Главная городская газета

Дворник из леса не выйдет

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Дворник из леса не выйдет  | Мимо Березовых островов проходит фарватер нефтеналивного порта Приморск.<br>ФОТО АВТОРА

Мимо Березовых островов проходит фарватер нефтеналивного порта Приморск.
ФОТО АВТОРА

Заказник «Березовые острова» – архипелаг в Выборгском заливе. Общая площадь – 55,3 тыс. га, в том числе 47 тыс. га акватории. Архипелаг состоит из 16 островов, крупнейшими из которых являются Большой, Западный и Северный Березовые. От «материка» и нефтеналивного порта Приморский он отделен проливом Бьеркёзунд шириной около 2 км. С 1976 года являлся частью заказника «Выборгский», с 1996-го стал самостоятельной особо охраняемой природной территорией (ООПТ). Скромный статус регионального заказника дополняется статусом международным – водно-болотных угодий, где сохраняются многочисленные виды птиц, редкие виды растительности и ластоногие Финского залива – серый тюлень и балтийская кольчатая нерпа.

«Березовыми» острова назвали шведы, которые высадились здесь в ХIII веке, прокладывая путь «из варяг в греки». Может, тогда они березовыми и были. Но сегодня главная порода в здешних лесах – сосна. От этого лес выглядит светлым и звонким, почти парковым. Только на Северном Березовом преобладает ель, а остров Малый Березовый и вовсе загадка, там, как говорят, растет широколиственный лес из ясеней, кленов и дубов. Не знаю, увидеть не довелось. Наша маленькая экспедиция петербургских экологических журналистов смогла посетить только абсолютно сосновый Большой Березовый остров.

Ведущий специалист дирекции ООПТ Ленинградской области Александр Марунчак, сопровождавший нас в этой поездке, объяснил смену пород вековым циклом.

– Сначала пространство заполняют пионерные породы – береза, осина. Под их пологом подрастают сосна, позже – ель, которые начинают доминировать. Процесс занимает около 300 – 400 лет.

Может, и так, специалисту виднее. Хотя лесоводы, наверное, могли бы найти и другое объяснение, связанное с деятельностью человека, который всегда стремился заменить малоценные мелколиственные породы на более ценимую «хвою». Как говорил классик российского лесоводства Георгий Морозов, «топор – архитектор леса».

А человек хозяйствовал здесь на протяжении долгих веков. В состав Российской империи острова вошли по итогам Северной войны в 1721 году. Но в глубь веков залезать не будем, самые драматические события пришлись на прошлый ХХ век. В 1918 году острова отошли независимой Финляндии. И к 1939-му здесь возникли несколько поселений. Самое крупное из них, деревня Сааренпяя, насчитывало 209 дворов, были рыбокоптильный и засолочный цеха, кузница, лесопилка и мельница, клуб, несколько школ.

За годы Второй мировой острова дважды сменили государственность. Здесь шли ожесточенные бои. В 1945 году на острова прибыли переселенцы из Ярославской области для работы во вновь организованной рыболовецкой артели, а затем рыбколхоза им. Жданова. Деревню Сааренпяя переименовали в поселок Красный Остров. До 1970-х здесь были две школы, детский сад, ясли, магазин, клуб, библиотека, радиоузел, медпункт, хлебопекарня, почта, магазин.

Угасание Красного Острова началось в конце 1960-х, когда при морских работах в проливе Бьеркёзунд был поврежден кабель электроснабжения. Средств на восстановление кабеля у рыбколхоза не было, а построенная дизельная не спасала ситуацию. Поселок был признан «неперспективным». В материалах переписи населения 2002 г. он значится с числом жителей «0». Но это не совсем так.

...Добраться до островов совсем не просто, хотя до Большого Березового рукой подать – от Приозерска он совсем рядом, через узкий пролив. Надо иметь свое плавсредство, общественных здесь нет. Но с каждым годом число людей, решающих для себя эту проблему, все возрастает. Пирс у кирхи Приморского плотно уставлен лодками и катерами всех видов и размеров. Но и на них доберешься не всегда. Недаром у местных в ходу поговорка: идешь за грибами на острова – хлеба бери на три дня. Погода здесь меняется, кажется, через каждые 15 минут.

С воды через деревья хорошо видны вполне симпатичные, отделанные почти по евростандартам домики «нулевого» поселка. По оценке Александра Марунчака, стабильное население островов Большой и Западный Березовый в летнее время составляет около 100 человек – это дачники, которые наслаждаются всей прелестью почти необитаемых островов.

Один из таких местных жителей, встреченных нами у разрушенного пирса рыбозавода, пенсионер Николай Дмитриевич, рассказал, что в поселке, который сохранил свое название Красный Остров, и круглый год живут 3 – 4 семьи. До недавнего времени у них даже были две коровы, снабжавшие островитян молоком. Теперь только один хозяин держит четырех коз с приплодом. Он показал нам остов бывшего цеха рыбозавода с сохранившимися засольными чанами и поспешил к своему катеру встречать детей, доставивших ему продукты с «материка».

А его супруга Антонина Николаевна продемонстрировала свою электростанцию – несколько панелей солнечных батарей: «И свет есть, и телевизор смотрим». Такие же мы видели еще на нескольких домах поселка (тут каждый приспосабливается к жизни сам), да и улица Набережная с отделанными домами и ухоженными двориками оказалась вполне оживленной.

Уступив дорогу паре подростков на мопедах, поздоровавшись, как здесь принято, с местными жителями, мы вошли под сень соснового леса на местную «главную дорогу», или экологическую тропу, которая через 3,5 км должна была вывести к озеру Званка.

Дорога оказалась ухоженной. И в том смысле, что по ней много ходят. И в том, что ухаживают за ней. Из «официального» благоустройства заметили несколько скамеек и щитов-аншлагов, что здесь, мол, особо охраняемая территория. Но местные жители начали устанавливать скамейки по собственной инициативе и собственного дизайна еще раньше. На одной из них прочитали надпись: «Третья скамейка».

– Это ориентир. Тут так и говорят: за грибами ходил от третьей скамейки направо, – сказал Марунчак.

Установленную рядом бочку для мусора – судя по всему, опять же местными жителями – он оценил скептически: «А кто отсюда будет мусор выгребать?». Но признал:

– Как временный компромисс сгодится.

Еще на подходе к острову он делился с нами наболевшим: «Самое страшное, что люди привыкли, что за ними кто-то уберет. Ага, вот выйдет дворник из леса...» Но в основном это относилось к «дикарям», посещающим острова по грибы-ягоды или просто приезжающим «на шашлыки». Их количество никто пока не считал, хотя оно все увеличивается. Нынешнее состояние заказника Марунчак определил как «нерегулируемая рекреация». Больнее всего «рекреанты» ударяют по прибрежным дюнам – здесь удобнее всего пристать и высадиться на берег, но здесь же растут те самые редкие растения, защитить которые и призван заказник.

Что может сделать в этой ситуации сотрудник дирекции ООПТ, задача которого – сохранение режима особо охраняемой территории? Мало что полномочия скудны. В его «арсенале» нет даже бланков протоколов об административном нарушении – только о проведении профилактической беседы. Заметив «шашлычников» или рыбаков, рассекающих на моторе акваторию в неположенных местах, Александр может только душевно поговорить с ними, попросив не нарушать, не мусорить – и пожелать хорошего отдыха. Еще один вариант, по его словам, «сделать страшное лицо».

Александр Марунчак – мужчина крупный и внушительный. Вкупе с его почти боевым камуфляжем этот аргумент может подействовать. Но протокол профилактической беседы никого ни к чему не обязывает. Даже свою фамилию нарушитель вписывает собственной рукой и по собственной фантазии, документы предъявлять не обязательно.

Да и посетить «Березовые острова» у ведущего специалиста дирекции ООПТ получается не чаще 2 – 3 раз в месяц – в его зоне ответственности еще четыре заказника в Выборгском районе Ленобласти. Тем более трудно ожидать, что он объедет все 16 островов архипелага. И, как рассказали нам жители Приозерска, как раз на них-то дикие «рекреанты» и любят обосновываться – кто на день-другой, а кто и на весь сезон, сооружая «фазенды» из подручных средств: щитов фанеры, брезента, полиэтилена, выкинутых в утиль оконных рам.

Услышав это, коллеги-журналисты размечтались о комплексной экспедиции с инспекторами и фото- и телекамерами. Сам Александр с ностальгией вспоминает пограничный режим островов, когда так просто туда было не попасть. Возможно, более актуальный вариант – это появление какого-то инвестора, который вложил бы средства в «Березовые острова».

...Окончание нашего маленького путешествия пришлось на мыс Почетный. Кто и почему его так назвал, осталось неизвестным, раньше мыс назывался Королевским, в честь какого-то шведского короля, заночевавшего здесь в ХVII веке. Место красивое, но здесь явно «ступала нога человека». Уже оказавшись на борту нашего катера, мы с удивлением увидели, что один из коллег захватил с мыса огромный пластиковый пакет со всякими банками-бутылками и прочим мусором, который он собрал на мысу и собирался увезти в Петербург. Все со смущением почувствовали себя не совсем «зелеными» журналистами.


Нынешнее состояние заказника —
это нерегулируемая рекреация.
Больнее всего «рекреанты» ударяют
по прибрежным дюнам — здесь удобнее
всего пристать и высадиться на берег,
но здесь же растут те самые редкие
растения, защитить которые
и призван заказник.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook