Главная городская газета

Как мы помянули Высоцкого

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Кто в должниках у ЖКХ, или развод по-петербургски

История с квитанциями, в которых числились долги по квартплате десятилетней давности, далека от завершения. Потому каждой из 418 тысяч семей, которые получили подобное извещение, стоит разобраться в вопросе и вооружиться некоторыми знаниями. Читать полностью

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью

«Норд Стрим-2»: стройка начинается

Компания Nord Stream-2 AG получила разрешение Минстроя РФ на строительство сухопутного участка газопровода в России. Читать полностью

Золотая медаль за «работу в поисковой системе Яндекс»

VIII Всероссийский чемпионат по компьютерному многоборью среди пенсионеров принес золотую медаль петербуржцу Сергею Алексеевичу Осокину. Он стал первым среди начинающих пользователей в номинации «Работа в поисковой системе Яндекс». Читать полностью

«Штрафной костер», или пожары атакуют

В лесной зоне всей Ленинградской области действует особый противопожарный режим. Читать полностью

Пролетарии всех стран, приезжайте в Петербург!

Они задействованы в тяжелой промышленности, машиностроении, строительстве, обрабатывающих производствах и сфере услуг. Их труд используют не менее 36% предприятий города. Какой вклад вносят мигранты в экономику Петербурга? Читать полностью
Как мы помянули Высоцкого | ФОТО Сергея Метелицы/ТАСС

ФОТО Сергея Метелицы/ТАСС

25 января исполнилось бы 80 лет Владимиру Высоцкому. Ушедший рано из жизни поэт, актер, певец не забыт и любим многими. Его юбилей страна отметила широко спектаклями, концертами, передачами и творческими встречами у памятников Высоцкому. Но мы помним и другое время. Время официального непризнания, что, впрочем, никак не влияло на всенародную любовь к Высоцкому. И вот любопытный факт, о котором поведал газете наш читатель.

В начале 1987 года я, тогда еще тверской житель, загорелся идеей поехать в Москву и установить мемориальную доску на доме, где жил Высоцкий. «А разве там нет доски?» - удивлялись мои наивные сослуживцы. Какая доска в стране, где он как бы и не поэт...

Мои друзья на заводе, где я работал, большими почитателями Высоцкого не были, тем не менее бросились помогать. Привели гравера, который, посмотрев на мой эскиз, вызвался сделать работу бесплатно, только материал надо было оплатить. Деньги собрали тверские студенты. К слову, некоторые «высоцковеды» отнеслись к моей затее скептически, мол, это авантюра, дискредитирующая имя поэта. И вообще никто мне спасибо не скажет, а жизнь я себе осложню.

К концу мая доска была готова, а в начале июня я с другом Сашей, тоже инженером-электриком, отправился на утренней электричке в Москву. Где-то к полудню добрались до Малой Грузинской, 28. Изучив стену, выходящую на улицу, решили, что под номером дома для нашей доски идеальное место. На соседней стройке под честное слово взяли козлы и, надев для маскировки рабочие халаты, принялись за дело. Я сверлил отверстия под будущую доску, а Саша стоял на стреме. Было страшно: дрель противно визжала, но прошедшие мимо милиционеры внимания на нас не обратили. Так мы подготовили место для доски, а дюбеля прикрыли пластилиновыми заглушками.

В ночь на 25 июля, накануне дня памяти Высоцкого, теперь уже с доской приехали на Малую Грузинскую. Фанаты были в курсе предстоящего и в нетерпении слонялись возле дома. Мне удалось незаметно отключить освещенный номер дома. Я принялся за работу, стоя на плечах двух парней. Прикрепил доску и довольный сделанным провел рукой по шлифованному камню. И с ужасом обнаружил трещину - я не учел неровность стены и мрамор лопнул. Было три часа ночи.

Всей толпой отправились на Ваганьково, а после вернулись, чтобы уже при дневном свете прочитать: «В этом доме в 1975 - 1980 гг. жил поэт Владимир Высоцкий». У стены уже лежали кем-то положенные свежие цветы.

Трещина не давала покоя, и через два месяца мы с Сашей опять появились на Малой Грузинской, но уже днем и с новой доской. Тот же белый мрамор, только текст выделен не «золотом», а черным лаком, чтобы лучше читалось. Когда снимали треснувшую доску, она распалась на две половины. Мы их положили на кусок фанеры и тут же на восьмом этаже отдали матери поэта.

Наша доска провисела на доме до 23 января 1988 года.

Когда я приехал в Москву на пятидесятилетие Владимира Семеновича и пришел к его дому, то на стене под целлофаном ожидал своего торжественного открытия теперь уже официальный художественно выполненный мемориал. А под номером дома упрямо торчали четыре шурупа, за один из которых зацепился осколок белого мрамора.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook