Единый, но не единственный

С сентября этого года в школах наконец-то появился единый учебник истории, о котором столько говорили. Пока - только в шестых классах. Участники «круглого стола», собравшиеся в редакции нашей газеты, - историки и педагоги - попытались подвести первые итоги. В дискуссии приняли участие директор гимназии № 209 «Павловская гимназия» кандидат исторических наук Дмитрий ЕФИМОВ, профессор СПб академии постдипломного педагогического образования доктор педагогических наук Ольга ЖУРАВЛЕВА, профессор СПб госуниверситета телекоммуникаций им. М. А. Бонч-Бруевича доктор исторических наук Владлен ИЗМОЗИК, председатель Исторического клуба Ленинградской области Геннадий МОСКВИН и доцент Горного университета кандидат исторических наук Сергей РУДНИК.

Единый, но не единственный | Иллюстрация xtock/shutterstock.com

Иллюстрация xtock/shutterstock.com

Уравнение из трех слагаемых

- Хотя мы сейчас и будем говорить о едином учебнике, но на самом деле речь надо вести о целой линейке. Для неспециалистов поясним: это комплект учебников для разных классов, выпущенных одним издательством.

ЖУРАВЛЕВА:

6Журавлева_С.jpg- В руках учителей сейчас - три комплекта учебников по истории России, из которых можно выбирать. Два издательства, «Дрофа» и «Просвещение», подготовили учебники с 6-го по 10-й классы, «Русское слово» - с 6-го по 9-й.

Только эти учебники официально допущены в школы. Они подготовлены на основе историко-культурного стандарта, утвержденного два года назад на расширенном заседании президиума Российского исторического общества. Согласно ему, история изучается по хронологии, как было принято в советское время. В пятом классе осталось, как и прежде, изучение Древнего мира. А история России преподается с шестого класса по десятый, курс заканчивается началом XXI века.

Впрочем, это вовсе не означает, что все прежние учебники истории сразу «отменены». Теми, которые были приобретены ранее, школы могут пользоваться еще пять лет.

РУДНИК:

6Рудник_С.jpg- В советское время мы все учили историю по одному «лекалу»: шаг влево, шаг вправо были недопустимы... Запретные имена, отсутствие альтернативных точек зрения. Зато ученику было гораздо проще, чем сегодня, запомнить материал...

Мне понятно, почему возник запрос на единый учебник. В 1990-е годы, когда открылись архивы, историки активно работали, изучали документы, написали массу книг, особенно по ХХ веку. Учителя истории взмолились: помогите наконец разобраться, где правда, а где ложь!

Честно говоря, я сначала скептически относился к идее единого учебника, потому что мне казалось, что он может привести к некому «Краткому курсу ВКП(б)», но только в современной обертке. Однако не все оказалось так плохо. Главное положительное, что было, - это дискуссия. Историки смогли договориться по многим ключевым спорным позициям.

ИЗМОЗИК:

- Например, мы добились, что в учебниках истории исчезли такие совершенно не научные, на наш взгляд, понятия, как февральская и октябрьская революции. Был единый процесс Второй российской революции, с 1917-го по 1922 год.

РУДНИК:

- Важное отличие нынешних учебников от прошлых еще и в том, что в них много внимания уделяется повседневной жизни простых людей в разные эпохи.

ЕФИМОВ:

- В нашей гимназии решение, на какой конкретно комплект переходить шестиклассникам, принимали наши учителя истории. Я проанализировал их выбор и согласен, что линейка от издательства «Просвещение» в наибольшей мере отражает то, что прописано в историко-культурном стандарте - установку на позитивное осмысление исторических событий. На мой взгляд, в этой линейке учебников такой подход просматривается больше, нежели в двух других. В то же время какого-то принципиального разрыва с тем, что было раньше, во всех этих трех комплектах я, скажу искренне, не увидел.

ЖУРАВЛЕВА:

- Во-первых, идеального учебника, как ничего совершенного, не бывает. Во-вторых, за этот год было высказано очень много пожеланий авторам, коллективам и издательствам.

С ноября начинается новая научная историко-культурная, педагогическая, общественная экспертиза, по итогам которой Министерство образования и науки Российской Федерации сформирует федеральный перечень учебников на 2017 год. Насколько мне известно, он не является закрытым.

В конкурсе будут участвовать дополнительные издательства, в частности, от издательства «Дрофа-Вентана-Граф» примет участие наша «петербургская линейка» под редакцией академика Валерия Тишкова, одного из авторов концепции духовно-нравственного воспитания школьников. Напомню, что все три ранее принятые линейки учебников подготовлены московскими авторами.

В жанре «минного поля»?

- Давайте все-таки определимся, для чего нужен учебник истории: чтобы давать некую сумму знаний или формировать мировоззрение?

МОСКВИН:

6Москвин_С.jpg- Уверен: назначение истории в отличие от химии, физики, биологии - формирование личности гражданина. Или мы вырастим «иванов, не помнящих родства», или воспитаем граждан, которые будут любить свою родину и гордиться ею.

У Маяковского есть такие слова: «Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо». А сегодня историческое знание приравняли к штыку. В 80-е годы XX века наши геополитические конкуренты при помощи лживых мифов низвергли с пьедесталов советских вождей, погасили звезды Героев на духовном небосклоне, ввергли в междоусобные конфликты братские народы, «расстреляли» из электронных пушек КПСС, КГБ и армию. Погибла великая держава.

Мы снова - во враждебном окружении, поэтому правильно, что наш президент системно занимается «историческим» участком. Напомню, сначала была комиссия по противодействию фальсификации истории, потом - возрождение российских военно-исторического и исторического обществ и, наконец, учреждение Роспатриотцентра и Юнармии. Это система мер, имеющих одну цель - воспитание гражданина. И здесь преподавание правдивой истории - главное слагаемое успеха.

Если бы меня спросили, хотел бы я, чтобы по новым учебникам учились мои внуки, я бы ответил: «Ни в коем случае». Особенно меня разочаровал учебник от издательства «Просвещение». На мой взгляд, он написан достаточно упрощенно и очень зло - по отношению к большевикам и советскому прошлому. А ведь советским цивилизационным проектом восхищались побывавшие в СССР великие гуманисты мира - Герберт Уэльс, Бернард Шоу, Ромен Роллан, Леон Фейхтвангер.

Но самое главное: он написан без любви к детям! Так и хочется сказать их авторам: «Вы создаете историческое минное поле, на котором дети будут «взрываться», вы расставляете «крючки», которые будут больно цеплять их».

РУДНИК:

- Хочу напомнить, что комиссия по противодействию фальсификации истории давно уже упразднена. Изначально многим историкам была непонятна не только цель ее создания, но и то, с кем и с чем она должна была бороться...

В свое время во многих городах России под патронатом Министерства культуры и патриархии прошла выставка о династии Романовых. На ней декабристы были представлены исключительно как враги государства, которые собирались его развалить, а все революционеры XIX - начала ХХ века - как агенты американских, английских и прочих спецслужб.

Вот я и спрашиваю: это фальсификация или некий модный нынче тренд, ничего общего не имеющий с реальной историей? На мой взгляд, нельзя смешивать историю с пропагандой. Надо вообще понимать, что история существует в нескольких ипостасях. Во-первых, как академическая наука. Во-вторых, как сложившиеся в общественном сознании определенные, в том числе мифологизированные, представления о нашем прошлом. Вот с таким «коктейлем» исторической информации в условиях глобальной открытости приходится иметь дело учителю и ученику.

ИЗМОЗИК:

6Измозик_С.jpg- Абсолютно согласен с тем, что с помощью преподавания истории в школе формируется личность, что надо воспитывать гражданина, что необходима правда истории. Но весь вопрос в том, в чем она?

Достаточно вспомнить, сколько раз в течение ХХ - начале XXI века менялась государственная политика. И что, учебники истории должны каждый раз подстраиваться под тот или иной поворот? Тогда получается, что история должна быть служанкой государства?

Но, извините, государство и родина - все-таки понятия разные. Да, они могут совпадать в отдельные периоды, как, например, в 1812 году или во время Великой Отечественной войны. Вместе с тем, если взять в этом плане Гражданскую войну: лучшие белые, лучшие красные, лучшие зеленые - были патриотами своей родины? Безусловно. Они хотели лучшего для своей страны. Но видели будущее страны по-разному. И в этом плане учащиеся действительно должны знать всю правду. Должны знать, что колчаковские генералы отдавали приказы о сожжении деревень, жители которых помогали красным партизанам. Вместе с тем они должны знать о том, что творила ВЧК, особенно на местах. Об этом, кстати, писал сам Ленин...

РУДНИК:

- Любая гражданская война - всегда трагедия страны, народа. Рассказывая об этой драме, учебник не должен быть судебным приговором для какой-либо стороны. Важно не обвинять, а понимать суть событий. В советское время красные изображались исключительно как благородное войско, белые же (за редким исключением) как бандиты и пособники интервентов. Настали иные времена, и теперь в СМИ, на телевидении, в кинематографе нередко можно увидеть иную точку зрения. В свое время в Испании генерал Франко сделал мудрый шаг, похоронив в одной могиле и республиканцев и националистов, воздвигнув им памятник с надписью «Они все любили Испанию». Дождемся ли мы в многострадальной России такого памятника?

МОСКВИН:

- Из частых встреч со школьниками я знаю: дети хотят гордиться своими прадедами, своей страной, своим народом. Да, именно гордиться! А когда они читают такой учебник, им становится стыдно за свою страну.

И я бы сказал больше: учебник этот написан еще и трусливо. Некоторые темы авторы вообще боятся освещать. Например, умалчивают о том, что катализатором Гражданской войны была иностранная военная интервенция. В ней принимали участие четырнадцать государств, 202 тысячи человек - это примерно половина того, что было в рядах белой армии.

Интервенты прислали только Колчаку миллион винтовок, тысячи пулеметов, сотни орудий и автомобилей, десятки аэропланов. Колчак был, по его же признанию, «кондотьером» - наемником союзников. Они вообще хотели, чтобы белые выполняли их требования, главное из которых сводилось к гарантиям возвращения царских внешних долгов. Почитайте «Очерки русской смуты» Деникина или мемуары Полякова, начальника штаба казачьих войск Дона, и тогда многое станет понятным.

К вопросу о белых генералах. Возьмем, к примеру, донского казачьего атамана генерала Краснова, которого пытаются поднять на щит. А ведь он в 1918 году дружил с германским кайзером Вильгельмом II. Писал восхищенные письма сначала ему, а после и Гитлеру: «Живите многие годы, наш Вождь Адольф Гитлер!». Краснов возглавил Главное управление казачьих войск, создал 15-й казачий кавалерийский корпус СС. А потом был передан в СССР, судим и повешен за измену Родине...

Дети должны об этом знать, потому что эти вещи - сущностные. А из этого учебника школьники не получают истинной информации. К примеру, в нем говорится, что ВЧК была орудием партии. Но ведь это не так: почитайте документы - ВЧК подчинялась не партии, а ВЦИК.

ИЗМОЗИК:

- Позвольте, ну нельзя руководствоваться поверхностными критериями: формально у нас вообще была советская власть и первым человеком в государстве был Михаил Иванович Калинин. Но мы же понимаем, что в реальности власть в стране принадлежала партии. И определяющие решения принимало именно Политбюро ЦК, а не ВЦИК. Сегодня, когда в нашем распоряжении есть масса опубликованных документов, слышать такие наивные оценки...

И, кстати, Владимир Ильич Ленин говорил о диктатуре партии. До 1925 года об этом открыто говорили и Зиновьев, и Бухарин, и другие руководители государства. И ВЧК была, конечно же, боевым отрядом партии, хотя и формально подчинялась ВЦИК. Осенью 1918-го - в начале 1919 года на страницах «Правды» и «Известий» возникла дискуссия о месте и роли ВЧК, и целый ряд видных коммунистов осуждали ее действия и требовали ее реорганизации...

Наконец, учащиеся должны знать, например, о таком заявлении председателя Совета народных комиссаров СССР и народного комиссара иностранных дел Вячеслава Михайловича Молотова, сделанном им 31 октября 1939 года на заседании Верховного совета СССР? Цитирую: «Оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем Красной армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора. Германия находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру... Преступно вести такую войну, как война за уничтожение гитлеризма». Должны знать учащиеся такую правду? На мой взгляд - да...

ЕФИМОВ:

6Ефимов_С.jpg- Должны! Но они также имеют право знать, как Польша всего за год до начала Второй мировой войны вела себя не лучше, чем гитлеровская Германия: в 1938 году предъявила ультиматум Чехии и захватила Тешинскую область... Об этом почему-то ничего не говорится - ни в старых учебниках, ни в новых.

К тому, что сказал Геннадий Александрович, могу добавить и свои пожелания ко всем трем «линейкам». Мне не очень нравится, как они рассматривают российских монархов.

До революции было такое замечательное понятие, которое теперь постепенно возвращается: служение. Глубоко убежден, XVIII - XIX века нам дали монархов, почти все из которых, начиная с Петра, жили идеей служения Отечеству. Но почему-то от внимания авторов ускользнули такие важные вещи, как миротворческие инициативы Николая II, за которыми последовали Гаагские конференции. А вот негативные акценты, связанные с дальневосточной политикой императора, присутствуют очень ярко. Так что, на мой взгляд, от прежнего осмысления истории авторы учебников отходят, но очень маленькими шагами.

Что вообще необходимо современной школе? Прежде всего, чтобы с помощью истории мы, педагоги, направляли внимание учащихся на позитивные моменты, связанные с примерами служения своей стране. Давали образы, ориентиры, чтобы история приобрела нравственное звучание.

ИЗМОЗИК:

- Конечно. В этом плане мы не должны изображать «белыми и пушистыми» ни одну из сторон противостояния в Гражданской войне...

Раскрывая тему, не надо вырывать ради своей идеологической позиции те или иные неудобные факты. Ведь так при желании можно доказать, и что товарищ Сталин был очень гуманным человеком и «эффективным менеджером».

Что, мне думается, важнее всего: история должна воспитывать нравственность. Именно поэтому так важна нравственная оценка государственных и политических деятелей и исторических событий. Об этом писал еще Николай Карамзин... В этом плане можно и нужно говорить о личности академика Капицы, который спас от репрессий Ландау, хотя относился к нему сдержанно. Или о позиции Андрея Дмитриевича Сахарова, который не побоялся пожертвовать своим положением ради нравственных начал. Я считаю, что мы должны также подчеркивать роль тех, кто даже в условиях Гражданской войны продолжал созидательную деятельность, - врачей, учителей, инженеров.

Только тогда мы сможем, на мой взгляд, зарыть топор Гражданской войны. До тех пор пока мы будем прославлять или красных полководцев, или белых генералов, или зеленых вожаков, мы не выйдем из этого замкнутого круга...

МОСКВИН:

- Повторю, я сторонник того, чтобы учебник истории давал сущностные моменты. Задумайтесь: Дания сопротивлялась вторжению нацистов два часа, Голландия - пять дней, Польша - семнадцать, Бельгия - восемнадцать, Франция сорок два дня. А мы сражались 1418 дней и победили! Почему этого сравнения нет в учебнике? А это надо писать, надо прививать гордость детям за свой народ! Надо говорить о том, что 9 Мая - это вершина русской советской истории, а цепочка к нему идет непосредственно от октября 1917 года. Я этого не вижу в учебнике.

Или возьмем блокаду Ленинграда - она прописана скупо. А ведь это был величайший взлет русского духа! Англичане восхищались стойкостью и мужеством ленинградцев, брали с них пример. От имени американского народа президент США Рузвельт 17 мая 1944 года наградил Ленинград почетной грамотой. В ней говорилось, что жители города своим сопротивлением нацистам символизировали неустрашимый дух народов СССР «и всех народов мира, сопротивляющихся силам агрессии». Почему об этом ни слова не сказано?

В этом учебнике можно многое безболезненно сократить и дать детям смыслы, опорные точки для формирования мировоззрения и гордости за свою страну. Авторы учебника должны осознать свою ответственность за будущие поколения, поскольку речь сегодня идет о судьбе государства.

ЖУРАВЛЕВА:

- Надо все-таки понимать, что учебник истории - особый жанр. Это не бестселлер, не эссе, не полемический трактат и тем более не монография. Как бы мы ни старались, но были вынуждены резать по живому, оставляли самое главное.

Важно еще соотносить то, что мы хотим донести до детей, с особенностями их возраста. Наивно спрашивать у ученика 10 - 13 лет по поводу спорных исторических событий: «А как ты думаешь?». Тут серьезные историки не могут договориться... А ребенок начнет фантазировать. Мне доводилось видеть открытый урок в голландской школе, где ребята, практически не обладая информацией, легко рассуждают обо всем. Наши дети, конечно, более фундаментально подготовлены. И если уж они высказывают свою позицию, то подкрепляют ее фактами.

На мой взгляд, самое главное - дать ребенку инструментарий познания прошлого. Основу знаний. Поэтому новые учебники подразумевают большой объем самостоятельной дополнительной работы ученика с источниками. Работу над проектами, в команде.

Другое дело, что в более старших классах программа предполагает углубленный уровень изучения. Там есть курсы по выбору, и любую сложную тему, например, ту же Вторую российскую революцию, можно изучать весь год на дополнительных (факультативных) занятиях. И учитель будет более подготовлен, и ребята будут другого уровня. Вот здесь уже, наверное, нужно и спорить, и дискутировать, и высказывать разные позиции. В средних классах - еще рано...

А превращать учебник в собрание самых разных точек зрения, особенно в основной школе, - это и нереально, и вредно. Поэтому он и проходит жесточайшую экспертизу, причем даже несколько - научную историко-культурную, педагогическую и общественную. И еще при Министерстве образования предполагается создать научно-методический совет представителей самых разных дисциплин, который еще раз оценит все допущенные в школы учебники истории. Нет пределов для совершенства, но движение в нужном направлении, на мой взгляд, есть.

ИЗМОЗИК:

- Да, согласен, что нынешние учебники не идеал. В них есть лакуны. Но учебник вообще нельзя раздувать до бесконечности. По всем ГОСТам, он не может иметь больше определенного количества страниц, не может превышать определенный вес. Учебник, на мой взгляд, должен давать какой-то «скелет». А «мясо» уже должно наращиваться за счет хрестоматий.

ЕФИМОВ:

- Не вполне согласен. Вот передо мной страница из учебника издательства «Просвещение», где говорится про распад Советского Союза в 1991 году. В учебнике - только сухая беспристрастная констатация факта: 8 декабря - соглашение в Беловежской Пуще, 25 декабря Горбачев сложил полномочия. И никаких итогов, никаких элементарных сожалений по этому поводу. Или постановки какого-то вопроса.

Мне очень понравилась та фраза, которую однажды сказал президент нашей страны Владимир Владимирович Путин: «Кто не грустит о распаде Советского Союза, у того нет сердца, кто мечтает о его восстановлении, у того нет разума». Я считаю, что осмысление здесь все-таки должно присутствовать. Но учебник почему-то не дает такого посыла...

ЖУРАВЛЕВА:

- А вы посмотрите дальше пояснение к параграфу: «Историки спорят». Даются задания: обсудите, аргументируйте ту или иную точку зрения. И уже от мастерства учителя зависит, как он сможет организовать дискуссию. Есть методические пособия к этому учебнику, где даются конкретные рекомендации на этот счет. Насчет эмоциональной оценки - согласна с вами, но это будет уже авторская позиция.

При выработке историко-культурного стандарта вообще предполагалось ограничить курс истории России в школе 1990-ми годами. Потому что это уже не вполне история, а политология. Еще не вызрела историческая оценка, еще все очень болезненно, и надо встать над схваткой, чтобы дать трезвые правдивые оценки. Поэтому, когда историю «продлили», условно говоря, до вчерашнего дня, авторы учебника были вынуждены придерживаться, на мой взгляд, правильной позиции - повествовательной, беспристрастной...

Не судить, а понимать

- Какую же базу, говоря современным языком, должен иметь школьный учитель истории, чтобы он смог, не моргнув глазом, ответить на каверзные вопросы старшеклассников про генерала Власова или того же Маннергейма? Конечно, ученик может сам все прочитать в Интернете, но он обратится к учителю истории как к некоему арбитру. Насколько умелым, квалифицированным, беспристрастным будет педагог?

ЖУРАВЛЕВА:

- Вы совершенно правы. С этого и надо было начать: сначала подготовить историков-преподавателей в педагогических вузах, а потом уже менять все в школе.

ЕФИМОВ:

- Проблема, на самом деле, огромная. Конечно, надо отдавать себе отчет: главная фигура в классе на уроках истории - это учитель. Можно написать идеальнейший учебник, при этом если его дать в руки учителю, который не живет системой ценностей, изложенной в нем, то все усилия будут сведены к нулю. Поэтому кроме учебников нам нужно готовить учителей истории в педагогических вузах, университетах, закладывая мысль, что надо учить детей не судить историю, а понимать ее.

Господствует совсем другой посыл: учитель, стоящий у доски, как носитель истины, дает оценку и Ивану Грозному, и Петру, и Сталину. Пытается детям рассказать, кто же там был прав и неправ... Причем позиция учителя ярко прослеживается в зависимости от того, когда он оканчивал вуз: до «перестройки», в 1990-е годы, когда все советское время оценивалось как «черная дыра», или в последние пятнадцать лет. Есть, конечно, курсы переподготовки учителей, но это тоже не панацея...

Главное, на мой взгляд, на что надо сделать упор, - заложить в сознание педагогов-историков концепцию сопереживания истории. Дело не в том, как дети оценивают того или иного деятеля российской истории, а в том, что наблюдается некоторая отстраненность от прошлого своего же Отечества.

Удивительный парадокс! В конце 1980-х - начале 1990-х годов в нашем обществе наблюдался колоссальный интерес к отечественной истории, хотя литературы было не так много, а спорных точек зрения - несравнимо больше, нежели даже теперь. Сейчас мы имеем потрясающие возможности - огромное количество информации, неплохие учебники. Но мы утеряли самое важное - интерес к истории... Как тут быть?..

Впрочем, чему удивляться? В десятом классе, когда изучают историю России ХХ века, Министерство образования предусмотрело на этот предмет всего два часа в неделю...

ЖУРАВЛЕВА:

- Конечно же, этого крайне недостаточно! Учителя, методисты предлагали оставить ХХ век так, как его преподавали в советское время: два года - в выпускных классах. Но наша позиция не была услышана.

МОСКВИН:

- Мы с вами можем собрать учителей, провести с ними откровенный разговор о методологических подходах к преподаванию трудных вопросов истории, а после обратиться к министру образования: «Если история в школе призвана воспитать гражданина, значит, надо переформатировать программу преподавания истории России в соответствии с этой целью».

ЖУРАВЛЕВА:

- Так надо было два года назад говорить, когда принимали историко-культурный стандарт. Где тогда была широкая общественность? Если увеличивать часы на историю, то за счет каких предметов? Сколько споров было два года назад по этому самому вопросу! И мы всегда говорим учителям: почему на форумах, экспертных сайтах не слышно вашего профессионального мнения?

Ситуацию по крайней мере спасает то, что преподавание курса истории - это не только урок в школе, а целая система внеурочной работы. И это как раз то, что отличает новые учебники. У их разработчиков ведь стояла задача, чтобы в них было на одну треть меньше параграфов, чем отводится часов. А все остальные часы должны быть отведены на проектную, учебно-исследовательскую, творческую деятельность, на изучение региональной истории. Среди заданий не только работа с источниками, но и предложение, например, придумать свой памятник героям Первой мировой войны.

ЕФИМОВ:

- Знаете, из уст патриарха Кирилла в его рождественском обращении 2015 года прозвучала, на мой взгляд, очень мудрая мысль, которую могли бы использовать учителя истории: чтобы нашему обществу двигаться дальше, от каждой исторической эпохи нужно взять какую-то ценную идею. От средневековой Руси - понятие веры, от Российской империи - понятие державности и величия на международной арене, от 1917 года - поиск справедливости, от советского периода - идею солидарности, от современной России - достоинство. Если мы будем преподавать историю нашим детям под таким углом зрения, показывая, что каждая историческая эпоха чем-то ценна для современной России и ее будущего, я думаю, это будет и конструктивно, и правильно.

Подготовили Сергей ГЛЕЗЕРОВ, Александр ВЕРТЯЧИХ




Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 219 (5836) от 23.11.2016.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Не спеша по скоростной. Как проходит строительство платной трассы из Петербурга в Москву?
23 Мая 2018

Не спеша по скоростной. Как проходит строительство платной трассы из Петербурга в Москву?

На подходе к Петербургу магистраль далека от готовности, и дорожникам придется очень постараться, чтобы открыть движение хотя бы к концу нынешнего года. К задержке могли привести как уточнения проекта...

Прощайте, Даниил Александрович
06 Июля 2017

Прощайте, Даниил Александрович

В ночь на 5 июля в Петербурге на 99-м году жизни скончался писатель Даниил Гранин.

Юность, красота и успех
06 Июля 2017

Юность, красота и успех

Интервью с Алёной Корневой, чья исследовательская работа «Я знал и труд, и вдохновение…» прочно укрепилась в пятёрке самых читаемых материалов на сайте

Спектральный анализ по сходной цене
15 Июня 2017

Спектральный анализ по сходной цене

В советском уголовном праве было понятие «исключительный цинизм». Оно представляло собой квалифицирующий признак, усугубляющий вину. В УК Украины и Белоруссии оно осталось, из УК РФ — исчезло.

Муринский прокол
15 Июня 2017

Муринский прокол

Второй въезд в Мурино из Петербурга построят к осени

Уйти достойно
31 Мая 2017

Уйти достойно

Хотя в России упрощен доступ к обезболивающим препаратам, это не облегчает страдания пациентов

Экологическая «прививка»
29 Мая 2017

Экологическая «прививка»

В Петербурге завершился VIII Невский международный экологический конгресс, организаторами которого выступили Межпарламентская ассамблея (МПА) стран - участниц СНГ и Минприроды РФ.

Уберут ли Uber?
23 Мая 2017

Уберут ли Uber?

На сегодня сервис заказа такси Uber работает почти в 400 городах и 68 странах мира. На него с удовольствием переходят потребители...

Метро на вырост
18 Мая 2017

Метро на вырост

Конечная станция Ф-2 - второй очереди Фрунзенского радиуса - в 70-процентной степени готовности.

Ладожский клин
12 Мая 2017

Ладожский клин

Одно из мероприятий в преддверии празднования 90-летия Ленобласти получится грустным. Тональность международной конференции по Ладоге, которая открылась сегодня в Москве и собрала многих видных учены...

Детство кончилось
10 Мая 2017

Детство кончилось

Парадоксально, но затормозить развитие некоторых детей можно, впихнув их в группу сверхраннего развития.

Военные архивы
03 Мая 2017

Военные архивы

Где хранятся документы о военных и участниках Великой Отечественной войны