Главная городская газета

45% памяти

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
45% памяти | ФОТО Николая БЕРКЕТОВА/ТАСС

ФОТО Николая БЕРКЕТОВА/ТАСС

«Ноль погибших, ноль пострадавших», - зачитываем вслух из Интернета. Директор библиотеки Российской академии наук Ирина Беляева сначала не понимает, что речь о, слава богу, отсутствии «человеческих жертв»: «Как это ноль погибших?!» Сотрудники БАН автоматически и книги относят к «погибшим» и «пострадавшим». Сейчас какую-то книгу вам могут не выдать с формулировкой «Утрачена при пожаре».

- 14 февраля 1988 года выпало на воскресенье, был вечер, по телевизору показывали фильм «Экипаж». Фильм-катастрофа. И, знаете, почему-то тревожно было, - вспоминает Ирина Михайловна. Она в библиотеке с 1973 года, директор - с 2016-го. В то время заведовала иностранным фондом. - Звонок по телефону, мне сказали, что у нас пожар.

Беляева вместе с другими сотрудниками приехали - было около десяти вечера. Горел газетный фонд. «Где-то в половину первого ночи нас распустили по домам, сказали, что очаг возгорания локализован...»

Мистика какая-то: полпятого утра пожар возобновился, перекинулся на отечественный фонд. А там книги из тряпичной бумаги, старинные в кожаных переплетах. Причем сотрудники о втором пожаре не знали, приехали просто на работу, разве что некоторые - раньше обычного, к восьми. И увидели: горит.

- Вспоминаешь - и страшно: знаешь, что в хранилище книги горят, а ты здесь стоишь и ничего сделать не можешь, - рассказывает Ирина Беляева.

Более 5 миллионов - «пострадавших» (это притом что во всей библиотеке фонд - 20 миллионов). 298 тысяч - «погибших». В тех помещениях, куда огонь не добрался, от одной температуры кожаные корешки плавились.

- На секунду представьте: в пострадавших хранилищах по щиколотку воды, и даже не воды, а месива, будто грязные тающие сугробы, - говорит директор. - Вода, пена и разбухшая бумага. Заливали с верхних этажей, вода стекала вниз, а мы в это же время старались максимально все с нижних полок вытащить. Света не было - пожарные работали с фонарями. Окна выбиты - а февраль тогда был довольно холодный.

При этом, вспоминают, не было паники. Впрочем, наверное, был шок. Но не ступор: 15 февраля был организован «бановский» штаб - его возглавил Валерий Леонов, тогда - замдиректора (с 1988-го по 2016-й - директор БАН, сейчас - научный руководитель библиотеки). Была сформирована комиссия по расследованию причин.

Спустя много лет к очередной годовщине выйдет фильм «Нет дыма без огня. Тайна пожара на Васильевском». Тайна так и осталась тайной.

А тогда - негодовал академик Дмитрий Лихачев; критики хватало и со стороны простых прохожих.

- Когда очищали хранилище, а там все было спрессовано в одну сплошную массу, люди говорили: «Вот, книжки из окна выбрасывают!». Причем говорили не те, кто в это самое время работал в саже и копоти внутри, а те, кто просто мимо проходил, - вспоминают сотрудники.

Но было и удивительное единение. Помощь со стороны начали предлагать уже на следующий день. Получить книгу из БАН на дом - редкая привилегия авторитетных ученых, но после пожара книги выдавали сотнями - через абонемент, под расписку. На сушку.

Брали организации, частные лица - ничего не пропало. Никто из сотрудников не сослался на аллергию и прочие хвори - все работали: «Надо было ночью дежурить - ночью дежурили, надо было приехать в шесть утра - приезжали в шесть утра. Надо было работать в холодильнике, где книги вымораживали, - работали в холодильнике».

Уже в марте открылась выставка новых поступлений.

Тогда, наверное, эта помощь казалась нормальной. Позже была трагическая возможность сравнить с пожаром в ИНИОНе, библиотеке Института научной информации по общественным наукам РАН в Москве. 30 января 2015 года там сгорело более 5 миллионов изданий. Тогда тоже подключились волонтеры, но масштабы помощи были куда меньше той грандиозной спасательной операции, в которой участвовали в 1988 году ленинградцы.

- Пожар разделил все на «до» и «после», - говорит директор. - У нас и «до» сохранность была одним из основных направлений работы, но «после» поднялась на совершенно другой уровень.

Например, на контейнеры из бескислотного картона для консервации документов сотрудники БАН и НИИ целлюлозно-бумажной промышленности получили патент. До тех пор не было отечественного бескислотного картона. Или технология «сушка вымораживанием» - процедура известная, но чтобы в таких огромных объемах... И дезинфекция - дело привычное, но никто не делал этого в таких масштабах, в камерах объемом несколько кубометров.

- Мы получили в этом большой опыт, которым потом могли делиться с другими учреждениями...

Увы, передача опыта понадобилась очень скоро: после пожара в БАН в городе случились еще два серьезных возгорания - в библиотеке Дома писателей и библиотеке Пулковской обсерватории, филиале академической.

1VTASS_Бан-книги.jpg14 февраля в БАН считают днем памяти. Фонд отечественных изданий на сегодня восполнен где-то на 45%: присылали свои экземпляры библиотеки со всего Союза, из-за рубежа. Иностранный фонд восстановлен меньше. И работы по восполнению продолжаются. Но восполнение - штука условная. «Даже если нам передали экземпляр, но утрачена была книга с надписью владельца, то это все остается невосполнимой потерей», - комментирует директор.

Сегодня в Библиотеке академии наук - Ученый совет, посвященный событиям 30-летней давности. Не столько даже для тех 137 сотрудников, которые были очевидцами, сколько для молодых, выросших в цифровую эпоху, когда кажется, что все хранится в «облаке», и трудно себе представить, что есть невосполнимые утраты.

Запах и сейчас в некоторых уголках хранилищ можно почувствовать. Прошло 30 лет - но книги все помнят.


ФОТО Юрия БЕЛИНСКОГО/ТАСС
Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook