Главная городская газета

Это не ЕГЭ, это ВПР

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Это не ЕГЭ, это ВПР  | ФОТО Pelykh-Konstantin/shutterstock.com

ФОТО Pelykh-Konstantin/shutterstock.com

Школьники свои результаты уже знают – дело за картиной по городу/региону/стране. В начале декабря будущие выпускники начальной ступени образования впервые писали всероссийскую проверочную работу (ВПР) по русскому и математике. Писали в режиме опробования, однако родители проверочную за глаза назвали «ЕГЭ для младшей школы», а сравнение с ЕГЭ – обычно не комплимент.

Репетиция репетиции

Декабрьская проверочная была «репетицией генеральной репетиции» – тренировкой перед всероссийской проверочной работой, которую четвероклассники напишут в апреле. Тоже на добровольной основе – впрочем, в декабре, к примеру, «попробовать» решили 98% петербургских школ. Обязательной такая проверка выпускников начального звена станет в следующем учебном году.

«Это не ЕГЭ!» – в который уже раз повторяла на «круглом столе» Надежда Спиридонова, начальник отдела общего образования городского комитета по образованию. Нет заданий с выбором ответа, по русскому – просто диктант. Да, задания одинаковы для всей страны, но дети пишут работы в своих родных классах, со своим учителем, да он и проверяет – что исключено при ЕГЭ.

– Формат знаком детям, такого плана работы мы выполняем со второй половины первого класса, – комментирует замдиректора гимназии № 24 Анна Депутатова.

Проверочная проходила в три дня и заняла три урока по 45 минут: один день – диктант на 85 слов (стандарт для 4-го класса), второй день – задания по диктанту, третий – 18 заданий по математике.

– Мы как раз благодарны разработчикам за то, что они не ввели ничего необыкновенного, – комментирует Надежда Спиридонова.

Отличие от привычных контрольных в том, что задания к ВПР давались не школой, а Федеральным институтом педагогических исследований. Как поясняет Надежда Спиридонова, необходимость в «единой проверке» встала из-за введения ФГОСов, федеральных образовательных стандартов: единая системы проверки должна показать, насколько стандарты освоены.

По словам Вероники Виноградовой, директора школы # 311, с тех пор как начальная школа перешла на ФГОСы, «сделан огромный шаг вперед: наши выпускники четвертых классов умеют чуть больше, нежели их сверстники четырех-пятилетней давности».

Председатель Совета отцов Петербурга Денис Богданов на себе испытал действие ФГОСов:

– Я с семьей активно перемещался по стране, от Тулы, Хабаровска до Стерлитамака – и убедился, что стандарты существуют не только на бумаге. Ты не боишься, что, когда ребенок вернется в Петербург, придется нагонять программу.

Вопросы и ответы

Чиновники повторяют: ВПР поможет учителю и школе свериться, в верном ли направлении они идут. Отсюда вопрос: почему задания разрабатывает федеральная структура, не осведомленная об особенностях отдельно взятой школы?

Надежда Спиридонова разъясняет: речь не о проверке знаний по какой-то теме (это как раз – епархия учителя), а об итоговой работе:

– Нужно проверить все 15 компетенций, которые должны быть сформированы у ребенка в начальной школе.

Словом, «федеральные» задания должны помочь максимально объективно сравнить желаемый результат (то, чему «по федеральному стандарту» должен быть научен школьник) с результатом реальным. И если обнаружатся пробелы – подкорректировать.

Отсюда второй вопрос. Что значит «подкорректировать»? По-хорошему – учителю, если что не так, нужно помочь: отправить на курсы повышения квалификации, сменить комплект учебников (их разнообразие в последние годы сузилось, но все же и в одном городе школы учатся по разным пособиям). А если по-плохому – учителя будут «казнить». Результаты проверочных подаются в федеральную базу, а это нервирует регионы – и где гарантия, что кое-где на местах не «подкрутят» результаты?

Надежда Спиридонова признает, что в разных регионах разная культура отношения к проверке, но считает, что если не последует жестких управленческих решений вроде «учителя накажем, директора уволим», а будет оказана именно методическая помощь, «то через год-два все поймут, что эти результаты нужны не для федеральных отчетов, а самой школе».

Вероника Виноградова тоже не исключает издержек, но полагает, что педагог, особенно в начальных классах, крайне заинтересован в объективной картине: четвертый класс – принципиальный рубеж, школьник переходит на следующий уровень, где с ним уже не будет нянчиться один учитель.

ВПР считают еще и «инструментом для родителей»: проверка «позволяет оценить качество образования в конкретной школе». Денис Богданов не исключает, что оценка может подвигнуть родителей, если что, и школу сменить. У него самого обе дочки не попали «под проверку»: старшая уже в девятом классе, младшая только пойдет в первый, потому Денис Вячеславович опирался на мнение товарищей по совету. Говорит, категорического недовольства ВПР не было, однако он понимает, почему со стороны родителей есть переживания. Во-первых, боялись, что оценка за ВПР станет главной за четыре года. Во-вторых, родители понятия не имели, что эта работа собой представляет:

– Надо создать базу типовых заданий и выложить их в Интернет – как это сделано по ЕГЭ.

Как сказала Надежда Спиридонова, такое предложение уже было передано «наверх» и банк данных с примерными заданиями будет создан. Задания из декабрьской работы в Интернет уже выложены.

Добровольно, но желательно

– Мы не рекомендовали ставить оценки за эту работу в журнал, – сообщила Надежда Спиридонова.

Тем не менее, как говорит Вероника Виноградова, узнав результаты, дети попросили оценки поставить – даже тройки (двоек не было).

По итогам апрельской работы оценка тоже может быть не учтена, но когда ВПР станет обязательной, оценка окажется в журнале, как после любой контрольной. Однако «вес» ее и будет как у контрольной – «одна оценка не может зачеркнуть работу ребенка за четыре года».

В идеале Рособрнадзору видится, что такие проверочные должны быть в каждом классе по каждому предмету: дабы отслеживать «соответствие стандарту» на каждом этапе, тем более что мотивации учиться у детей 7 – 8-х классов куда меньше, чем у 1-х и 2-х классов. Но, по словам чиновников, на каждой ступени всероссийская проверочная будет внедряться поэтапно: сначала проба (весной будут тренироваться уже пятиклассники), через год она станет обязательной.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook