Главная городская газета

Дискриминация со знаком плюс

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью

«В ночь на 22 июня...»: память на рубеже блокады

Традиционная акция памяти пройдет у стен храма святых мучеников Адриана и Наталии в Старо-Панове 21 июня. Детали события – в нашем специальном материале. Читать полностью
Дискриминация со знаком плюс | Михаил Кривонос и рекрутер Татьяна Иванова уверены: при правильной мотивации поиск работы не затянется. ФОТО АВТОРА

Михаил Кривонос и рекрутер Татьяна Иванова уверены: при правильной мотивации поиск работы не затянется. ФОТО АВТОРА

Трудоустройство инвалидов – тема актуальная и широко обсуждаемая. Чем стимулировать работодателей, как помочь людям с особенностями развития выйти на рынок труда? Свой, весьма интересный способ нашли специалисты благотворительного фонда «Рауль», создавшего центр «Работа I». С президентом фонда Михаилом КРИВОНОСОМ мы сегодня беседуем.

Помогите Петеньке

– ...Сразу уточню: мы не работаем с инвалидами и не помогаем им устраиваться на работу.


– ???

– Наша задача – помочь компаниям подобрать себе сотрудников на те вакансии, где смогут работать люди с инвалидностью и выпускники детдомов. Чувствуете разницу? К тому же вакансии мы распространяем не по соискателям, а через организации. С ними обычно поддерживают связь родители/опекуны или оттуда приходит социальный работник, находящийся рядом с соискателем. Это очень важное наше правило.


– Но у вас на сайте сейчас, например, размещены вакансии «фрезеровщик», «печатник», даже «компьютерный дизайнер». Предположим, родители видят их в Интернете и звонят: «У нас сын Петенька, помогите ему найти работу»...

– И сразу мы с вами вышли на второе, не менее важное, правило. Если нам позвонит мама, а такое случается частенько, мы просим, чтобы ее сын или дочь обратились к нам самостоятельно. Во-первых, если соискатель не может позвонить или доехать до нас сам, он и до работодателя не доберется. Во-вторых, желать найти работу должен сам человек, а не его родители или педагоги. Наш опыт показывает, что зачастую проблема с трудоустройством связана не столько с отсутствием вакансий, сколько, к сожалению, с отсутствием нужной мотивации.


– А как вы проверяете ее наличие? Давайте представим, что наш Петенька позвонил вам сам. Что ждет его дальше?

– Как минимум три собеседования. Первое проводит наш рекрутер. На нем чаще всего и становится понятно, желает ли наш Петенька сам работать или просто «мама велела». Тут же определяется его соответствие требованиям вакансии. Кстати, нередко соискатели обращаются с идеей «хочу работать, но не знаю кем». И мы разбираемся, что человек может, а что нет.

Если первое собеседование прошло успешно, второе проводит специалист, который отвечает за связь с работодателем, предоставившим эту вакансию. Третье же проходит у работодателя, и оно является решающим. При этом на каждую из вакансий мы организуем конкурс из 4 – 5 соискателей, которые конкурируют друг с другом, как на открытом рынке труда.

Если наш кандидат прошел все этапы и приступил к работе, в рамках наших договоренностей с работодателем за ним на первое время закрепляется конкретный наставник – он обеспечивает обратную связь с нами.

Работодателей хватает

– Когда речь заходит о трудоустройстве инвалидов, как-то принято считать, что они, мол, хотят работать, вот только никто не берет...

– На мой взгляд, это стереотип. Работодатели, которые готовы взять на работу людей с инвалидностью, есть. Не скажу, что их большинство, но достаточно, чтобы обеспечить по-настоящему заинтересованных в работе.

Безусловно, и у них есть свои стереотипы мышления. Бывает, предлагаем им разместить у нас вакансии и слышим в ответ: «Ну как же они у нас на колясках работать будут?». «Почему обязательно на колясках?» – «Ну слепые у нас тоже не смогут». То, что человек с инвалидностью – более сложный сотрудник, требующий каких-то специальных условий труда, это тоже стереотип. Все зависит от характера работы, способностей кандидата, ожиданий работодателя и многих факторов.

Наш основной инструмент преодоления подобных стереотипов – работа по подбору персонала. Мы помогаем работодателю сформулировать и выбрать те вакансии, которые подходят для нашей целевой группы. Потом приводим несколько кандидатов, которые соответствуют требованиям вакансии, и он видит разницу.


– Но все же понятно, что работодателю проще взять обычного человека, чем необычного и без опыта, да еще к нему наставника прикреплять... Что мотивирует работодателей?

– У работодателя мотив всегда один – привлечение рабочей силы. И социальная группа, о которой мы говорим (люди с инвалидностью и выпускники детских домов), такой же прекрасный источник рабочей силы, как и другие.

Также мы уверены в том, что каждый из нас имеет гуманистическую склонность помогать. Однако мы не просим от компаний какой-то благотворительности, рабочего места для конкретного человека. Мы предлагаем просто дать ему шанс и относиться к нему, как к обычному сотруднику. Это такая «позитивная дискриминация» – когда на работу скорее возьмут человека с инвалидностью, чем без нее, тем самым не только решая производственную задачу, но и проявляя свою человеческую природу, делая хорошее правильное дело.

При этом наш контингент – в основном выпускники коррекционных школ. Рынок труда настороженно относится к людям с различными задержками развития. Те, кто выглядит, как все, особых проблем с трудоустройством не имеют. У наших же большая проблема в том, чтобы пройти первый «фейс-контроль», порог толерантности в обществе невысокий. Наш кандидат – это человек, который «не вписывается», но при этом у него не настолько серьезная проблема, чтобы он не мог самостоятельно работать и нормально общаться.

Холодильник ничего не должен

– Сколько ребят уже трудоустроились благодаря вашему центру?

– В прошлом году к нам обратились более 500 человек, из них мы трудоустроили 118. При полной занятости более одного месяца проработали свыше 70. Кому-то покажется, что месяц – это мало. Но для многих наших подопечных без навыков и устойчивой мотивации даже месяц – успех. К тому же у нас достаточно много вакансий стажировочных, которые изначально предполагают временную работу. И наша целевая аудитория – это молодые люди до 30 лет, которым надо помочь сделать первый шаг к открытому рынку труда.

Кстати, обратите внимание на разницу между числом пришедших и трудоустроенных... Вот примерно такое соотношение кандидатов с мотивацией, и тех, кто работать хочет пока еще только на словах, живя под гиперопекой родителей или с установкой «все мне должны и обязаны». Но, знаете, голод такая штука... Если тебя кормить некому, то очень быстро приходит понимание, что холодильник тебе ничего не должен. И тем, что «все мне обязаны», сыт не будешь.


– С какими еще подводными камнями сталкиваетесь?

– С нереалистичными ожиданиями или, наоборот, заниженными представлениями родителей о самостоятельности ребенка. В нашей модели такие кандидаты тоже естественно отсекаются. Если молодой человек и на первое, и на второе собеседование приезжает с мамой, он не будет рекомендован на третье к работодателю, потому что на него с мамой не поедешь. Мамы иногда протестуют... Но мы не занимаемся адаптацией родителей и вынуждены в таких случаях просто отказывать в предоставлении услуг. Если люди не понимают, что трудоустраивается лично человек, а не «ребенок с мамой», то через нас ему на рынке труда закрепиться не удастся. Адаптацией родителей нужно заниматься, но это не наша роль, хотя списочек лиц, которым точно нужны такие услуги, могли бы предоставить.

Для ребят же главный стимул – успешное трудоустройство. Многие из них, только попробовав, начинают задумываться о том, чего в жизни хотят. Постоял полгода контролером торгового зала – понял, что после коррекционной школы это предел. И пошел в вечернюю школу, чтобы потом получить какую-то специальность. У нас есть такие примеры.

Во многом это тоже смысл нашей работы. Человека, который сидит дома и хочет «какую-то работу», надо как угодно вывести из квартиры, лишь бы он попробовал себя. И пусть не каждый, пусть двое-трое из десяти, все же захотят большего...


– Напоследок, почему у центра такое название – «Работа I»? Намек на модные гаджеты?

– Когда мы создавали центр, вписали в название не букву «Ай», а римскую цифру один. Исходили из идеи, что найдем людям первую работу. Но довольно быстро поняли, что они воспринимают «Работу один» как «работай один», «один в поле не воин». Короче, тоскливые у них возникают ассоциации. И мы, оставив название, уже созданную графику, преобразовали «один» в букву «Ай». Звучит веселее и расшифровываться может по-разному. Например,

I может означать слово «инклюзия». Но и ассоциация с модными гаджетами вполне уместна. Мы тоже создаем что-то новое и более удобное для использования. Только уточню: все наши услуги и для соискателей, и для работодателей совершенно бесплатны. В отличие от гаджетов.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook