Главная городская газета

«Дом-змея» на Лиговке

  • 15.10.2015
  • Александр Белоцерковский
  • Рубрика Общество
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Власти Ленобласти опубликовали проект «Ленинградский гектар»

Кто и на каких условиях сможет стать владельцем земельного участка - в нашем материале. Читать полностью

Новые горизонты и дороги Кронштадта

В Смольном намерены модернизировать на острове Котлин транспортную инфраструктуру, направив на такую работу около 9 млрд рублей. Детали амбициозной инициативы – в нашем материале. Читать полностью

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью
«Дом-змея» на Лиговке | Иллюстрация из книги В. Г. Лисовского «Архитектура России XVIII – начала XX века. Поиски национального стиля».

Иллюстрация из книги В. Г. Лисовского «Архитектура России XVIII – начала XX века. Поиски национального стиля».

«На площадь выбежав, свободен// Стал колоннады полукруг,//
И распластался храм Господень,// Как легкий крестовик-паук».

Кому не знаком этот яркий образ петербургского Казанского собора, вышедший из-под пера Осипа Мандельштама? Если мы обратимся к истории архитектуры, то и там найдем сравнения зданий с представителями животного мира. Так, например, по выражению историка архитектуры Владимира Лисовского, распластанная на скалистом берегу озера усадьба Виттреск в Финляндии – живое существо, «словно ползущее по обрыву и пытливо поднимающее голову, чтобы осмотреться». М. В. Нащокиной дача Пфеффер в Сокольниках навеяла образ «гигантского сказочного дракона, туловище которого свернуто колечком, а голова с раскрытой пастью (крыльцо кухни) расположилась рядом».

В начале XX века в Петербурге на Лиговской улице (современный адрес участка: Лиговский пр., 125) мог появиться дом, при взгляде на план которого возникла бы ассоциация с зигзагообразными телодвижениями ползущей змеи. Началась эта история с конкурса проектов доходного дома Э. Л. Петерсена, итоги которого Петербургское общество архитекторов подвело в начале 1905 г.

Поначалу судейская коллегия выделила «наиболее выдающиеся» работы, которые могли претендовать на премии, и отмела проекты откровенно слабые, среди которых два заслужили недвусмысленную разгромную оценку – «дрянь». Второе место вроде бы уже закрепилось за проектом Е. Ф. Шреттера, но после пересмотра окончательным решением конкурсного жюри эта работа не смогла удержаться даже на третьей, последней в этом конкурсе, ступени пьедестала и получила лишь утешительную «рекомендацию к приобретению».

Эта формулировка означала, что судьи – профессиональные архитекторы рекомендовали заказчику конкурса, в данном случае – Петерсену, выкупить у автора проект, который хотя и не получил награды, но обладал значительными достоинствами. Тем более что судьи использовали в адрес работы Шреттера самые сильные выражения: «Это выдающееся по оригинальности и художественному замыслу произведение». В адрес судейской коллегии поступило письмо неизвестного отправителя, который даже назвал этот проект «гениальным», но вердикт остался неизменным – «рекомендовать», но не премировать.

Протяженность предназначенного к застройке участка в узком Рязанском переулке почти в семь раз превышала линию фасада, должного выходить на главную магистраль – широкую Лиговскую улицу. Архитектор предложил увеличить освещенность квартир и преодолеть монотонность корпуса, уползающего по переулку вдаль, путем создания зигзагообразной «улицы-пилы». Эта идея разрабатывалась тогда в европейской архитектуре с подачи французского зодчего Эжена Энара.

Шреттер творчески подошел не только к планировке, но и к художественной выразительности дома, сумев создать яркий запоминающийся образ: «Фасад задуман и исполнен очень интересно и вполне отвечает живописности приема, хотя в этом направлении автор зашел слишком далеко», пожертвовав удобствами и целесообразностью ради достижения эстетического эффекта.

Так, «в верхнем этаже для получения большей поверхности стены» предлагались слишком маленькие окна, недостаточные для освещения скрывающихся за ними помещений. Художественная сторона проекта явственно говорит о поисках архитектора в направлении неорусского стиля, применение которого для многоэтажного доходного дома зачастую приводило к трудноразрешимым противоречиям. Важнейшим из них, по мнению архитектурных критиков начала XX века, было как раз использование «узких маленьких окон», которые «очень поэтичны и декоративны, но весьма неудобны для обитания».

Хотя проект Шреттера застопорился на стадии конкурсного эскиза, новаторская идея не прошла незамеченной. В 1908 г. в Петербурге все же появилась «улица-пила», примененная С. Г. Гингером при проектировании и строительстве дома Ф. Я. и Н. Я. Колобовых (современный адрес: Пушкарский пер., 2). А уже в 1970-е годы на улице Пионерстроя был возведен новаторский по тем временам «дом-змея». Это уникальный комплекс зданий 9 – 15 этажей был построен из стандартных панелей ленинградских «кораблей».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook