Главная городская газета

«Верхи» не объясняют, «низы» не знают

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
  «Верхи» не объясняют, «низы» не знают | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Теперь о мусоре и чиновники, и СМИ будут говорить очень часто. О нем, правда, всегда немало говорили, но теперь - особенно. Страна готовится перейти на новую систему оборота бытовых отходов. Об этом «Санкт-Петербургские ведомости» рассказали 10 октября в публикации «Одна на мусорной куче». По замыслу федеральной власти граждане в ближайшем будущем будут платить за вывоз и утилизацию мусора единой структуре, названной региональным оператором. Но прежде предстоит разработать и принять несколько глобальных документов. Как минимум один шаг в этом направлении в нашем регионе уже сделан.

Как рассказала на встрече с журналистами заместитель начальника департамента Росприроднадзора по Северо-Западному федеральному округу Оксана Авдиенко, Петербург и Ленинградская область уже разработали свои территориальные схемы оборота бытовых отходов. Работали в тесном сотрудничестве, так как во многом схемы пересекаются, накладываются и взаимно влияют друг на друга. Тем самым, подчеркнула Авдиенко, оба субъекта Федерации уложились в отведенные законодательством сроки, успели к 26 сентября.

Правда, расторопность в разработке схем не только не приблизила сроки введения новой системы, но и не внесла никакой ясности: как же, собственно, эта система должна выглядеть на практике. Некто в Москве придумал нечто, не объяснив «низам», как это нечто должно работать. Ну а «низы» (комитет по благоустройству - в Петербурге и управление по организации и контролю деятельности по обращению с отходами - в Ленинградской области) сами додумывать ничего не хотят. Да, собственно, и не уполномочены это делать.

Между тем у них самих уже на первом этапе возникли принципиальные вопросы. Территориальные схемы - свод всей информации о количестве, составе, объемах, маршрутах транспортировки, способах обработки и местах хранения мусора - являются констатацией существующего положения вещей. Перспектив, даже ближайших, этот документ не учитывает. Если в течение нескольких месяцев в области построят еще парочку полигонов (как раз собираются), то как этот факт отразится на схеме? Кто может принимать решение внести в нее изменения? Или надлежит разрабатывать новую, потратив на это несколько миллионов бюджетных рублей и несколько месяцев рабочего времени?

- Мы направили обращение в Минстрой с просьбой инициировать поправки в законодательство, которые позволяли бы вносить изменения в территориальные схемы в упрощенном порядке, - отметил начальник областного управления Николай Борисов.

Эти и прочие чиновничьи трудности не только неинтересны подавляющему большинству жителей города и области, но и, похоже, не имеют прямого отношения к решению проблемы бытовых отходов. Ни региональные ведомства, курирующие «мусорную» отрасль и составившие территориальные схемы, ни департамент Росприроднадзора, эти схемы принявший, увы, пока не могут ответить по сути ни на один практический вопрос журналистов.

Сколько мусора производят непосредственно жители области, а сколько - обитатели дачных массивов? (У областного управления одни данные, у Росприроднадзора - другие.)

Сколько предприятий города уже получили лицензии на сбор, транспортировку, обработку и прочие манипуляции с мусором? (В Росприроднадзоре отвечать не готовы, просят перезвонить на следующий день.)

Нет ли коррупционной составляющей в планах передать все полномочия по работе с мусором единому региональному оператору? (В городском комитете лишь утверждают, что конкурсные процедуры и контроль антимонопольной службы, наверное, смогут застраховать от коррупции.)

Будут ли увеличены тарифы на вывоз мусора? (Чиновники напоминают, что федеральный центр устанавливает ограничение роста квартплаты на каждый год.)

Кроме того, разработка дорогостоящих схем никак не повлияла на главную мысль, на которой основана вся работа с бытовыми отходами. По-прежнему считается, что отрасль должна жить и развиваться исключительно за счет платежей населения (растущих) и бюджетных субсидий «на утилизацию и захоронение» (тоже не уменьшающихся). Извлечение доходов от переработки бытового мусора, разработка новых технологий производства чего-нибудь полезного - эти возможности вовсе не берутся в расчет при построении государством «мусорного» бизнеса. И задачи такой перед потенциальными региональными операторами никто не ставит. Им просто отдают все деньги.

Что касается работы с мусорными массами, то у государства одно жесткое условие: к 2024 году захоранивать можно будет только те отходы, которые прошли сортировку. То есть из них должны быть выбраны все сколько-нибудь полезные фракции. Будет ли их стоимость влиять на размер платежей населения и куда отсортированные отходы должны пойти, закон не говорит.

Между тем в городе уже сейчас немало предприятий, которые занимаются переработкой: сами собирают или покупают отходы. Кому-то ведь школы сдают макулатуру? Для кого-то бомжи собирают банки-бутылки-стеклянный бой?

- В основном это теневые предприятия, о которых нам мало что известно, - признала Оксана Авдиенко. - Я узнаю о случаях переработки из жалоб да из социальных сетей. Ловим, конечно, наказываем административно... Новая система работы с твердыми коммунальными отходами позволит, в частности, решить и эту проблему: вывести из тени бизнес, который сейчас еще не платит за вред, наносимый окружающей среде...

Как-то сразу захотелось, чтобы Росприроднадзор забыл и об этом вопросе журналистов, и об этой проблеме. И дал бы бизнесу спокойно развиваться, собирать и перерабатывать все новые и новые «фракции», придавая тем самым практический смысл раздельному сбору мусора.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook