Космос, кибернетика и мытье посуды

Сегодня в Институте физиологии им. И. П. Павлова пройдет специальный Ученый совет памяти выдающегося физиолога академика Владимира Николаевича Черниговского, который руководил институтом с 1959 по 1977 годы. 1 марта исполнилось 100 лет со дня рождения Владимира Николаевича.
Можно говорить о его роли в изучении интерорецепторов и физиологических проблем человека. Но не каждый с ходу поймет и оценит эти его достижения. Зато, разумеется, каждый оценит, если сказать, что во многом благодаря именно этому человеку мы были в космосе первыми.
Незадолго до заседания наш обозреватель Анастасия ДОЛГОШЕВА беседовала с организатором совета академиком РАН Александром НОЗДРАЧЕВЫМ. Точнее, больше слушала: Александр Данилович — замечательный лектор (помимо работы в институте он еще заведует кафедрой общей физиологии СПбГУ и, разумеется, преподает). Лекция затронула не только космос, но и пользу мытья посуды, а также сходство в некоторых привязанностях женщин и, извините, крыс.

Космос, кибернетика и мытье посуды |

—Александр Данилович, а интеро-рецепторы, которые открыл Чер­ниговский, — это...

— ...это рецепторы, которые расположены во всех без ис­ключения внутренних органах. До Черниговского почему-то считалось, что рецепторы су­ществуют только на поверхнос­ти тела и слизистой оболочке пищеварительной трубки, а также в специальных органах, благодаря которым мы видим, слышим, чувствуем запах, теп­ло, холод и т. д. Раньше пола­гали, что внутренние органы не чувствительны.

— Как это не чувствительны? Бо­лит же!

— Вот именно. Но думали, что боль мы ощущаем в резуль­тате каких-то других механиз­мов. А Владимир Николаевич сделал открытие: внутри нас, во всех без исключения орга­нах и частях тела тоже есть ре­цепторы.

Вот вы говорите: «болит же». Тем, что болит, что сломалось, занимается такая почтенная отрасль знаний, как медицина. Строго говоря (не обижая ме­диков), медицина — это свое­образный «ремонтный цех». А физиология — это то, что нам подарил господь бог, или то, чем нас природа наделила, — как хотите. Медицина, ветери­нария и многие другие направ­ления стоят на фундаменте, которым как раз и является физиология. Надо сказать, что основные принципы киберне­тики, ее работы открыты как раз на живых физиологичес­ких системах. И все это, как вы понимаете, имеет невероятно значимый прикладной аспект.

— Космонавтика, например...

— Да, например, космонав­тика. Как хорошо известно, в конце 1950-х встал вопрос о по­лете человека в космос. Техни­чески мы были уже готовы. Но мы не знали, как поведет себя в космосе организм. И вот все эти чрезвычайно важные опы­ты с Белкой, Стрелкой, Лайкой проводил в Москве именно Владимир Николаевич Черни­говский — он их готовил к по­лету, оперировал, выхаживал, приучал.

—  А зачем Белку и Стрелку опери­ровали?

— Надо было постоянно сле­дить, например, за кровяным давлением — следить сутками, неделями. Но эта «манжетка», с помощью которой обычно из­меряют давление, не подходи­ла, длительное пережатие вы­зывает онемение тканей с последующим омертвением. И Черниговский делал специаль­ную операцию: сонную арте­рию собачки он выводил на по­верхность шеи, обтягивал ее кожей, рана затягивалась — и образовывалась своеобразная затянутая кожей и шерстью «вешалочка», ну, как на пальто или шубе. И на нее уже крепи­ли аппарат для из­мерения кровяно­го давления. Он ничего не пережи­мал, неудобств со­бачкам не достав­лял; и можно было получать инфор­мацию о давле­нии, кардиограм­му, без риска и ис­кажений снимать другие важные по­казатели состоя­ния организма на разных стадиях космического экс­перимента. Согла­ситесь, ведь это исключительно важно.

...В свое время я вместе с Владими­ром Николаеви­чем бывал в спе­циальном закры­том военном ин­ституте в Москве — там проходили тренировку пер­вые космонавты.

Именно там В. Н. Черниговский уча­ствовал в отборе по физиологичес­ким и медицин­ским показателям наших первопроходцев в кос­мосе.

Но мало того, помимо космо­навтики В. Н. Черниговский очень серьезно занимался под­водным флотом.

— Тем более нагрузки на человека там схожие.

— Ну конечно! Начиная с са­мых элементарных вещей: ког­да подлодка месяцами не всплывает, как, например, бо­роться с таким явлением, как, пардон, запоры у личного со­става? Проблема! Вместо того чтобы в перископ смотреть, че­ловек воленс ноленс думает не о том. А что сделаешь? Доми­нанта — она и есть доминан­та...

И ведь столько всего надо было изучать! Имейте в виду, наша страна была первой в этом деле, на нас смотрели, у нас учились. Перенимали. «Слизывали».

Флоту уделялось огромное внимание: в 1938 году Ле­нинградский третий медицин­ский институт был преобразо­ван в Военно-морскую меди­цинскую академию. И это по­нятно: в стране был Балтий­ский флот, Северный, Черно­морский и Тихоокеанский. Правда, неясно, почему Жуков закрыл эту академию в 1956 го­ду, причем именно в тот год американцы открыли у себя в Балтиморе аналогичное учреж­дение, и оно превосходно су­ществует до сих пор...

Так вот Владимир Николае­вич был профессором, а позже и начальником кафедры фи­зиологии нашей Военно-мор­ской медицинской академии. А свою докторскую «Афферент­ные системы внутренних орга­нов» (ну, если понятнее — «чув­ствительные системы внутрен­них органов») он защитил бук­вально за неделю до начала войны.

— Ему ведь тогда было чуть за тридцать.

— Он был энергичен, быстро рос в научном плане. Стал дей­ствительным членом Академии медицинских наук (кстати, эту академию правительство стра­ны создало в 1944 году, еще война не закончилась. Каково отношение!).

Черниговский довольно быст­ро стал продвигаться по служеб­ной лестнице в Москве, его из­брали членкором Академии на­ук СССР, он возглавил Институт нормальной и патологической физиологии, одновременно стал вице-президентом Акаде­мии медицинских наук... И в 1959 году, когда ушел из жизни директор Института им. Павло­ва АН СССР академик К. М. Бы­ков, следующим директором был избран В. Н. Черниговский.

Он, конечно, мог остаться в Москве, но он был прежде все­го специалистом. А в Ленингра­де — университет и его кафед­ра физиологии; первая Нобе­левская премия в Россию при­шла сюда, в Петербург, в 1904 году. И быть во главе всемир­но известного ин­ститута, который создал и которым руководил когда-то первый русский лауреат Нобелев­ской премии, — большая честь.

Еще одна из ог­ромнейших заслуг В. Н. Черниговско­го в том, что он создал в Академии наук СССР специ­альное отделение физиологии, где было сконцентри­ровано руководст­во всеми исследо­ваниями по этому вопросу. А физио­логия скажет вам даже, хорошо это или плохо — мыть посуду после еды.

— По-моему, ничего хо­рошего.

— А я утверждаю: мыть посуду просто необходимо для ор­ганизма. И вот по­чему. Мы устроены так, что вся сенсор­ная информация — обоняние, зрение, слух, сигнализация из внутренних и других органов — поступает в одну структуру мозга, она назы­вается таламус — такую крохот­ную, величиной с ноготок мизинца, «коробку передач». И уже от­туда идет переключение на дру­гие структуры мозга, а уже от них к исполнительным органам и системам.

Вот эта информация, ощуще­ния от горячей или холодной воды, передаются в таламус — и пошло-поехало: для вас неза­метно, а весь организм ожи­вился.

Или бывает так: человек встал заспанный, небритый, в зеркало на себя смотреть тош­но; а умылся, побрился — со­всем другой вид, другое на­строение, другая работоспо­собность. Тут все очень лихо взаимосвязано. И Владимир Николаевич как раз этими во­просами занимался.

Кроме того, по инициативе В. Н. Черниговского институт выпустил три с половиной де­сятка томов по физиологии — о системе крови, высшей нерв­ной деятельности, работе го­ловного мозга, пищеварении, то есть энциклопедию всего, что накопила наука физиология за весь период своего сущест­вования. Ни у кого не было ни­чего подобного. И ничего луч­шего до сих пор не создано.

Дальше — В. Н. Чернигов­ский основал у нас, в Колтушах, сектор космической биологии. Все, что было необходимо для космоса и подводных работ, моделировалось там — на кош­ках, морских свинках, крысах, обезьянах.

Я вам пример приведу, что­бы показать, насколько мы ино­гда схожи с животными. Был я во Франции в Лионском университете. Нам показали ши­карнейшую по оснащению фи­зиологическую лабораторию, там было такое оборудование, что слюнки текут.

В лаборатории, в частности, изучают механизмы восприятия запахов. Стоит такая длинная большого диаметра стеклянная труба, от нее — отводы, куда по­даются различные запаховые смеси. Опыты проводят на кры­сах, самое смешное, что по запаховой привязанности ближе всего к человеку стоят именно крысы. Особенно они схожи в этом отношении с представи­тельницами прекрасного пола.

— Какая прелесть!

— И вот крысы с вживленны­ми электродами, регистрирую­щими сигналы, бегают себе, резвятся, а когда подаются со­ответствующие запаховые смеси, выбирают отвод с опре­деленным ароматом и садятся возле него.

Все это многократно пере­проверяется — и уже в другой трубе подается выбранное крысами запаховое вещество, но в разных концентрациях, со­отношениях компонентов и других комбинациях. И крысы на этот раз выбирают самую приятную концентрацию само­го приятного для них запаха.

Я спросил заведующего ка­федрой: «А кто вас так шикарно финансирует?». Отвечает: «Фир­ма». «Какая?» — «Как какая? Фир­ма «Шанель»... Вот так францу­зы, пользуясь тем, что у челове­ка и крысы в этом смысле одина­ковые предпочтения, создают свои «шанели» номер пять, де­сять и какие там еще номера...

— Александр Данилович, а почему именно вы взялись за организа­цию заседания, посвященного ака­демику Черниговскому?

— Все очень просто. Из уче­ников Владимира Николаевича в живых остались очень не­многие. И людей моего ранга — извините, без фанаберии — больше никого.

И потом, у нас были дружес­кие отношения. Я был в лабо­ратории его заместителем... Просто кто лучше знает челове­ка — тот, наверное, и должен о нем рассказывать.

Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости»
№ 39 (3837) от 5 марта 2007 года.

#физиология #Владимир Черниговский #100-летие

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Июнь — на лето плюнь? Каким будет первый месяц лета в Петербурге
01 Июня 2018

Июнь — на лето плюнь? Каким будет первый месяц лета в Петербурге

Если говорить о прошедшей весне в целом, то - грех жаловаться - впечатление от нее осталось замечательное. Правда, холодный март отсрочил приход весны и заставил горожан немало побурчать по этому пово...

Антарктида, Антарктика
09 Августа 2017

Антарктида, Антарктика

О том, что не расскажут фотографии, рассказали люди, которые работают непосредственно на Шестом континенте: сотрудники Полярной морской геологоразведочной экспедиции.

Мне, пожалуйста, немножко хуцпы
20 Июня 2017

Мне, пожалуйста, немножко хуцпы

В Тель-Авиве прошла крупная конференция стартапов. Было чему поучиться

Вам не в музей, а в Минобороны
06 Июня 2017

Вам не в музей, а в Минобороны

Во II конкурсе «Start-up СПбГУ» победили самоочищающиеся стены

Ты записался в кластер?
24 Мая 2017

Ты записался в кластер?

Более 550 предприятий Петербурга вошли в новые объединения

Умный Горный
05 Мая 2017

Умный Горный

Апрель, начавшийся Днем дурака, петербургские студенты завершили «Интеллектуадой вузов Санкт-Петербурга».

«Научных школ в России много»
27 Апреля 2017

«Научных школ в России много»

Большинство российских ученых, как я заметил, люди оседлые. Держат родные, друзья, жилье, а если ты руководитель — то и команда.