Главная городская газета

Дом «на честном слове»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Дом «на честном слове» | Иллюстрация kesu/shutterstock.com

Иллюстрация kesu/shutterstock.com

Самое трудное в этой истории – освободиться от магии имени. Когда узнаешь, что пострадавшей стороной является не кто-нибудь, а человек-легенда, Почетный гражданин Петербурга Михаил Михайлович Бобров, хочется сразу вскочить и всех его обидчиков порвать на клочки. Но, чуть остыв, понимаешь, что с точки зрения права Бобров абсолютно ничем не отличается от других людей. И в борьбе за его интересы важно только одно – законны требования или нет. И вот тут, увы, возникают коллизии, когда правда человеческая расходится с правдой юридической.

В документах, которые явились предметом уже не одного судебного разбирательства, сам Михаил Михайлович, правда, не фигурирует. Там значится его сын Александр – в прошлом подполковник милиции, а ныне начальник службы безопасности крупной коммерческой структуры. Предметом споров является добротный двухэтажный дом, построенный на семейные средства в 1993 году во Всеволожском районе, вблизи памятного для ленинградцев места – Лемболовской твердыни.

За год до этого администрация Всеволожского района выделила некоей фирме «Дизайн-центр «Стиль» земельный участок площадью 74 га в районе «под организацию подсобного хозяйства из фонда городского совета в постоянное пользование». Одним из учредителей фирмы был близкий друг Александра Дмитрий Щур. Он и предложил Бобровым принять участие в освоении этой земли. 2 апреля 1993-го Александр Михайлович заключил с указанной фирмой договор о совместной деятельности.

В соответствии с договором, выделяемый участок размером 0,5 га Бобров должен был использовать для создания фермерского хозяйства, производящего сельхозпродукцию на продажу. А фирма должна была оказывать ему в этом всевозможную помощь, в том числе в виде создания всей необходимой инфраструктуры. При выполнении же этих условий обещала ходатайствовать перед администрацией района о предоставлении данного участка успешному фермеру в пожизненное пользование на правах собственности.

Дом на участке был построен уже в декабре 1993-го. Работы производились по договору подряда, и все расходы полностью документированы (что, как мы увидим в дальнейшем, очень важно). Фирма выполнила свое обещание, проведя к дому электричество и водопровод. Остальные системы жизнеобеспечения – канализацию, горячее водоснабжение, автономное отопление – Бобровы сделали сами.

Никакими фермерами, впрочем, они так и не стали. Да, может, и не собирались. И дом, в который было вложено немало денег, увы, никак не узаконили. Более того, деньги продолжали вкладывать – обустраивали территорию, возводили хозяйственные постройки. Дом стал уютным семейным гнездом, где летом Михаил Михайлович с детьми и внуками жил месяцами.

Безмятежность Бобровых зиждилась на обещаниях Щура – он неизменно подтверждал, что жить можно сколько угодно, рано или поздно земля и дом будут переоформлены в их собственность.

– Я вообще по жизни человек не очень доверчивый, – признается Бобров-младший. – Работа такая – служил в УБЭП, видел все черные стороны людей. Но Щуру верил. Он мне был очень обязан – в начале девяностых я буквально спас их семью. На его жену, директора крупной гимназии, наехали бандиты. Опасность была вполне реальная, мне пришлось подключить серьезные связи, и от нее отстали. С тех пор мы дружили домами, вместе отмечали праздники, ездили отдыхать. Казалось, более близких друзей у меня не было...

Увы, теперь Александр Михайлович не верит уже никому. Узы священной дружбы не выдержали испытания деньгами...

В 1995 году, как говорится в официальных документах, «земельный участок в 74 га был изъят у АОЗТ «Дизайн-центр «Стиль» в фонд районной администрации и предоставлен работникам подсобного сельского хозяйства «Стиль» под организацию крестьянских (фермерских) хозяйств». По сути, произошла маленькая революция, позволившая хозяевам бывшего АОЗТ данную землю (уже тогда ввиду близости к городу стоившую немалых денег) присвоить.

В итоге этой процедуры Щур получил 2,3 га в собственность, а 3 га в аренду. На арендованном участке как раз и оказался дом Бобровых. Но и тогда Щур успокоил друга – живите, мол, спокойно, в вашей жизни ничего не изменится.

В 2010-м Щур арендованную землю выкупил (посмейтесь – за 628 тысяч рублей!) и объединил с уже находящейся в собственности. На образовавшейся площади организовал дачное некоммерческое партнерство «Солнечные полянки», разбил 5,3 га на мелкие участки и выставил их на продажу. Боброву «по дружбе, со скидкой» предложил выкупить занимаемую им землю за 120 тысяч долларов...

– Признаюсь, я не поверил своим ушам, – вздыхает тот. – Спросил: «Дима, как у тебя с совестью?» Он пожал плечами: «Тогда были одни времена, сейчас другие...»

Разумеется, платить он отказался (да у семьи и не было таких денег). И тогда друг (теперь уже бывший) подал на Боброва в суд, требуя снести расположенный на его земле дом как незаконно построенный. Александр Михайлович подал встречный иск, потребовав оформить дом и участок в собственность. Всеволожский районный суд принял соломоново решение: дом не сносить, но и в праве на собственность Боброву отказать.

Эту двусмысленную ситуацию попробовал разрешить Ленинградский областной суд, куда Щур обратился с апелляционной жалобой. Изучив вопрос, там отменили решение первой инстанции и постановили обязать Боброва дом снести за свой счет.

Тот, однако, не успокоился и обжаловал это решение в президиуме областного суда. Надо сказать, что к этой инстанции граждане обращаются уже гораздо реже, чем к апелляционной. И еще реже президиум признает незаконным решение своих же судей. Но в данном случае это произошло. Президиум оставил в силе решение Всеволожского районного суда. То есть, по сути, разрешил Бобровым жить в «самовольно построенном» доме на чужой земле.

Постановление это было принято 30 июля 2013 года. Бобровы опять успокоились и никаких попыток ввести ситуацию в правовое русло не предприняли. Щур, правда, слегка подпортил им жизнь, прислав «правила посещения земли собственника». Но они все же надеялись, что, несмотря на эти странные взаимоотношения, их надежно защищает закон. Не исключено – уверовали в ту же магию имени. Ну не может нормальный человек покуситься на права Почетного гражданина...

Однако расслабились они рано. 13 января 2014 года Дмитрий Александрович Щур стал собственником спорного дома. Помогла ему в этом «дачная амнистия» – закон, позволяющий легализовать самовольную постройку при наличии собственности на занимаемую ею землю. Щур просто представил в регистрирующий орган копии свидетельства о собственности и техпаспорта на дом (технический документ, где владелец не указывается), и отказать ему не имели права.

Бобровы узнали об этом случайно, от общих знакомых, почти через два года. Разумеется, пришли в ужас. Щур может в любую минуту дом продать вместе с ними, и новый владелец (чьи права как добросовестного приобретателя оспорить будет уже невозможно) стопроцентно их выселит. Бросились во все инстанции: суд, прокуратура, пресса...

С точки зрения человеческой, казалось бы, несправедливость вопиющая: человек, не вложив в это дело ни копейки, получил отличный, хорошо оборудованный и обжитый дом с ухоженным участком и хозяйственными постройками. А те, кто много лет все это строил и обихаживал, по сути, остаются на улице.

С точки же зрения юридической ситуация более чем шаткая: если все было «криво» с самого начала, Фемида может развернуться в любую сторону. И не спасут никакие заслуги.

За рамками сухих юридических документов осталось, однако, самое страшное: крах казавшихся незыблемыми человеческих отношений. Или у нас теперь, как у старой доброй Англии, нет вечных друзей, а есть лишь вечные интересы?

P. S. 20 апреля УМВД по Всеволожскому району возбудило уголовное дело в отношении Дмитрия Щура по части 4 статьи 159 УК РФ («мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение»). В настоящий момент дело передано в Главное следственное управление ГУ МВД и находится на личном контроле у прокурора Ленинградской области Станислава Иванова.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook