Главная городская газета

Деревенский арт-деко

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Ленобласть: выходные без большегрузов

Движение грузовиков будет ограничено на 23 дорогах 78 региона, где поток автомобилей наиболее интенсивен. Читать полностью

В автобусах Ленобласти к оплате примут «Подорожник»

Вводить новшество планируется поэтапно, до конца текущего года. Каковы детали проекта?
Читать полностью

Гастролер в стаканчике атакует магазины Петербурга

Мороженое в Северную столицу откуда только ни везут - даже из Сибири. И надо понимать, что чем длиннее его дорога к прилавку, тем больше риска купить «неправильный» продукт. Читать полностью

«Меркурий» проследит за молоком?

«СПб ведомости» провели исследование молочного рынка и узнали что связывает штрих-код, шлагбаум и кишечную палочку. Читать полностью

Кто в должниках у ЖКХ, или развод по-петербургски

История с квитанциями, в которых числились долги по квартплате десятилетней давности, далека от завершения. Потому каждой из 418 тысяч семей, которые получили подобное извещение, стоит разобраться в вопросе и вооружиться некоторыми знаниями. Читать полностью

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью
Деревенский арт-деко | ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

Профессор, член Союза архитекторов Финляндии, учредитель собственного бюро Юхани Палласмаа частый гость в Петербурге.  В рамках выставки «Золотое поколение. Модернизм в финской архитектуре и дизайне» в Эрмитаже зодчий прочел лекцию, в которой сравнивал регионализм и глобализм в творчестве мастеров Суоми.

Господин Палласмаа – признанный классик, причем он известен не только как практик, но и как теоретик архитектуры, а также философ. В прошлом он занимал должность руководителя национального Музея архитектуры. Автор более 50 книг и крупных публикаций. На русском издана его книга «Мыслящая рука: архитектура и экзистенциальная мудрость бытия». Кстати, экспозиция в Эрмитаже была ему интересна, некоторые эскизы на ней он увидел впервые.

По мнению эксперта, для его родины архитектура стала одной из национальных идей. Очень важным был для его страны прорыв на всемирной выставке «Экспо-1900», когда Княжество Финляндское увидели не как провинцию России где-то на севере, а как самобытную страну. «Наш язык закрыт для Европы. Значит, о Финляндии могли узнать только через архитектуру, музыку, живопись. Сюда же относится финский дизайн, все это можно понять без перевода», – пояснил зодчий.

Это видение архитектуры – общее для зодчих всех стран Северной Европы: Швеции, Норвегии, Дании, Исландии и Финляндии. Его суть – интеграция архитектуры и дизайна. В Суоми типична ситуация, когда зодчий проектирует не только здание, но и мебель для него. Так формируется среда для людей, а не просто здания, на которые приятно посмотреть с улицы. Всему миру финскую архитектуру открыли два выдающихся мастера – Элиэль Сааринен и Алвар Аалто. Оба – и зодчие, и дизайнеры.

Элиэль Сааринен – один из основоположников стиля северный модерн, именуемый в Финляндии также национальным романтизмом. В 1922 году Сааринен выиграл конкурс на проект небоскреба газеты Chicago Tribune в Чикаго и переехал в США – ближе к заказчикам. В Америке он открыл новую страницу своего творчества – архитектуру в стиле арт-деко, в котором построено большинство довоенных нью-йоркских небоскребов.

Удивительно, но проектировал свой первый небоскреб Сааринен, живя и работая в южной Финляндии. Одновременно с чикагским прорывом зодчий занял второе место на конкурсе по планировке австралийской столицы Канберры, хотя ранее на Зеленом континенте он никогда не был.

Алвар Аалто дружил с Пикассо и работал во многих странах – США, Германии, Франции. При этом он был настоящим патриотом. В молодости, в 1925 году, Аалто отвергал народный романтизм, преклонение перед природой как что-то намеренно грубое. Все это тогда считалось «истинно финским», за поиском вдохновения в начале ХХ века финские мастера даже ездили в Карелию, которая была менее развита и где, считалось, сохранился народный дух. Именно Аалто создал изобразительный язык, которым Финляндия говорит со всем миром.

Успех был развит. Финляндия была хорошо представлена на Всемирных выставках в Париже 1937 года, Нью-Йорке 1939 года. В наши дни это Шанхай 2010 года. Финские зодчие всегда работали в привязке к климату, ландшафту, культуре места. Поэтому архитектура Суоми, несмотря на американские шедевры, никогда не была «промыслом на экспорт». В этом ее секрет.

«Почему так мало современных зданий затрагивают наши чувства, в то время как почти каждый безвестный дом в старом городе или наименее претенциозная фермерская постройка такие положительные чувства вызывают? – удивляется Юхани Палласмаа. – Современные нам здания могут вызвать наше любопытство своей смелостью или изобретательностью, но они едва ли дают нам какое-то ощущение смысла нашего мира или нашего собственного существования».

«Современные города освещены слишком ярко и слишком ровно, – считает мастер. – Поэтому наш материал – дерево. Великий Аалто писал: «Мы, северяне, особенно финны, мечтаем о лесе». Похожие идеи есть у датчан, японцев. А вот средиземноморская культура противоположна».

Юхани Палласмаа с интересом наблюдает, какая традиция победит в современном градостроительстве Петербурга, ведь тон ему когда-то задали великие зодчие из Италии. При этом менталитет петербуржцев – северный.

«Считается, что когда экономика на подъеме, то и архитектура расцветает, – сказал господин Палласмаа в ответ на вопрос вашего корреспондента. – Но это не так. Когда нам хорошо живется, мы забываем об архитектуре».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook