Не покидая кабинета

В городе Мериде, столице мексиканского штата Юкатан, установили памятник Юрию Кнорозову, расшифровавшему письменность майя, сидя в кабинете в Ленинграде.

Не покидая кабинета | ФОТО Frank Fell TIPS Universal Images Gr/ТАСС

ФОТО Frank Fell TIPS Universal Images Gr/ТАСС

Как пояснила ученица Кнорозова Галина Ершова (ее слова приводит ТАСС), письменность майя скорее напоминает комиксы, рисунки, чем письмена. Раскодировать эти послания пытались с первой половины XIX века: вдохновил успех Жана-Франсуа Шампольона, расшифровавшего египетские иероглифы на Розеттском камне.

Но у французского востоковеда была возможность сопоставить одну и ту же надпись на трех языках - а тексты майя сравнивать было не с чем. Немецкий ученый Пауль Шелльхас так и озаглавил свою статью: «Дешифровка письма майя - неразрешимая проблема». Эту статью и увидел Юрий Кнорозов - тогда послевоенный студент истфака МГУ. Кнорозов рассудил: «То, что создано одним человеческим умом, не может не быть разгадано другим».

В 1940 - 1950-е над письменами майя бился глава американской школы майянистики Эрик Томпсон, он считал, что знаки майя передают слова либо слоги, но не буквы. У Кнорозова было свое мнение. Еще в вузе он перевел со староиспанского «Сообщение о делах в Юкатане» - эту книгу о жизни майя во время испанского завоевания написал в XVI веке монах Диего де Ланда и, как считается, опирался на труды индейца с европейским образованием. Кнорозов предположил: что если тот индеец записывал майянскими знаками названия испанских букв? И что если алфавит из 29 знаков в «Сообщении» - ключ к дешифровке?

У Кнорозова были три рукописи майя. Используя алфавит Ланды, Кнорозову удалось прочесть некоторые знаки, но нужно еще было разобраться с индивидуальным почерком писцов майя, разделить корни и остальные части слов, выявить главные и второстепенные члены предложения...

В московскую аспирантуру его не взяли: в войну был на оккупированной территории (по состоянию здоровья Кнорозова упорно не признавали годным к воинской службе). Отправили в Ленинград, в Музей этнографии. Он поселился в музейной комнатке - соседом был Лев Гумилев до очередного ареста. Потом предоставили место в Кунсткамере (там он работал всю оставшуюся жизнь).

Здесь в начале 1950-х и завершилась дешифровка. В 1955-м 33-летний Кнорозов сразу стал доктором наук, а годом спустя на международном конгрессе американистов в Копенгагене майянист Эрик Томпсон, слушая доклад советских ученых, нервничал: кабинетный исследователь добился большего, чем те, кто годы проводил в полевых экспедициях.

В Центральной Америке он оказался только в 1989 году - по приглашению президента Гватемалы. Спустя несколько лет ему вручили серебряный орден Ацтекского орла за исключительные заслуги перед Мексикой.

Он умер в 1999 году в больнице: инсульт, отек легких. Сейчас в гватемальском университете Сан-Карлос работает кафедра Юрия Кнорозова.

Открывшийся на днях памятник Кнорозову не первый: в 2012-м уже был установлен памятник в мексиканском Канкуне. Нынешний в Мериде, работы Рейнальдо Болио Суареса, повторяет известное фото Кнорозова: угрюмый ученый держит на руках свою такую же угрюмую сиамскую кошку Асю. Ее он норовил вписать в соавторы своих научных статей.

#Юрий Кнорозов #майя #тексты

Материалы рубрики

Комментарии

Самое читаемое

#
#
«Научных школ в России много»
27 Апреля 2017

«Научных школ в России много»

Большинство российских ученых, как я заметил, люди оседлые. Держат родные, друзья, жилье, а если ты руководитель — то и команда.