Главная городская газета

Экстремальная Арктика

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью

«В ночь на 22 июня...»: память на рубеже блокады

Традиционная акция памяти пройдет у стен храма святых мучеников Адриана и Наталии в Старо-Панове 21 июня. Детали события – в нашем специальном материале. Читать полностью
Экстремальная Арктика | ФОТО АВТОРА

ФОТО АВТОРА

Оче-Нырд, Ния-Ю, Енганепэ, Нярма-Яха... Чудные слова, звучащие для многих туристов как сладкая музыка. Находятся эти хребты и реки, правда, не в теплых краях, а за полярным кругом, в Республике Коми, и добраться туда непросто. Ну и что с того. Даже в самый северный — после Мурманска и Норильска — город России, откуда до Карского моря две сотни верст, не перестают ехать москвичи и петербуржцы. Для чего? Чтобы набраться впечатлений от природных красот и совершить путешествие в самых что ни на есть экстремальных условиях. Не случайно Воркута стала местом проведения II международного туристического форума «Доступная Арктика», организовало который министерство культуры, туризма и архивного дела Республики Коми при поддержке министерства культуры РФ и Ростуризма.

Вся история Воркуты, основанной в 1931 году, связана с добычей угля. Когда эта отрасль была на подъеме, здесь проживали свыше 200 тыс. человек. Но потом наступил кризис, объемы добычи упали, шахты стали закрываться (их осталось четыре, не считая самого северного в России горного рудника), и население города сократилось в три с половиной раза. До 58 тысяч.

Приметы упадка видны ныне во всем облике города. Не говоря уж о поселках-призраках, выросших неподалеку от шахт и создававших вокруг Воркуты промышленный пояс. Да и то, что на созидательную эпоху в этих суровых краях наложили отпечаток сталинские репрессии, тоже заметно: были в истории города и такие страницы.

Хотя ни одного из мест «социальной перековки» не сохранилось и памятник узникам лагерей, над проектом которого трудился Эрнст Неизвестный, на воркутинской площади так и не появился (в нью-йоркской квартире скульптора остался только его макет). Один лишь перечень невольных жителей Воркуты чего стоит: патриарх Пимен, в миру Сергей Извеков, и философ Лев Карсавин. Дети командарма Уборевича и Фанни Каплан, стрелявшей в Ильича. Кинодраматург Алексей Каплер и ленинградский историк искусства Николай Пунин, живший в Фонтанном доме...

Конечно, не только эти мрачные напоминания связывают город с северной столицей: основную часть угля блокадный Ленинград получал именно отсюда. Десятилетия спустя на Воркутинской улице в Невском районе Петербурга был открыт памятный знак горнякам Заполярья.

Условия их труда с той поры изменились, правда, значительно легче он вряд ли стал. Получить представление о том, как устроены подземные выработки, насколько тяжел и опасен труд горняка, может всякий приезжий. Мы посетили не реальную шахту, а учебную, действующую при Воркутинском горном колледже.

Увиденное здесь оставляет неизгладимые впечатления. Продвигаясь по длинному тоннелю, который упирается в тупик, имитирующий угольный пласт, словно путешествуешь по времени: видишь и разные типы креплений, появлявшихся на российских шахтах по мере развития инженерной мысли, и образцы оборудования, и приборы, улавливающие наличие взрывоопасного газа метан. На всем Северо-Западе лишь два подобных объекта — вторая, более современная учебная шахта появилась не так давно при петербургском Горном университете.

Иностранцам все это особенно интересно: шведы, немцы, чехи, японцы — кто тут только не побывал. Не пренебрег такой возможностью и участник форума «Доступная Арктика» Туомо Тахванайнен, член арктической рабочей группы по туризму Баренцева региона. «И у нас в Финляндии, и в Карелии остались заброшенные выработки, куда водят сегодня людей, — говорит он. — Не ожидал увидеть штольню и здесь, среди бескрайней тундры...»

Поросшая мхом и лишайником тундра, простирающаяся во все стороны до горизонта, сама по себе достопримечательность. Воздушный транспорт тут в особом почете, ведь добраться в Воркуту на машине невозможно — автодороги попросту нет, а до Сыктывкара, столицы республики (как и до Москвы), больше тысячи километров. Немудрено, что возведенный на пьедестал трудяга Ми-8 с надписью «СССР» на хвосте первым встречает гостей у воздушных ворот города, название которого в переводе с ненецкого означает «медвежий угол».

Одни едут на вездеходе и идут километров десять, дабы увидеть Пембойские скалы и водопад на реке Халмерью. Другие хотят добраться к термальным источникам Пымвашор или сплавиться по порожистым рекам Кара и Собь. Немало и тех, кто спешит к нагорным красотам Полярного Урала, хотят попасть в стойбище оленеводов, поохотиться на куропаток...

И перепады погоды, когда сегодня по-летнему солнечно, а завтра можно угодить в метель, их не страшат. Экстремальный туризм помогает окунуться в первозданную природную среду, а воркутинцам, которые встречают и водят гостей, обрести дополнительные средства. Масштабы туризма оценить сложно: большинство путешественников, среди которых преобладают петербуржцы, услугами туроператоров не пользуются. Но, по данным воркутинской администрации, ежегодно с туристическими целями сюда приезжают около 30 тыс. человек.

В целом же регион, где подобных маршрутов не счесть, навестили в прошлом году 230 тыс. человек. По словам министра культуры, туризма и архивного дела Республики Коми Сергея Емельянова, нынче удастся выйти на 300-тысячный рубеж, но и это не предел. «Даже при жестких климатических условиях турпоток мог бы значительно вырасти, — сказал он корреспонденту «СПб ведомостей». — Но при нашей неразвитой инфраструктуре без поддержки законодателей не обойтись. Да и без кооперации с соседними арктическими регионами тоже...»

В туристический проект «Серебряное ожерелье России» входит Республика Коми. По числу гостиниц, кафе и дорог она значительно уступает другим регионам, и все-таки можно сделать более доступным этот замечательный по обилию дивных мест край. Чтобы привлечь к ним внимание, найти новые механизмы поддержки полярного туризма, в Воркуте и прошел форум, куда съехались представители арктических регионов Северо-Запада.

А край и правда богат на красоты. В Печоро-Илычском заповеднике Коми находится одно из российских чудес — столбы на плато Маньпупунер (местный Стоунхендж), реки в национальном парке «Югыд ва» («Чистая вода») богаты хариусом, а финно-угорский этнопарк в старинном селе Ыб облюбовали иностранцы. Но многим ли в России об этом известно? Выступая на форуме, глава Республики Коми Сергей Гапликов признал, что туристов, привыкших отдыхать и ездить с комфортом, заманить в регион пока трудно.

Но губернатор надеется, что Арктика станет доступнее, когда приезжие смогут пользоваться созданной газовиками транспортной инфраструктурой. Включая грунтовку, проложенную вдоль трубопровода «Бованенково — Ухта» и другой его нитки, которая строилась для транспортировки газа в Ленобласть и далее по дну Балтийского моря в Германию (проект «Северный поток-2»).

По этой дороге было бы проще попасть и на Константинов Камень, находящийся в полутора сотнях километров от Воркуты, откуда в хорошую погоду видна полоска Карского моря.

Первыми этот район и другие белые пятна в округе описали и нанесли на карту петербургские ученые и путешественники. В августе 1848 года экспедиция, проводившая научные изыскания по заданию Русского географического общества, вышла на самую северную точку Полярного Урала. Одну из вершин кряжа Минисей, дающего начало уральским горам, горный инженер Эрнст Гофман и его спутники назвали в честь великого князя Константина, сына Николая I.

История этого сакрального для коренных северных народов места обросла легендами, и озеро у подножия горы Минисей было названо Емын-Лор (Священное). Принято считать, что там особая энергетика, ощутить которую мечтают проповедующие эзотерические чудеса туристы. Хотя кажется, что она и так разлита по всему краю…

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook