Солнечный удар

«Календарь магнитных бурь» — едва ли не самая популярная рубрика в газетах. При этом одни граждане с серьезным видом обводят в календаре кружочками «трудные дни», другие над всем этим хихикают. Между тем в Петербурге в ЛЭТИ прошел очередной международный конгресс «Слабые и сверхслабые поля и излучения в биологии и медицине». Прошел под лозунгом «Слабые воздействия — сильные последствия». Здесь говорили обо всем: от возмущений на Солнце до излучений мобильных телефонов. Что это за конгресс, что такое «слабые и сверхслабые поля», с чем их едят (хотя вряд ли их едят) нашему корреспонденту Анастасии ДОЛГОШЕВОИ рассказал ученый секретарь конгресса кандидат физико- математических наук Андрей ДРОЗДОВ.

Солнечный удар |

— Конгресс, уже четвертый по счету, объединил людей со всего бывшего Союза, кото­рые изучают воздействие электромагнитных, магнитных полей на человека. Причем по­лей в тех дозах, которые не просто малы, а иногда даже не могут быть измерены сущест­вующими сегодня технически­ми средствами. Специалист, как говорил Козьма Прутков, подобен флюсу, он однобок — а на таком конгрессе физики, химики и медики рассказыва­ют о результатах своих иссле­дований, и это может натолк­нуть кого-то на новые выводы. Познание, по моему мнению, — процесс квантовый: снача­ла вы накапливаете информа­цию, а потом раз — и новое знание.

А предыстория темы нашего конгресса такова. Еще на заре прошлого века большой уче­ный Александр Леонидович Чижевский соотнес, казалось бы, совершенно несопостави­мые вещи: пятна на солнце и процессы, происходящие в об­ществе, — войны, пандемии, эпидемии. И обнаружил, что революции и войны очень час­то происходят в годы максиму­ма солнечной активности, — как мы знаем, такой максимум наступает раз в 11 — 12 лет. Эти выводы были восприняты научной общественностью, ра­зумеется, скептически...

—    Еще бы. Как Чижевскому вооб­ще в голову пришло такие вещи сравнивать...

— А вы знаете, хороший уче­ный тот, который умеет смот­реть на мир иррационально. Но прежде всего Чижевский был человеком, который пони­мал, что мы как биологическая субстанция не можем быть ца­рями природы — мы часть че­го-то большого.

Был на конгрессе замеча­тельный пленарный доклад профессора Бориса Михайло­вича Владимирского из Крым­ской астрофизической обсер­ватории о том, как сейчас, спустя 50 лет после тех иссле­дований Чижевского, прижи­лась его теория. Оказалось — да, результаты, полученные Чижевским, находят под­тверждение в других областях науки, в исследованиях, про­водимых другими учеными.

Более того, в докладе про­фессора Владимирского были приведены результаты иссле­дования эмбрионального раз­вития человека в зависимости от космической погоды. Взяли «биографические данные» у группы людей с явными психи­ческими отклонениями. Точ­нее, взяли даты рождения. Вы­считали (разумеется, прибли­зительно) время зачатия. На одной оси отмечались перио­ды развития эмбриона, на дру­гой — возмущения космичес­кой погоды. А для сравнения взяли такие же данные у людей без очевидных психических от­клонений, к тому же людей ус­пешных. И обнаружилось, что проблемы с психикой в сред­нем возрасте появляются утех людей, у которых третья неде­ля эмбрионального развития пришлась на период магнитно­го штиля, то есть когда не бы­ло магнитных возмущений. Это можно сказать не о всех случа­ях, но о большинстве.

—     В природе штиль, все нормаль­но— а для человека это плохо?

— Нельзя говорить о том, что возмущение, ветер — это ненормально. Нормальность — это понятие социальное, но не природное. Хорошо извест­ный факт: если мышку, крыску или какое-то другое животное поместить в камеру, где нет магнитного поля Земли, то есть где оно скомпенсирова­но, животное умрет. Будет все, что нужно: кислород, еда, питье, но у животного с высо­кой вероятностью может воз­никнуть рак или другие откло­нения, приводящие к смерти.

Это все к тому, что и внутри утробы матери на нас накла­дывает отпечаток все, что про­исходит в космосе.

— Будущих мамаш уговаривают хотя бы не курить — а тут в космо­се такие дела творятся...

— Картина здоровья склады­вается из многого — поэтому действительно нельзя пить-курить. Но существуют вещи не менее важные, о которых рань­ше просто никто не подозре­вал.

— Вы про слабые и сверхслабые поля?

— Да. Слабые поля — те, ко­торые едва можно обнару­жить: они на грани возможнос­тей измерительной аппарату­ры. А сверхслабыми мы назы­ваем поля, которые на сегод­няшний день невозможно из­мерить с помощью самых со­временных методов и прибо­ров.

—     Откуда тогда известно, что они, эти сверхслабые, есть?

— Только по реакции биоло­гической системы. Сейчас в медицине большое распро­странение получила лазерная и магнитная терапия — и ле­чебный эффект есть. Неточно­го объяснения, почему прибо­ры дают такой эффект, пока не нашли. Мы видим лишь ре­зультаты воздействия.

Еще пример. Ученые наблю­дают эффект, который проис­ходит при переходе сверхсла­бых полей в просто слабые, ко­торые уже можно зарегистри­ровать. Был очень хороший до­клад Александра Борисовича Бурлакова с биологического факультета МГУ. Там проводят такой эксперимент: икру рыб­ки вьюна помещают в чашу. Ставят сверху фильтр — уст­ройство, которое позволяет вырезать в спектре солнечно­го света определенные часто­ты (и тогда, например, на по­верхность падает не монохро­матический свет, а определен­ной длины волны). Так вот, об­лучая эмбрионы определен­ной частотой, они получали четырех- и шестиголовых ры­бок. При другой частоте могли получать рыбок с двумя хвос­тами. При третьей — вьюнов, у которых не циркулировала кровь, но они жили.

—     Ужас какой! И никакой химии не надо.

— Это к тому, что эффект иногда зависит буквально от нескольких фотонов. Мы этого не чувствуем, не видим — но это нас изменяет.

...Или возьмем воду — кон­гресс очень большое внима­ние уделил воде и влиянию электромагнитных слабых и сверхслабых полей на измене­ние ее свойств и действия на биологические системы.

Замечательный факт был приведен профессором Еле­ной Борисовной Бурлаковой. Химическое вещество, которое производит некое лечебное действие (допустим, таблетку), растворяли в литре воды. По­том выливали пол-литра рас­твора и добавляли пол-литра чистой воды. И так тысячу раз. Вы понимаете, сколько моле­кул того лекарства оставалось — примерно одна. Естествен­но, действие «лекарства» уменьшалось тем сильнее, чем сильнее его разбавляли. Но и эту жидкость разбавили еще тысячу раз. А потом — еще и еще. И тут оказалось, что вода, в которой уже ни одной моле­кулы того химического вещест­ва не осталось, дает эффект, как будто в ней это вещество только что растворили.

—     То есть вода помнит все? Об этом много сейчас говорят...

— Получается, так. Слово «память» тут не очень подхо­дит, но журналисты его любят, поэтому так и скажем: да, во­да вспоминает то состояние, в котором было присутствие ле­карства.

—     Почему она раньше-то это со­стояние не вспомнила, а дожда­лась, пока в ней вообще лекарст­ва не осталось?

—     Потому что, разбавляя, убрали какие-то лишние струк­турные элементы. Проблема-то в том, что физических мето­дов, которые могли бы ска­зать, что же там такое произо­шло, у нас пока нет. Мы видим только эффект. А помните сказку с живой и мертвой во­дой? У меня очень долго это в голове не укладывалось...

—    Зачем нужна мертвая вода?

— Вот именно. Зачем уже мертвого, порубленного на куски сказочного героя поли­вать сначала мертвой водой? Оказывается, есть идеи для возможного объяснения.

В человеческом организме вода в клетках находится на более высоком «уровне разви­тия», чем, например, в клетках организма червяка. Но регене­рация тканей у червяка идет гораздо быстрее, чем у чело­века. Так вот мертвая вода нужна для того, чтобы пере­вести воду в тканях человека с высокой ступени на более низ­кую, тем самым ускорив реге­нерационные процессы. Части тела быстрее срастутся.

—     Когда я увидела название кон­гресса — «Слабые и сверхслабые поля» — подумала, что речь о...

—     Экстрасенсах?

—     Нет, я не об этом подумала, но давайте тогда и про экстрасенсов скажем.

— Могу честно сказать, что вопросы, связанные с особы­ми возможностями человека, ученые нашего конгресса не обходили. Но смотрели на эти возможности с научной точки зрения. Человек во время своей жизнедеятельности излу­чает очень много полей — электрических, магнитных, акустических и прочих. Поэтому вполне допустимо, что у некото­рых людей существуют ано­мальные возможности воздей­ствовать на какие-то системы.

Если вы поставите чашки с икринками вьюна в разной ста­дии развития (постарше и по­младше) рядом — икринки ус­тановят друг с другом контакт за счет электромагнитных воз­действий. Они будут взаимо­действовать, общаться! Здесь еще очень много непонятного, но это тоже некая экстрасен­сорика.

—     Я-то подумала, что участников конгресса интересуют поля, исхо­дящие от ТВ, компьютера...

— Да, эти поля воздейству­ет безусловно, и их нужно изу­чать — и изучают. Но у челове­ка множество систем компен­сации, и организм при влия­нии, воздействии, сразу начи­нает перестраиваться, чтобы было удобно.

Нужно знать, сколько време­ни можно находиться под воз­действием таких полей. Преж­ние ГОСТы оперируют сильны­ми полями, а сильные — это когда вы руку вносите в поле, и она у вас обугливается. О том, что слабые поля могут оказывать пагубное действие, — никто не задумывался. Че­ловечество сейчас создает ог­ромное количество полей, и воздействие их до конца непо­нятно. Не исключено, что ког­да-нибудь мы переродимся в каких-нибудь головастиков. Но это путь, который мы выбрали: мы не откажемся ни от СВЧ-печи, ни от телевизора, ни от компьютера. И, возможно, ор­ганизм со своей хитрой систе­мой как-то перестроится.

—     Итак, ученые на конгрессе по­говорили, а дальше что?

— Сейчас на рынке просто вал всяких приборов, устройств, якобы снимающих ка­кое-то воздействие каких-то полей, — поэтому на конгрес­се было решено составить ко­миссию, которая могла бы да­вать экспертные... даже не за­ключения, а всего лишь оцен­ки каждого такого прибора. Потому что то, что существует сейчас, на 90% — полное шар­латанство.

—    Это вы про какие приборы го­ворите?

— Про якобы «нейтрализато­ры электромагнитных полей», например у мобильников. Очень часто такие приборы — полная чушь.

—     Но что прикажете делать мне, если у меня болит голова, а по ТВ показывают приборчик, который что-то там снимает...

— Ну, самое радикальное средство от головной боли из­вестно — гильотина. Сегод­няшняя медицина — это меди­цина устранения симптомов, а не лечения организма в це­лом. Заболеть может печень, но болеть будет, условно гово­ря, палец. И если врач будет лечить палец... Что я могу по­советовать? Найти хорошего врача, которому не лень ду­мать об организме в целом. Больше ничего посоветовать не могу. И в то же время вы сами должны понимать, что в один день таблетка помогает, в другой — либо никак не дей­ствует, либо вредит. В этом смысле восточная медицина человечнее — там ведь и игол­кой колют не когда хотят, а в определенное время.

Очень интересный доклад был сделан на конгрессе про­фессором Института аналити­ческого приборостроения РАН Виктором Владимировичем Соколовским о фундаменталь­ной роли так называемой тиол-дисульфидной системы для биологических организмов. Тиолы — органические соеди­нения; когда вы утром просну­лись, их уровень высок, а в те­чение дня снижается. Есть кри­тический уровень, ниже кото­рого — просто смерть. При не­благоприятном влиянии на ор­ганизм тиоловые соединения начинают окисляться и пере­ходят в дисульфиды, которые в течение ночи вновь восста­навливаются в тиолы.

Тиол-дисульфидная система — это буфер защиты от внеш­них воздействий. Есть резуль­таты исследований: во время магнитных бурь и даже солнеч­ного затмения скорость окис­ления увеличивается, то есть вы свой резерв тиолов, образ­но говоря, расходуете не за день, а за полдня. И если в кон­це дня вы получите какое-то сильное неблагоприятное воз­действие, то можете с ним и не справиться — потому что орга­низм уже на грани. А у нездо­ровых людей, поскольку идет процесс борьбы с болезнью, уровень тиолов ниже нормы. Может, потому магнитные бу­ри на них так действуют.

Так вот, если знать циклич­ность уровня тиолов в организ­ме, то принимать лекарства можно с большей пользой.

—     Ну вот откуда я этот уровень ти­олов узнаю?

— Мы сейчас собираемся проводить эксперименты в больнице — хотим свои науч­ные результаты перевести в клинику. Будем анализировать показатели крови пациентов и говорить врачам о динамике. В результате когда-нибудь сделают прибор, который бу­дет анализировать уровень ти­олов по слюне или моче. И че­ловек сам будет знать ритмы. Но эта штука пока в мечтах.

—     Пока что я такой вывод сдела­ла: если болит голова, иногда можно и спасибо сказать за то, что она болит?

— Может быть. Может, это организм из-за какого-то внешнего фактора пытается перестроиться. Организм ведь — компенсаторная систе­ма. Голова болит, сосуды су­жаются, значит, организм эту кровь для чего-то другого ис­пользует.

—     А говорят, что нельзя терпеть головную боль.

— Голова болит по-разному. Я, например, всегда терплю. А жена моя будет пить лекарст­ва все 7 дней, как в телепере­даче посоветовали.

—     Супруга телепередаче больше верит, чем вам?

— Так в семье я не научный работник, а муж. А это уже со­всем другое.

Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости»
№ 155 (3702) от 23 августа 2006 года.


#солнечная активность #электромагнитные поля #человек

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Июнь — на лето плюнь? Каким будет первый месяц лета в Петербурге
01 Июня 2018

Июнь — на лето плюнь? Каким будет первый месяц лета в Петербурге

Если говорить о прошедшей весне в целом, то - грех жаловаться - впечатление от нее осталось замечательное. Правда, холодный март отсрочил приход весны и заставил горожан немало побурчать по этому пово...

Антарктида, Антарктика
09 Августа 2017

Антарктида, Антарктика

О том, что не расскажут фотографии, рассказали люди, которые работают непосредственно на Шестом континенте: сотрудники Полярной морской геологоразведочной экспедиции.

Мне, пожалуйста, немножко хуцпы
20 Июня 2017

Мне, пожалуйста, немножко хуцпы

В Тель-Авиве прошла крупная конференция стартапов. Было чему поучиться

Вам не в музей, а в Минобороны
06 Июня 2017

Вам не в музей, а в Минобороны

Во II конкурсе «Start-up СПбГУ» победили самоочищающиеся стены

Ты записался в кластер?
24 Мая 2017

Ты записался в кластер?

Более 550 предприятий Петербурга вошли в новые объединения

Умный Горный
05 Мая 2017

Умный Горный

Апрель, начавшийся Днем дурака, петербургские студенты завершили «Интеллектуадой вузов Санкт-Петербурга».

«Научных школ в России много»
27 Апреля 2017

«Научных школ в России много»

Большинство российских ученых, как я заметил, люди оседлые. Держат родные, друзья, жилье, а если ты руководитель — то и команда.