Главная городская газета

Бульдог суда не боится

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Ленобласть: выходные без большегрузов

Движение грузовиков будет ограничено на 23 дорогах 78 региона, где поток автомобилей наиболее интенсивен. Читать полностью

В автобусах Ленобласти к оплате примут «Подорожник»

Вводить новшество планируется поэтапно, до конца текущего года. Каковы детали проекта?
Читать полностью

Гастролер в стаканчике атакует магазины Петербурга

Мороженое в Северную столицу откуда только ни везут - даже из Сибири. И надо понимать, что чем длиннее его дорога к прилавку, тем больше риска купить «неправильный» продукт. Читать полностью

«Меркурий» проследит за молоком?

«СПб ведомости» провели исследование молочного рынка и узнали что связывает штрих-код, шлагбаум и кишечную палочку. Читать полностью

Кто в должниках у ЖКХ, или развод по-петербургски

История с квитанциями, в которых числились долги по квартплате десятилетней давности, далека от завершения. Потому каждой из 418 тысяч семей, которые получили подобное извещение, стоит разобраться в вопросе и вооружиться некоторыми знаниями. Читать полностью

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью
Бульдог суда не боится | ФОТО Photosani/shutterstock.com

ФОТО Photosani/shutterstock.com

Бурные события последних лет уже почти стерли из нашей памяти трагедию, разыгравшуюся в центре Петербурга в воскресенье, 18 февраля 2007 года. В половине девятого вечера в ресторане «Макдоналдс» на углу Невского и Рубинштейна раздался взрыв. Шесть человек, в том числе двое детей, были ранены. Сам ресторан получил значительные повреждения – упал подвесной потолок, вылетели стекла, пострадало оборудование. Наиболее вероятной версией происшедшего компетентные органы сразу же назвали антиамериканскую акцию со стороны радикалов-националистов. Так оно впоследствии и оказалось.

Воинствующие славяне

Спустя полтора месяца в результате совместной работы оперативников ФСБ и МВД преступление было раскрыто. Оказалось, что оно – дело рук некоей неформальной группы национал-патриотов. Возглавлял ее 26-летний уроженец Мурманска Федор Ковальчук, работавший на тот момент кладовщиком в магазине. Входили в этот «клуб по интересам» сварщик Александр Петрищев, учащийся радиотехнического лицея Владимир Косяков и инженер сервисного центра Евгений Скоров.

Познакомились они на собраниях вполне легально существующей организации «Славянская община». Как указано на ее сайте, своей целью она имеет «объединение людей славянской нации, поддержку нашей культуры, традиционных ценностей, языков, истории; пропаганду здорового образа жизни – духовного, психологического и физического; пропаганду института семьи и материнства; посильную борьбу с пороками социума».

Последний тезис приятели истолковали, мягко говоря, несколько неординарно.

Собираясь в Приморском районе, в квартире, снимаемой Ковальчуком и Скоровым, они вели дискуссии на тему возвращения к корням. В результате пришли к выводу: для этого нужно избавить наше общество от «иностранщины». Главным врагом, естественно, стал «американизм». На одной из встреч Ковальчук предложил перейти к активным действиям и в знак протеста взорвать что-нибудь американское. Что конкретно, он еще и сам не знал.

Идея была встречена на ура. Рецепт изготовления бомбы будущие террористы без труда скачали из Интернета. Необходимые компоненты купили в аптеке и магазине для автомобилистов. Первое испытание собранного взрывного устройства, проведенное на пустыре, прошло успешно. Вдохновленные успехом, сообщники собрали еще две «адские машинки», снабдив их часовыми механизмами.

Первую «публичную акцию» провел лично Ковальчук. Взрывное устройство он положил в урну у цветочного магазина рядом со станцией метро «Маяковская». Прогремевший взрыв, мощность которого специалисты оценили в 100 – 150 граммов в тротиловом эквиваленте, действительно вызвал в городе шок. Теракт в самом центре Петербурга – это не шутка. К счастью, пострадавших тогда не было. Возможно, именно это позволило расследовавшим преступление отнести его к чьей-то «шалости» или бандитской разборке. Не исключено, конечно, что «все возможное и невозможное» оперативники сделали, просто им не улыбнулась удача. Преступление на тот момент осталось нераскрытым.

Разумеется, воинствующих «славян» это окрылило. Вот тогда-то и возникла идея провести следующий взрыв в ресторане «Макдоналдс». И – для большей убедительности – в самом центре города. День был выбран не случайно – православная масленица. Акция возмездия, приуроченная к празднику, по замыслу «мстителей», должна была выглядеть гораздо более убедительной.


Третий неизвестный

Злоумышленники собрались в арке одного из соседних с рестораном домов, а потом разделились на две группы. Косяков и Ковальчук, державший в руке бомбу в картонной коробке из-под сока, остались в арке, где для конспирации сменили одежду. Остальные пошли в ресторан и, аккуратно осмотревшись, выбрали в нем место, не попадающее в зону действия видеокамер наблюдения. После этого Петрищев вышел на улицу и подал стоявшим в арке условный сигнал, означавший: место занято, можно закладывать бомбу.

Ковальчук и Косяков вошли в «Макдоналдс», их товарищи уступили им место и ушли. Ковальчук незаметно положил коробку с бомбой под диван и придвинул ее к стене. Приятели заказали еду, поели и удалились. Через двадцать минут сработал часовой механизм и прозвучал взрыв. На этот раз мощность его, по оценке специалистов, составила 250 – 300 граммов в тротиловом эквиваленте.

Место, которое покинули «мстители», к тому моменту уже заняли другие люди. То, что они остались живы, можно объяснить лишь счастливой случайностью. Потом, на допросе, злоумышленники скажут, что никаких жертв они не хотели, им было просто интересно понаблюдать за эффектом...

Ковальчук и Скоров на следствии дали признательные показания, хотя (вероятно, с подачи адвокатов) и заявили, что считают совершенное не терактом, а обычным хулиганством. Первый всю вину взял на себя – утверждал, что сам изготовил бомбу, а остальных заставил участвовать в акции, угрожая их убить. Косяков и Петрищев от каких-либо показаний отказались вовсе.

Суд присяжных признал Петрищева невиновным. Вину остальных счел доказанной. Ковальчук получил 15 лет строгого режима (приговор включил и наказание за взрыв у цветочного магазина, квалифицированный как хулиганство), Косяков и Скоров, соответственно, 6 и 7 лет условно.

В деле, однако, оставалось одно темное пятно: в группе, первоначально заходившей в ресторан, чтобы занять место, были не двое человек, а трое. Третьего сообщники не выдали лишь потому, что знали его только по кличке – Бульдог. Больше об этом человеке не было известно ничего, поэтому он даже не фигурировал в уголовном деле.

Информация о Бульдоге у оперативников ФСБ появилась лишь летом прошлого года – спустя семь с половиной лет после взрыва в «Макдоналдсе». По полученным данным, под этой кличкой фигурировал некто Виталий Царенко. На момент взрыва ему было 17 лет, он учился в школе. Закончив 9 классов, поступил в лицей. После его окончания пошел служить в армию, где, отбыв срочную, остался на контракте. Службу проходил в поселке Лебяжье, в бригаде спецназа. Казалось бы, серьезное подразделение, попасть туда могут только надежные, хорошо проверенные люди. Но никакие проверки, видимо, ничего подозрительного в биографии Царенко не обнаружили: правонарушений он не совершал, с друзьями-националистами на связь не выходил и потому в поле зрения правоохранительных органов ни разу не попал.


Обыкновенный хулиган

Как его вычислили, разумеется, большая тайна. Но, когда оперативники к нему пришли, он сразу во всем признался. На следственном эксперименте в «Макдоналдсе» показал, кто из его сообщников где сидел, кто вышел подавать знак, куда Ковальчук положил бомбу.

Казалось бы, неизбежен суд по весьма суровой 205-й статье УК («Террористический акт»). Ныне она выведена из-под юрисдикции суда присяжных, и с большой вероятностью можно предположить, что приговор не был бы оправдательным. И тут следователей ждал сюрприз, который преподнесло им... наше законодательство. Срок давности (то есть время, в течение которого человек может быть привлечен к ответственности) по данной статье, карающей за особо тяжкое преступление, в 2007 году составлял 15 лет. Для несовершеннолетнего (каковым Царенко был на момент совершения преступления) он уполовинивается и равняется 7,5 года. И это время истекло за две недели до того, как бывшего Бульдога привлекли к уголовной ответственности! Все, поезд ушел. Человек, чья вина подтверждается всеми возможными доказательствами и даже не отрицается им самим, перед Уголовным кодексом чист.

С мая прошлого года, кстати, срок давности по 205-й статье отменен, но, как известно, закон, ужесточающий наказание, обратной силы не имеет. И потому по отношению к Царенко его применить нельзя.

Впрочем, как следователям указала прокуратура, нельзя применить к нему и саму статью о терроризме. В соответствии с постановлением пленума Верховного суда РФ от 9 февраля 2012 года # 1, «совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, а равно угроза совершения указанных действий квалифицируются как террористический акт (статья 205 УК РФ) только при наличии у лица цели воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями».

Данная норма, очевидно, сужает сферу действия понятия «терроризм» и потому фактически имеет смягчающий характер (понятно, самое время проявлять гуманность к террористам!). А посему, в соответствии со ст. 10 УК РФ, имеет обратную силу. Взрыв в «Макдоналдсе», как известно, никакими требованиями к властям не сопровождался и, значит, по нынешним понятиям, может квалифицироваться лишь как хулиганство. Хотя на результате это никак не отразится – срок давности по «хулиганке» (даже по вменяемой Царенко самой суровой 3-й части соответствующей статьи 213 УК, предусматривающей наказание до 8 лет) тоже, разумеется, истек.

В этой ситуации дело можно прекратить уже на стадии следствия. Но Царенко от этого отказался, потребовав, чтобы оно было передано в суд и прекращено там. В принципе это разумно – судебное решение обладает большей силой, чем постановление следователя. А Царенко нужно думать о будущем – в декабре срок контракта истек, приходится искать работу, а для этого, возможно, понадобится безупречная биография.

– Закон, конечно, есть закон, и мы обязаны его исполнять, – размышляет ведущий дело следователь по особо важным делам питерского управления Следственного комитета Денис Крапиневич. – Но, на мой взгляд, здесь все-таки есть какая-то неувязка – ведь нарушается базовый принцип неотвратимости наказания...

Тем не менее в исходе суда никаких сомнений нет.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook