Чем хворает здравоохранение?

В издательском доме «Шанс» врачи, юристы и журналисты дискутировали на тему «Врачебная ошибка» — и будто сглазили: тут же СМИ поведали очередную трагическую историю — на этот раз о смерти 49-летней женщины от укола обезболивающего в больнице имени Мечникова. На самом деле не сглазили и не накаркали: женщина скончалась еще в марте — просто информация в прессу просочилась недавно. Получается, в какой день ни поднимай тему «врачебной ошибки» — получается аккурат вовремя. Жизнь такова.

Чем хворает здравоохранение?  |

И вы еще живы, голубчик?

В юриспруденции нет такого поня­тия «врачебная ошибка». И при этом количество судебных исков от паци­ентов с каждым годом растет. Уточ­нение: растет и число необоснован­ных исков. Еще одно уточнение: в большинстве таких «необоснован­ных» врачи-ответчики могут «побла­годарить» за иск не столько пациен­та, сколько своих же коллег. Как правило, идею подать в суд неволь­но подсказывает другой доктор, важно заявляющий больному: «Кто вас раньше лечил? Да вам вообще не то лечили — как вы еще живы-то, голубчик?». Пациент крепко заду­мывается — и в суд.

По количеству предъявленных им исков лидируют стоматология и хи­рургия, в том числе пластическая. Во-первых, потому, что эти удоволь­ствия (если можно назвать подоб­ные процедуры удовольствием) до­рогие, и у недовольного пациента обида прямо пропорциональна за­траченным средствам. Во-вторых, оценка результатов той же пласти­ческой хирургии часто субъективна: бывало, клиентка в восторге, хирур­га расцелует, а спустя какое-то вре­мя подружка возьмет и брякнет: «Что-то ты, дорогая, неважно выгля­дишь». И пошло-поехало.

А если говорить о стоматологии, тут, как утверждают врачи, в послед­нее время активизируется особо на­ходчивая прослойка пациентов. По­ясню. Обычный человек несется с зубной болью к врачу, и мечта у боль­ного одна: чтобы доктор вылечил, а я, пациент, забыл об этом как о страшном сне. А особо находчивые граждане, залечив зубы, ничего не забывают — напротив, стараются вернуть заплаченные деньги, предъ­явив клинике какую-нибудь претен­зию. Часто совершенно необосно­ванную, как отмечают стоматологи.

Очень необычная услуга

Я бы подумала, что дантисты пре­увеличивают, но на «круглом столе» прозвучала фраза, которая застави­ла поверить в откровенность специ­алистов. Фраза звучала так: «И все- таки в целом профессиональный уровень врачей снижается». Так за­явил не журналист, не юрист и не ка­кой-нибудь измученный больной. Так сказал врач.

— Буквально на днях я распро­щался с доктором, стоматологом, поскольку выяснилось, что он со­вершенно не знал методику работы — не понимал, что делает, — рас­сказал главный врач стоматологи­ческого медицинского центра

«Одонт» Филипп Ильин. — При этом человек имел все необходимые сер­тификаты. У меня было желание во­обще приостановить его деятель­ность в медицине, но юристы сказа­ли, что это невозможно.

Невозможно в том числе и пото­му, что до сих пор не выработаны со­временные стандарты качества ме­дицинских услуг.

— Проблема в том, что медицин­ская услуга — необычная, — гово­рит Сергей Балутин, врач, юрист центра «Независимая медико-юри­дическая экспертиза». — Результат такой услуги отсрочен во времени, и ожидаемый эффект, как правило, не наступает. Пациент-то рассчиты­вает, что после лечения все будет так, будто он никогда ничем и не бо­лел, но это невозможно. Врач про­сто сделает все, что может, но он не в силах сделать так, будто ничего и не было.

Вот некоторые данные, приведен­ные адвокатом кандидатом медицин­ских наук Александром Балло. В Авст­ралии 80% смертей в больницах про­исходят в результате врачебных оши­бок; в Великобритании из-за ошибок медиков погибают примерно 33 тыся­чи человек в год; в США по той же при­чине умирают ежегодно 98 тысяч па­циентов; в Германии — 25 тысяч.

Статистика жуткая, и вдохновиться ею можно только в случае, если ра­доваться тому, что «у капиталистов так же плохо, как и у нас». Кстати, у нас-то вообще никакой статистики нет — ни российской, ни городской.

— Мы обращались в городской суд, чтобы хотя бы узнать, сколько исков связано именно с претензиями к ле­чению, — заметил Сергей Балутин. — Но в суде нам навстречу не пошли.

Хирург загружен, только не тем

— А сколько стоит врачебная ошиб­ка? И кто платит? — задал ритори­ческий вопрос Александр Редько, председатель постоянной комиссии по здравоохранению и экологии За­конодательного собрания Петер­бурга. — Есть ошибки, в которых ви­новат не врач, а система. Скажем, операция прошла хорошо, а больно­го потом положили в коридоре на га­зетке, он простудился и умер.

Еще на одну «системную ошибку» обратил внимание Игорь Пятериченко, начальник управления по ор­ганизации медицинской помощи взрослому населению и санаторно- курортной помощи городского ко­митета по здравоохранению:

— В мировой практике считается, что, допустим, нейрохирург, дабы поддерживать квалификацию, до­лжен делать никак не меньше 80 операций в год. А наш нейрохирург делает, как прави­ло, не больше 25.

При этом врач за­гружен — только совсем не теми заботами. На За­паде в операцион­ной обычно при­сутствует один хи­рург, остальные — его помощни­ки, люди с мень­шей квалифика­цией и меньшим уровнем ответст­венности. У нас в операционной со­бираются по З — 4 врача, и их мозго­вые ресурсы тра­тятся на манипу­ляции, с которы­ми справился бы и ассистент. Получается, что не­сколько высокопрофессиональных людей делают работу одного.

Исправить очевидные погрешнос­ти в городской системе здравоохра­нения кардинальным образом не­возможно, потому что погрешности это не городского масштаба, а фе­дерального, и исправлять их должно федеральное законодательство. А в ближайшие год-два ждать внятных указаний сверху, как говорят город­ские чиновники, не приходится, так что придется петербургским врачам работать, согласно простой челове­ческой логике.

Например, логично же, чтобы ра­боту специалиста (допустим, нейро­хирурга) проверял нейрохирург, но не просто коллега, а специально подготовленный именно для про­верки эксперт. Следовательно, нуж­но создавать специальные эксперт­ные советы, что сейчас и делается; на город требуется 300 — 350 таких экспертов. И логично ведь, чтобы врачи сами стремились устранить из своих рядов нерадивых коллег, — следовательно, нужно создавать врачебные ассоциации.

К слову: вы и не знали, но в смыс­ле здравоохранения петербуржцы, оказывается, живут лучше всех в стране. Во всяком случае в 2006 го­ду на здравоохранение было выде­лено 18% городского бюджета. Больше 28 миллиардов рублей. К тому же и люди у нас живут на 3,5 года дольше, чем в среднем по Рос­сии.

Под прессом прессы

Депутат Редько заявил, что пробле­ма здравоохранения осложняется и СМИ:

— И в СССР были врачебные ошиб­ки, и специальные комиссии их раз­бирали, но эта деликатная (в первую очередь деликатная для пациента) те­ма не выливалась на страницы газет!

Дескать, в некоторых случаях пос­ледним лекарством бывает доброе слово врача, а если и этому слову пациент, начитавшись в газетах про «дела врачей», заведомо не верит...

Игорь Пятериченко, пожурив жур­налистов за то, что те не пишут о до­стижениях российской медицины, все же отметил: мол, и про недостат­ки писать нужно. Впрочем, тут же на­помнил, как пресса комментировала судебные процессы над врачами московской больницы, которые подо­зревались в проведении незаконной трансплантации; врачей-то потом суд оправдал, но скандалище был такой, что в течение трех лет российская трансплантология стояла на месте.

Оно и верно: я прочла только под­борку заголовков на одном из ин­формационных сайтов («главврач дома ребенка обвиняется в смерти трех младенцев (Курганская обл.)»; «оренбургский врач признан винов­ным в смерти пациента»; «в Якутии осуждена врач, по вине которой скончалась пациентка»; «главврач вологодской стоматологии, где умер ребенок, восстановлен в должнос­ти»...) — и духом упала. Однако же замечу: информацию журналисты получают от пострадавших; и будь я пострадавшей — в газету потащи­лась бы со своей деликатной про­блемой только в том случае, если бы потеряла всякую надежду решить во­прос цивилизованно и без шума.

Тем более что иски за моральный и материальный ущерб, хоть и оста­ются неадекватными самому ущер­бу, все же в разы больше, чем не­сколько лет назад. Евгений Ники­тин, гендиректор ООО «Центр меди­цинского права», привел пример:

— В 1999 году молодая женщина, по вине клиники лишившаяся воз­ можности иметь детей, отсудила 30 тысяч рублей. В 2004 году по анало­гичному делу пострадавшая получи­ла уже 470 тысяч рублей.

Только радоваться в полную силу этому прогрессу не стоит, посколь­ку у медали есть другая сторона. От­мечено — опять же, в мировой прак­тике, — что чем больше юридичес­кое давление на врача, тем хуже па­циенту. Врач может и не решиться на рискованную операцию, которая могла бы спасти больному жизнь. Говорят, в одном из американских штатов осталось всего несколько гинекологов — большинство специ­алистов, затюканные или запуган­ные судебными исками пациенток, подались в другие края, где, изви­ните, Фемида относится к гинеколо­гам с большим пониманием.

Шокотерапия

Это немножко в новинку, чтобы врач говорил: «Уважаемый пациент, пой­мите и меня!». Очень умный человек в белом халате, говорящий термина­ми, от которых у обычного граждани­на язык бы сломался, вдруг стал рас­крывать этому обычному человеку, так сказать, трудности своей профес­сии. Стало быть, есть в этом нужда.

Честно говоря, присутствовать на таких «круглых столах» — все равно что рассматривать картинки в меди­цинской энциклопедии: не то чтобы все болезни у себя находишь, но от услышанных примеров и историй пугаешься до полусмерти и кля­нешься себе обливаться холодным душем, не есть на ночь, бросить ку­рить и вообще сделать все возмож­ное, чтобы избегать больниц.

Это, впрочем, очень положитель­ная шокотерапия. Вот и депутат и хирург Редько резюмировал: «Ле­читься сейчас вредно. Давайте са­ми заботиться о своем здоровье».

Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости»
№ 096 (3643) от 31 мая 2006 года.


#медицина #ошибки #закон

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Не спеша по скоростной. Как проходит строительство платной трассы из Петербурга в Москву?
23 Мая 2018

Не спеша по скоростной. Как проходит строительство платной трассы из Петербурга в Москву?

На подходе к Петербургу магистраль далека от готовности, и дорожникам придется очень постараться, чтобы открыть движение хотя бы к концу нынешнего года. К задержке могли привести как уточнения проекта...

Прощайте, Даниил Александрович
06 Июля 2017

Прощайте, Даниил Александрович

В ночь на 5 июля в Петербурге на 99-м году жизни скончался писатель Даниил Гранин.

Юность, красота и успех
06 Июля 2017

Юность, красота и успех

Интервью с Алёной Корневой, чья исследовательская работа «Я знал и труд, и вдохновение…» прочно укрепилась в пятёрке самых читаемых материалов на сайте

Спектральный анализ по сходной цене
15 Июня 2017

Спектральный анализ по сходной цене

В советском уголовном праве было понятие «исключительный цинизм». Оно представляло собой квалифицирующий признак, усугубляющий вину. В УК Украины и Белоруссии оно осталось, из УК РФ — исчезло.

Муринский прокол
15 Июня 2017

Муринский прокол

Второй въезд в Мурино из Петербурга построят к осени

Уйти достойно
31 Мая 2017

Уйти достойно

Хотя в России упрощен доступ к обезболивающим препаратам, это не облегчает страдания пациентов

Экологическая «прививка»
29 Мая 2017

Экологическая «прививка»

В Петербурге завершился VIII Невский международный экологический конгресс, организаторами которого выступили Межпарламентская ассамблея (МПА) стран - участниц СНГ и Минприроды РФ.

Уберут ли Uber?
23 Мая 2017

Уберут ли Uber?

На сегодня сервис заказа такси Uber работает почти в 400 городах и 68 странах мира. На него с удовольствием переходят потребители...

Метро на вырост
18 Мая 2017

Метро на вырост

Конечная станция Ф-2 - второй очереди Фрунзенского радиуса - в 70-процентной степени готовности.

Ладожский клин
12 Мая 2017

Ладожский клин

Одно из мероприятий в преддверии празднования 90-летия Ленобласти получится грустным. Тональность международной конференции по Ладоге, которая открылась сегодня в Москве и собрала многих видных учены...

Детство кончилось
10 Мая 2017

Детство кончилось

Парадоксально, но затормозить развитие некоторых детей можно, впихнув их в группу сверхраннего развития.

Военные архивы
03 Мая 2017

Военные архивы

Где хранятся документы о военных и участниках Великой Отечественной войны