Главная городская газета

Горе-бизнес

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
 Горе-бизнес | Иллюстрация Brian A.Jackson/shutterstock.com

Иллюстрация Brian A.Jackson/shutterstock.com

Пенсионерка Татьяна Ивановна, посочувствовав чужому ребенку, нуждающемуся в дорогостоящем лечении, за воздушный шарик отдала встреченным молодым людям половину своей пенсии. По иронии судьбы, через какое-то время она увидела этих же парней в транспорте. Они, не узнав облапошенного ими лоха, беззастенчиво обсуждали размеры добычи. Обыватель скажет – глупая пожилая тетка! Да нет, просто добрая и искренне хотела помочь. А сколько таких пенсионерок? Тысячи!

Подобные «благотворительные» сборы средств можно часто увидеть в людных местах северной столицы. Молодые лоботрясы, которые даже не задумываются о чудовищности своих действий, особенно активизируются в теплое время года. Их методы «честного отъема денег» просты и незатейливы. Обычно к прохожему подбегает юноша или девушка и настойчиво предлагает купить шарик, браслет или ручку за небольшую сумму, объясняя, что деньги пойдут на помощь больным детям, старикам, инвалидам, кошечкам-собачкам... Может, кто-то из горожан и проходит мимо них с каменным лицом, но большинство с готовностью достают кошелек и жертвуют мошенникам купюры разного достоинства, буквально «за осмотр провала».

Разумеется, эти уличные девочки-мальчики действуют не в одиночку. За их спинами стоят солидные дяди-тети, которые либо сами создают фонды-однодневки, либо собирают деньги от имени уже существующих и хорошо известных благотворительных организаций.

По словам представителя благотворительного фонда «Добрый город» Анны Типикиной, объявления о поиске волонтеров для различных благотворительных организаций можно встретить где угодно. Но больше всего их в Интернете на сайтах вакансий. Причем предпочтение мошенники отдают желающим подзаработать несовершеннолетним ребятам. Им выдают футболки с логотипами известных благотворительных фондов, таких как «АдВита» или «Подари жизнь», и отправляют на заработки.

Несмотря на то что волонтеры, по идее, должны заниматься общественной деятельностью безвозмездно, труд этих подростков оплачиваемый – как правило, им отдают 10% от пожертвований добрых горожан. А собирают лжеволонтеры, по словам экспертов, от 2 до 5 миллионов рублей в месяц.

– Такой вид мошенничества не только ужасен с точки зрения морали, но еще и подрывает доверие к благотворительности в целом, которая в нашей стране только становится нормой. Мы пока не сталкивались с «уличными» лжеволонтерами, но в 2013 году прошла целая волна квартирных мошенничеств: в парадных вешали объявления о том, что фонд «АдВита» собирает деньги на больных детей (причем реальных, на которых фонд на тот момент действительно собирал деньги, – информация была взята с нашего сайта). Всех оповещали о дате, когда волонтер пройдет по квартирам и соберет пожертвования. К счастью, кто-то из бдительных жильцов нам позвонил, мы обратились в полицию, но злоумышленников поймать не удалось.

Еще один пример. В России есть фонд с поистине «золотым» названием, волонтеры которого собирают пожертвования на лечение онкобольных детей. Правда, руководители этой организации, похоже, не спешат отчитываться, куда действительно тратят собранные деньги.

Бдительным гражданам на просьбу показать документацию юные «волонтеры-промоутеры» лишь демонстрируют вызывающее сомнения свидетельство о государственной регистрации некоммерческой организации. Но на конкретные вопросы о деятельности фонда и судьбе его подопечных собиратели пожертвований ответить затрудняются.

Если «погуглить» в Интернете, то можно выяснить, что данный фонд зарегистрирован в малонаселенном городке Красноярского края. А в графе «отчеты» на сайте этого фонда есть только фотографии детей и указание сумм, которые удалось собрать. Но информации о том, где лечились эти дети, там нет. Между тем этот фонд успешно собирает средства с легковерных граждан и в Петербурге.

Подобных историй, увы, много.

Проблема лжеволонтеров актуальна для всей России, бизнес попрошаек поставлен на широкую ногу. Они пользуются тем, что и народ у нас жалостливый, и о том, как реально работают фонды, знают мало.

Как считают представители благотворительных фондов с безупречной репутацией, необходимо разместить в городе социальную рекламу, разъясняющую петербуржцам простую идею – все ответственные НКО города собирают пожертвования только на организованных площадках и только силами совершеннолетних волонтеров. А еще специалисты предложили публично отказаться от сборов пожертвований в ящики на улицах. Кроме того, НКО намерены разработать инструкцию для граждан о том, как делать пожертвования и какие действия предпринимать, если столкнулись с мошенничеством.

Памятка горожанам

Что фонд «АдВита» категорически не делает

Волонтеры фонда никогда не ходят по квартирам. В Петербурге, к сожалению, это один из самых распространенных вариантов мошенничества: в парадном вешается листовка с фотографией, взятой с сайта «АдВита», и реальной историей ребенка, в листовке указывается время, в которое псевдоволонтеры пройдут по квартирам и соберут пожертвования. Фонд «АдВита» никогда не собирает пожертвования, обходя квартиры.

Фонд никогда не собирает пожертвования в кэш-бокс без заключения договора об установке ящика. Если в ответ на просьбу показать документы человеку предъявят договор волонтера с фондом или договор фонда с подопечным, помните, что этого недостаточно. Необходим двусторонний договор об установке ящика для пожертвований, подписанный фондом и площадкой, на территории которой находятся сборщики. Если это метро, то должен быть договор с метрополитеном. Если это улица – договор с районной администрацией. Если это бизнес-центр – договор с бизнес-центром. Если такого договора нет, сбор средств незаконен.

Фонд «АдВита» никогда не собирает пожертвования на счета волонтеров или сотрудников фонда. Будьте осмотрительны: средства, переведенные на карту волонтера или даже самого подопечного, становятся его собственностью, и у жертвователя нет никаких способов заставить этого человека потратить средства именно на то, на что он сделал пожертвование.

Считать, что в «таком святом деле» мошенников нет и «родители никогда не поступят неправильно», невероятно наивно. Интернет полон историй, когда собранные на личные счета средства исчезали в неизвестном направлении.

Волонтеры фонда «АдВита» никогда не собирают пожертвования в общественном транспорте. Если в метро или электричке ходят люди с фотографиями больного родственника, никогда не давайте им денег.

Фонд никогда не рассылает просьбы о помощи на электронные адреса личной почты с использованием механизмов спам-рассылки. Если вы получили на личный e-mail письмо, в котором вас просят спасти такого-то ребенка, не поленитесь и наберите имя в поисковике: как правило, мошенники используют уже готовые странички подопечных разных фондов, просто для сборов дают свои реквизиты и электронные кошельки.


Требуется помощь


Арбуз для внучки

5Кравчик-Таисия-3.jpg«Танцевать дочка начала раньше, чем ходить, вставать и даже ползать, – вспоминает Елена, мама семилетней девочки из Калининградской области Таисии Кравчик. – В четыре года я отдала дочку на балет. Еще сходили на прослушивание в музыкальную школу, там сказали, что будет толк, и мы начали заниматься. Но теперь дочка собирается стать не музыкантом или танцовщицей, а доктором... В больнице они все хотят быть врачами и собирают свои «медицинские чемоданчики», хвастая друг перед другом добром, которое удалось у медсестер выцыганить...»

Заболела Тая в марте этого года неожиданно и резко. Буквально за три дня руки и ноги покрылись синяками. Мама вызвала врача, который срочно направил ребенка в областную больницу. Там взяли пункцию, сделали другие необходимые анализы. Доктора заподозрили, что у Таички тяжелое гематологическое заболевание – апластическая анемия. Для уточнения предварительного диагноза и лечения мама с девочкой приехали в Петербург в НИИ им. Р. М. Горбачевой. Здесь версия калининградских врачей подтвердилась, окончательный диагноз «идиопатическая апластическая анемия сверхтяжелой степени тяжести».

«Тая очень активный ребенок, спокойно не ходила, вечно бегом, – рассказывает Елена. – Когда заболела, это стало проблемой. Сложно объяснить маленькой девочке, что собой представляет ее диагноз, к чему может привести недостаток эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов...

Однажды – это было еще в Калининграде – я на несколько часов оставила дочку в больнице с бабушкой. Тая от нее сбежала в игровую комнату и от души наскакалась на игрушечной лошадке. В итоге начались почечное кровотечение, головная боль, рвота, подозревали даже кровоизлияние в мозг, но обошлось.

Дочка страшно перепугалась и поняла наконец, что все запреты – это не прихоть врачей и мамы. После этого случая стала вести себя осторожно, переспрашивать по нескольку раз, что можно, а что нельзя».

К счастью, Таисия девочка не только шустрая, но и, когда надо, усидчивая. Она шьет мягкие игрушки, делает замечательные аппликации и щедро одаривает своими поделками знакомых и родственников. Девочка прекрасно рисует, чаще всего – животных. «Это просто удивительно, как она ладит с животными, – говорит Елена. – У соседа собака была злющая, небольшая, но с очень скверным характером, на всех подряд кидалась. Все ее старались стороной обойти, а Тая единственная совершенно безбоязненно подходила и гладила. И ее, и всех дворовых приблудных собак. Зимой варежки чуть ли не каждый день приходилось стирать – так пахли псиной».

Еще очень надоела диета. Того, что Тая съела бы, – нельзя, а того что разрешается, категорически не хочется. При росте 125 сантиметров девочка весит всего 20 килограммов. Самым вожделенным лакомством Тае сейчас кажется арбуз, тоже запретный. Она знает, что мама ни за что его не купит. Поэтому девочка вступила в сговор с бабушкой: та по настоятельной просьбе внучки раздобыла семена и посадила арбуз у себя на грядке. Правда, неизвестно, вызреет ли он в Калининградской области.

Чем помочь:

Тае провели курс лечения препаратом «Атгам», которое, к сожалению, не позволило запустить кроветворную функцию костного мозга. Поэтому теперь девочке предстоит его пересадка. Поиск донора в зарубежном регистре оплатил Русфонд. Из-за сниженного иммунитета девочке постоянно требуются дорогостоящие антибиотики и противогрибковые препараты. Один из них – «Кансидас», ежедневная терапия которым обходится в 14 567 рублей.


Все – за одного

5Макаров-Виталий-1.jpgВиталику Макарову довелось полежать в больнице и с мамой, и с бабушкой, и со старшим братом Владиславом. С Владом – лучше всего. Брат спокойно, уверенно, ловко и без лишней женской тревожности и суеты делает все, что необходимо тяжелому больному. А во время бесконечных, длящихся сутками капельниц у братьев Макаровых уйма времени на обсуждение тем, интересных обоим.

Владиславу 21 год, он студент третьего курса Университета аэрокосмического приборостроения. Виталию 15 лет, мальчик учится в физико-математическом лицее # 419 (Петродворец), недавно, находясь в больнице, окончил 10-й класс. Юноша увлечен информатикой, программированием, графическим дизайном, мечтает поступить в Университет информационных технологий, механики и оптики. Разница в возрасте у братьев вроде бы небольшая, но Влад в чем-то сумел заменить Виталику отца, когда папы у мальчиков не стало... И это за последние пять лет была не единственная трагедия в семье...

«В мае 2010 года, когда Виталик оканчивал начальную школу, ему поставили диагноз «острый лимфобластный лейкоз», – рассказывает мама мальчика Ирина. – Девять месяцев мы с сыном провели в детской городской больнице # 1. Виталик прошел семь курсов химиотерапии, была достигнута ремиссия. Едва мы успели вернуться домой, как радость от того, что вся семья снова вместе, омрачилась известием о том, что и мой муж тяжело болен. А спустя два месяца нашего папы не стало. Потом умер дедушка Влада и Виталика. Остались мы с бабушкой с двумя детьми без мужской поддержки. Тут-то Владик нас удивил – сказал: «Теперь я старший», – и начал таскать тяжелые сумки из магазина, делать в доме мелкий ремонт и всячески опекать брата. Влад, когда можно было, брал брата с собой на волейбольную или баскетбольную площадку. И переживал, что не может вывезти на рыбалку или охоту – сам-то успел поездить с отцом».

Семья думала, что болезнь отступила навсегда, но, как оказалось, нет. Прошло пять с половиной лет, давно закончилась поддерживающая терапия, и вдруг Виталик снова стал жаловаться на боли в ногах, на коже появилась сыпь... Предчувствуя худшее, мама сразу повезла сына в больницу. Опасения оправдались: у Виталика диагностировали поздний рецидив.

«Все было как в дурном повторяющемся сне: снова больничные стены, снова анализы и капельницы, – рассказывает Ирина. – Первые три месяца с Виталиком в больнице провел брат. Ни я, ни бабушка не могли позволить себе больничный.

На этот раз одной химиотерапией лечение не ограничится. На консультации в НИИ им. Р. М. Горбачевой нам объяснили, что только пересадка костного мозга позволит избежать рецидивов в будущем. В первую очередь на генетическую совместимость проверили старшего брата. Увы... Как Влад расстроился – не передать!

А Виталик у нас – оптимист. Он не сомневается, что выздоровеет, больше переживает из-за выпускных экзаменов, которые предстоит сдавать в будущем году, и из-за поступления в вуз...»

Чем помочь:

Совместимого неродственного донора костного мозга для Виталия пришлось искать через германский регистр. Выставлен счет на 18 000 евро. К счастью, благодаря помощи жертвователя удалось сделать первый денежный взнос – 7000 евро, это позволило запустить процесс поиска. Чтобы пересадка состоялась, необходимо собрать оставшуюся сумму.


Любимое платье

5Павлова-Кристина-4.jpgКристина Павлова в свои десять лет умеет вязать морские узлы, готовить омлет, жонглировать – мячиками, кольцами и кеглями, танцевать современные и восточные танцы, шить, вязать спицами и немножко крючком. Она занимается гимнастикой, играет в волейбол и замечательно рисует. Мама девочки Яна убеждала дочку не жадничать, отказаться от каких-то из своих многочисленных хобби, но в ответ слышала, что... хорошо бы еще найти время и для краеведческого кружка...

«Я и предположить не могла, что все закончится буквально в одну февральскую ночь – и спорт, и танцы, – вспоминает Яна. – Кристине вдруг стало плохо, открылось носовое кровотечение, которое ничем нельзя было остановить. Вызвали «скорую», которая доставила нас в Новгородскую детскую областную больницу. В анализах крови была выявлена тяжелая анемия, тромбоцитопения, лейконейтропения. Обследования показали, что селезенка, печень и лимфоузлы сильно увеличены, а в легких – затемнения.

Держалась высокая температура, капельницы и антибиотики не давали результатов, состояние ухудшалось с каждым днем. По совету лечащего врача, мы самостоятельно отправились в НИИ им. Р. М. Горбачевой. К счастью, здесь нас приняли на обследование и лечение. Три пункции костного мозга, биопсии лимфоузлов, КТ, ПЭТ, постоянные заборы крови... Кристина храбро все переносила, даже когда у меня уже опускались руки.

Пока ставили диагноз, состояние дочери ухудшалось, селезенка была настолько увеличена, что встал вопрос об ее удалении, однако крайне низкий уровень тромбоцитов не позволял провести операцию. Было принято решение госпитализировать мою девочку. После переливаний крови состояние немного улучшилось, 11 мая врачи рискнули ребенка прооперировать.

Через неделю дочери был поставлен предварительный (анализы для подтверждения отправлены в Москву и Израиль) диагноз «гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз». Это редкое и тяжелое гематологическое заболевание, при котором гистиоциты – клетки организма, которые должны выполнять защитную функцию, «выходят из-под контроля» и начинают поглощать клетки крови – эритроциты, лейкоциты, тромбоциты, а также их клетки-предшественники. В результате возникает нехватка клеток крови и тяжелое поражение всех органов.

Нет слов, чтобы рассказать, что творится в душе матери, которой сообщили, что ее единственный ребенок, который еще вчера был весел и здоров, сегодня находится в смертельной опасности!»

Кристина отнеслась к лечению по-взрослому ответственно. Чуть ли не с первого дня она завела тетрадку, куда стала ежедневно по часам записывать все мельчайшие детали: во столько-то было такое-то лекарство, такая-то капельница. «Вдруг доктор завтра придет и спросит: «В котором часу ты пила эти таблетки?» – а я не помню, – объясняет девочка свою инициативу. – А так у меня все записано». Даже врачи похвалили: «Какой взрослый ребенок!»

Кристина и выглядит чуть старше своего возраста. Она рослая девочка и очень радуется, когда их с мамой принимают за подружек. Еще больше радует, что можно попользоваться маминым гардеробом, благо обе дамы предпочитают спортивный стиль одежды. Яна не против – при условии что вещи будут возвращаться в шкаф без пятен от шоколада и мороженого.

Но случались и казусы. Как-то мама, собираясь на работу, обнаружила, что ее платье уже ушло в школу на утренник... Именно этот, любимый обеими наряд, Кристина собирается надеть, когда вернется домой и устроит для друзей вечеринку с огромным тортом. Мама – за!

Чем помочь:

Пока диагноз уточняется, Кристине назначено поддерживающее лечение. Девочке приходится проходить большое количество дорогостоящих обследований, сдавать платные анализы. Сейчас единственный доход семьи – зарплата бабушки, которая работает уборщицей.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook