важно... Она не нашлась, что мне ответить.

Лет через 10 - 15 кедропарк станет притягивать не только российских специалистов (их у нас, честно говоря, немного осталось), но и зарубежных. А 120 га - это не так много. Это квадратный километр и еще пятая часть. Причем сам Ботанический сад обоснуется на площади 60 га, а будут еще прививочные плантации, газоны, лаборатории, теплицы. В будущем - ландшафтные фестивали и лекции. Я уже подходящее место присмотрел в Ленобласти, бывшие сельхозугодья, постоянно слежу за статусом этого участка - пока так и пустует.

Я думаю так: если сомневаться - ничего не достигнешь. Надо верить. Я когда-то поверил старому лесоводу Виктору Михайловичу Урусову, он во Владивостоке живет. Он рассказывал, что видел в начале 1960-х на южных Курилах сосну мелкоцветковую. Другие кедроводы ему не верили, ходили в экспедиции - не нашли. А я, сидя на телефоне, за тысячи километров, узнал: действительно есть там такая сосна.

Мне ее семена осенью пришлют.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook