Главная городская газета

Фес кожей пропах

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
 Фес кожей пропах | Кожу в Марокко выделывают по тысячелетним рецептам. ФОТО АВТОРА

Кожу в Марокко выделывают по тысячелетним рецептам. ФОТО АВТОРА

Если вы захотите наверняка потеряться, я назову вам место, в котором сделать это проще простого. Причем далеко ехать не придется - достаточно пешком выйти в город, имя которого особняком стоит среди всех имперских столиц Марокко. Поверьте на слово: выход из лабиринта, находящегося в нем, знают даже не все местные.

9400 улочек без названия

Марокко. Фес. Одна из бывших столиц страны. Как только вхожу в ворота Баб Бу-Джелуд, ведущие в медину Фес-эль-Бали, древнюю часть города, понимаю: самому разобраться в хитросплетении местных улочек, переулков и закоулков нереально.

По улицам медины, на которые почти не проникает солнце, постоянно течет людской ручей. Мужчины в джалабах и ярко-желтых бабушах на босу ногу. Женщины, у которых на щиколотках искусно выведены хинные узоры. Мальчишки и девчонки в школьной форме, прытко снующие в толпе. Вездесущие торговцы. И ослы, везущие товар...

С трудом нахожу англоговорящего и спрашиваю, где искать названия этих самых улочек, чтобы хоть как-то понимать, где находишься. Он, утирая пот со лба, удивленно на меня смотрит, всем видом показывая, что «вы, иностранцы, какие-то странные».

«У нас, - говорит, - названий нет: просто запоминаем дорогу». И, улыбаясь, вместе со своим груженным товаром осликом шагает дальше, оставляя меня наедине с... 9400 хаотично расположенными узкими улочками и переулками. Без названий и нумерации домов. И если вы когда-нибудь бывали в любой из медин мира, знайте - в Фесе таковой нет. Потому что почти весь Фес - это и есть сплошная, огромная и стопроцентно колоритная медина. В которой свои ориентируются по наитию, а чужим никакие таблички не помогут.

Правда, надо учитывать, что в избалованном присутствием туристов городе всегда найдется желающий на них заработать. Происходит это примерно так. Вы, никого не беспокоя, идете по своему маршруту. А перед вами на расстоянии одного-двух метров все время следует какой-то человек. Дойдя до нужного места (например, отеля), только собираетесь войти - и тут к вам тянется рука, хозяин которой настойчиво требует оплатить его «работу». Вроде как вы шли не сами по себе, а за этой «путеводной звездой». И если вам не нужна помощь, в Фесе стоит как «Отче наш» выучить фразу: «Лаа, шукран». Что означает «нет, спасибо». А если заблудились - только сделайте растерянный вид: тут же появятся желающие проводить куда вам надо.

Иду на запах

Конечно, я мог бы рассказать, например, об одной из главных достопримечательностей Феса - образовательном комплексе Аль-Карауин. Самом старом высшем учебном заведении в мире, которое основали еще в 859 году: с тех пор медресе выпустило уйму известных мусульманских богословов, философов и ученых. Однако я остановлюсь на материальном. Из Феса уезжают с полными чемоданами и пустым кошельком. Это город мастеров, равных которым надо поискать.

В медине вам с удовольствием покажут и расскажут, как делаются непревзойденные местные товары. Настоящие марокканские мозаики. Горшки. Ковры. Сумки. Ювелирные изделия. И, конечно, бабуши - тапочки без задника с задранным вверх носом из мягчайшей кожи, которая растягивается по любой ноге.

Как только вы попадаете в Фес, вас начинают преследовать запахи. Специй и пряностей. Потных тел и стойких арабских духов. Ароматного кофе и только что приготовленных лепешек. Но один из самых сильных - запах свежевыделанной кожи. Именно на него я и пошел. Чем ближе подходил к месту, тем тяжелее становились запахи. И, увы, к приятному аромату выделанной кожи все больше добавлялся тяжелый дух шкур, которые еще не скоро станут изящными сумочками и бабушами.

В Марокко до сих пор продолжают обрабатывать и красить кожу вручную - делается все на открытом воздухе. На территории этих производств находятся большие чаны, наполненные негашеной известью, мелом, голубиным пометом, а также разнообразными природными красителями. Процесс выделки полностью ручной. Точнее - ножной. Находящиеся в каждом из чанов шкуры овец или коров топчет ногами работник несколько часов без отдыха. При этом чаще всего на нем нет специальной защитной одежды или обуви.

У одного из чанов, в котором марокканец, обутый в резиновые сапоги на босу ногу, топчет коровью шкуру, интересуюсь, что он делает.

- Очищаю кожу от жира перед тем, как ее будут красить.

- Чем чистите?

- Негашеной известью.

На ногах и руках труженика шрамы, о происхождении которых нетрудно догадаться.

Поднимаюсь на обзорную площадку, находящуюся на крыше одного из соседних домов. Здесь, на высоте четвертого или пятого этажа, неприятного запаха почти нет. А вот вид на «кожевенное производство» отменный. Чаны с красной, желтой, синей и разных других цветов жижей смотрятся, как ячейки сот, в которых копошатся люди. О чем-то говорят. Спорят. Курят во время редких перерывов. И, похоже, вовсе не задумываются о том, насколько вредна такая работа.

На то и базар, чтобы торговаться

То, что производится на виду у всего честного народа, продается рядом, в магазинчиках и лавках. Причем рынок (или, как его здесь называют, сук) - одно из главных мест в жизни марокканца. Подчас он может быть специализированным - ковровым, кожаным, деревянным или золотым. Впрочем, это не мешает ему превращаться в один сплошной базар, на котором действуют свои правила. Продают все: берберские ковры, резные деревянные шкатулки, изделия из серебра и кожи, керамику, специи. Горы дынь и арбузов.

Ради любопытства прицениваюсь к красивому кожаному портфелю. Задремавший было продавец тут же соглашается продать за мою цену. Называю цифру. Он цокает языком и разводит руками: «Ты это серьезно? Портфель стоит втрое больше!». Поворачиваюсь и собираюсь уходить. Он живо обходит меня и скидывает половину своей цены. Чуть-чуть добавляю. Он - на столько же снижает. И так до тех пор, пока каждый из нас не понимает: отступать больше некуда. «Ваша последняя цена?» - вкрадчиво спрашивает он. Называю. Он соглашается. И тут же наливает чаю, предлагая отметить удачную для обеих сторон сделку...

Этим портфелем я до сих пор пользуюсь: он прост и добротен. Доставая его из шкафа, вспоминаю шрамы марокканца, который выделывает для таких портфелей шкуры. А приятный запах вручную выделанной кожи помогает мне уплыть в воспоминаниях туда, где восходящее солнце освещает имперский Фес.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook