Главная городская газета

Героям-политехникам больше не место в Политехе?

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Героям-политехникам больше не место в Политехе?  | ФОТО iDesign/shutterstock.com

ФОТО iDesign/shutterstock.com

Прочитала статью Вадима Кузьмицкого «Герои на фоне Политеха» («СПб ведомости», 4.08.2016) и не могу не отозваться.

Когда больше сорока лет назад я и мои друзья поступили в Политех (а именно так все по-прежнему зовут наш вуз, как бы ни пытались «приклеить» к нему другие названия), памятник героям-политехникам уже стоял и был неотъемлемой частью учебного комплекса.

Не все, однако, знают, что этот памятник был создан по решению и на деньги политехников и место для его установки выбирали сами фронтовики - ветеранами тогда их еще не называли. Профессора и студенты института добровольно (действительно добровольно!) переводили в фонд памятника деньги: многие профессора и доценты отдавали свою месячную зарплату, а студенты и ассистенты половину месячного дохода. Студенческая стипендия тогда составляла 40 рублей, и прожить целый месяц на 20 было непросто, но люди чувствовали, что делают что-то правильное.

На кафедре, где я училась на знаменитом физико-механическом факультете, работал доцент Илья Борисович Баргер. Он потерял на Ленинградском фронте ногу, а в блокадном Ленинграде умер его маленький сын. Его жена, не желая усугублять и без того трудную жизнь фронтовика, не решилась сразу написать ему об этом и два года в письмах рассказывала, как подрастает малыш. После войны у них родилась дочь, и это была потрясающая семья. Баргер тоже участвовал в выборе места для памятника и внес месячную зарплату в его фонд. Он был скромный и мужественный человек, и, проходя мимо монумента, я всегда вспоминаю о нем.

И это абсолютная чушь, что памятник закрывает фасад главного здания Политеха. С равным успехом можно сказать, что Александрийский столп закрывает фасад Зимнего дворца. Да, закрывает, если встать непосредственно перед памятником, чтобы рассмотреть поближе прекрасный барельеф и прочитать надпись. Если же идти по аллее, ведущей к главному зданию от входа в парк, то единственное, что закрывает сам памятник (а не деревья за ним, посаженные тоже пятьдесят лет назад), так это новодельный бюст Петра Великого.

При всем почтении к царю-реформатору, к Политеху он не имел и не имеет никакого отношения, и то, что вузу присвоили его имя, для меня, скорее, недоразумение. Тем более что даже это «высокое звание», к сожалению, никак не способствует продвижению Политеха в рейтинге российских вузов: он позади и Томского политехнического, и Новосибирского, и Уральского университетов. Наверное, там руководство меньше занято переносом памятников героям войны и уделяет больше внимания научной и учебной деятельности.

О переносах памятников воинам Великой Отечественной мы больше слышим из-за пределов нашей родины, и тогда мы все дружно негодуем. Так почему же у нас, в городе, пережившем жесточайшую блокаду и выстоявшем, вообще может идти речь о таких вандалистских намерениях?

Политеху немного больше века, и почти половину этого срока его прекрасный парк украшает памятник героям-политехникам. Он давно стал неотъемлемой частью кампуса. Рядом с ним можно посидеть, почитать, просто побродить, разглядывая памятник не на бегу. Отсюда мы когда-то отправлялись в стройотряды, сюда же приходили на свидания и просто поболтать с друзьями...

И та аллея, со стороны которой якобы не виден фасад главного здания, - это отнюдь не главная дорога к вузу: она заканчивается забором, за которым нет ни улицы, ни площади, ни метро, а только проход к бассейну Политеха. Зато место, предназначенное, по мысли ректора, для памятника, находится уже за забором Политеха. Вот так - раз, и отрезать кусок истории вуза!

У меня в Политехе по-прежнему много друзей. И когда я обсуждала с ними происходящее, сложилось впечатление: даже будучи несогласными с действиями руководства, сотрудники университета боятся высказывать свое недовольство публично. Директор музея Политеха, похоже, за это уже поплатился - он был уволен в одночасье. Люди не смеют говорить откровенно. Даже в те советские времена, наследие которых в виде памятника ректор Рудской пытается убрать, такого страха и раболепия перед начальством в Политехе не было. Я здесь училась, работала, защищала диссертацию, занималась наукой и знаю, о чем говорю.
Вероника САБАЕВА, кандидат технических наук


Трудности перехода

С начала года в газете были опубликованы уже две заметки, в которых говорилось о том, какие трудности испытывают жители и дачники поселка Белоостров, которые приезжают сюда на электричках.

На платформы можно попасть, только преодолев переходы над путями, которые имеют неудобные лестницы высотой чуть ли не три этажа - 62 ступени. Проблема и в том, что билетная касса находится только на одной стороне дороги (в направлении от Петербурга). А это значит, что по лестницам приходится проходить дважды. Молодым тяжело, а что говорить о пенсионерах! К тому же все идут нагруженные.

После публикаций кое-что изменилось - по лестницам проложили полозья. Но для кого? Детей на колясках по ним не возят - опасно, поскольку ребенок будет ехать вниз головой. Инвалиды в колясках тоже по ним не поедут - страшно. Остаются пенсионеры с сумками-колясками.

Однако им эта, с позволения сказать, медвежья услуга и вовсе недоступна. Ни одна из продающихся сумок не подходит к этим полозьям по расстоянию между колесами. Переставить их, как мне сказал мастер, к которому я обратилась, невозможно. А если бы и нашелся такой умелец - всем свои сумки переделывать? Понятно, что полозьями этими никто не пользуется и пенсионеры крутят виражи на пологом спуске в шесть пролетов.

Высотные переходы сделаны для безопасности пассажиров, поскольку с Финляндией нас теперь связывает скоростное сообщение. Но в соседней стране подобные переходы снабжены лифтами - там о людях в отличие от нас подумали.

Что можно предпринять сейчас? Ситуация облегчилась бы наполовину, если бы разрешили контролерам продавать в электричке билеты хотя бы инвалидам и пенсионерам, которые садятся в Белоострове. Как известно, такое правило действует там, где на станциях нет касс. Или на платформе (в направлении к Петербургу) установить билетный терминал.

Журналистам редакции хочу пожелать здоровья, удачи, а газете больших тиражей. Я давно ее выписываю, она отдушина в моей жизни.
Л. ПЛОТНИКОВА, инвалид 2-й группы


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook