Главная городская газета

«Извините за беспокойство»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
«Извините за беспокойство» | ФОТО из архива редакции

ФОТО из архива редакции

Таких операций во время войны было достаточно. Но для нашего батальона это был первый бой, который показал, что немцев можно побеждать, они нас боятся и при опасности паникуют и драпают. Этот бой здорово поднял дух бойцов, и наша 291-я стрелковая дивизия в течение всей войны никогда не отступала, была награждена орденами Красного Знамени и Кутузова, получив название Гатчинская.

Это произошло в августе 1941 года. Оборонительный рубеж нашего батальона оказался слишком растянутым. Огневых средств имелось мало, а приказ поступил грозный: ни шагу назад. При таких условиях, когда расстояния между ротами достигали сотни метров, а с соседними батальонами - до полукилометра и прикрыть эти бреши было нечем, возможность прорыва немцев оказывалась слишком велика.

В землянку, где находился командир батальона старший лейтенант Рахманинов, вошел командир первой роты Комаров. Он доложил, что вернулась группа разведчиков. Они видели, что немцы в деревне Большие Туганицы группируют значительные силы пехоты. Есть у них и танки. Что делать, если завтра начнут наступать?

Оказывается, у Комарова уже имелось предложение. «Надо небольшую группу послать к этой деревне, чтобы она наделала там побольше шума. Пусть немцы решат, что рубеж охраняют солидные силы, и задержатся с наступлением», - сказал Комаров. Подумав, комбат согласился. Пригласили начальника штаба и разработали план. В группу, которая должна была инсценировать нападение, отобрали сорок человек, которым придали двух минометчиков. Командиром назначили Комарова.

Выходить решили в два часа ночи. Нам нужно было проникнуть в тыл немцев. Задача упрощалась тем, что линия фронта, как я уже говорил, не была сплошной. Но и усложнялась тоже: немцы, боясь ночных нападений, постоянно освещали передний край ракетами и бесцельно поливали передовую трассирующими пулями. Из основного отряда выделили группу, которая должна была имитировать прорыв. А мы под его шум пробраться к деревне.

До своих траншей на передовой мы шли согнувшись. Дальше Комаров приказал ползти, что не понравилось минометчикам, которые не привыкли передвигаться со своим оружием по-пластунски. Ненадолго остановились, ожидая, когда наши начнут стрелять. И под грохот нашего и ответного огня противника благополучно миновали немецкие траншеи. Облегченно вздохнули, когда они остались позади.

Пошли в полный рост и вскоре увидели дорогу, но ею не воспользовались, чтобы себя не обнаружить. Двинулись по тропке, которая вдруг уперлась в болото. Его покрывал туман, а карта указывала, что эта топь непроходима. Рискнули. Лотки с минами, автоматы с запасными дисками, гранаты давили на плечи, прижимая нас к зыбкой трясине, кочки предательски выскальзывали из-под ног. Утопая по колени в жиже, мы наконец выбрались и оказались в густом лесу. Комаров приказал вести себя тихо, сушиться и отдыхать. Налет на деревню он назначил на вечер.

Из Больших Туганиц до нас долетала немецкая речь, были видны дымки костров. Подошли к опушке леса и беззвучно сняли двух часовых, беспечно сидевших на пеньках. И вот деревня перед нами как на ладони. Каждый выбрал себе цель. Комаров взмахнул рукой, и началось... Немцы заметались, послышались дикие крики. Не понимая, что происходит, они, видимо, решили, что началось крупное наступление нашей армии, и стали в панике отступать по единственной проезжей дороге. На нее устремились автомобили, пехотинцы, мотоциклисты, повозки. Они налетали друг на друга. Образовалась пробка.

Паника среди немцев усилилась, но Комаров не поднимал людей в атаку. Немцы сразу бы увидели, как мала наша группа, и могли быстро организовать сопротивление. Сейчас главное было - поддерживать этот вихревой темп огня, чтобы не давать врагу прийти в себя. Но вдруг один из бойцов крикнул: «Товарищ лейтенант! Позади нас танки, они уже заводятся».

Три танка в десятках метров от нас стояли на небольшой поляне. Они, очевидно, были хорошо замаскированы, поэтому мы их сразу не заметили.

Лейтенант распределил, кому под какой танк бросать гранаты, и подал команду. Почти одновременно вечерний воздух потрясли три взрыва. Гусеницы двух танков оборвались, а третий успел двинуться и граната не причинила ему повреждений. Метнули другую, а вслед за этим в каждый по бутылке с зажигательной смесью. Три громадных костра в вечерних сумерках озарили поляну. Экипажи пытались спастись, но им это не удалось...

Огонь затихал. Немцы оставили Большие Туганицы, но нам занимать деревню было бессмысленно. Одумавшись, враг захочет взять ее вновь, а с нашими силами удержать это место будет невозможно. И тогда Комаров приказал разжечь вокруг деревни несколько небольших костров, чтобы создать видимость нашего присутствия. А потом на какой-то доске написал размашисто: «Господа фашисты! Очень извиняемся, но мы еще раз побеспокоим вас послезавтра».

Его расчет оправдался. Немцы впустую несколько часов били по деревне. А потом, вместо того чтобы наступать, стали возводить укрепления. Наш батальон в это время был усилен необходимыми огневыми средствами, и рубеж до приказа командования мы удерживали еще долго.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook