-15°С. Стужа... или Прогноз погоды на 2057 год

Именно в те дни, когда Петербург особенно зяб от морозов, а Великобританию укутало снегом по самую макушку, в нашем городе российские и британские ученые говорили о глобальном потеплении. Британский совет, Научный центр экологии и гидрологии Великобритании и петербургская Главная геофизическая обсерватория им. А. И. Воейкова провели научную конференцию для молодых ученых. Тема — «Изменение и изменчивость климата: роль антропогенных факторов». Наш обозреватель Анастасия ДОЛГОШЕВА побеседовала с организатором конференции с российской стороны старшим научным сотрудником, кандидатом физико-математических наук Игорем ШКОЛЬНИКОМ.

-15°С. Стужа... или Прогноз погоды на 2057 год  | ФОТО Дмитрия Соколова

ФОТО Дмитрия Соколова

— Игорь Маркович, роль человека в изменениях климата — это ведь как раз то, из-за чего западные и россий­ские ученые часто расходятся во мне­ниях.

— Да, коротко говоря, климат может изменяться по естествен­ным причинам, а может по причи­нам, связанными с деятельнос­тью человека.

В мире нет единой позиции по этому вопросу. Одни ученые ут­верждают, что никакого потепле­ния вообще нет. Другие призна­ют, что потепление есть, но от­рицают его антропогенное про­исхождение. И третьи считают антропогенный фактор главной причиной потепления за послед­ние 50 лет.

В Великобритании ученые и политики едины во мнении, что антропогенный фактор сущест­венно изменяет окружающую среду, экосистему. В России мне­ния очень разнятся.

— А у обсерватории есть единая точ­ка зрения?

— Мы считаем, что потепление во многом связано с деятельнос­тью человека. Это подтверждает­ся нашими выкладками, оценка­ми физико-математических мо­делей климата. Эти модели осно­ваны на сложных уравнениях гид­ротермодинамики, в них включе­ны все основные физические процессы, которые действуют в атмосфере, в океане, в криосфе­ре, — конечно, приблизительно, потому что природу не описать с большой точностью.

По моделям, например, можно просчитать, что будет происхо­дить в климатической системе Земли при том или ином сцена­рии будущих выбросов углекис­лого газа и аэрозоля в атмосфе­ру планеты. А это основные радиационно-активные составляю­щие, которые вместе с водяным паром регулируют тепловой ба­ланс. Солнце ежегодно посылает на верхнюю границу атмосферы почти одно и то же количество ра­диации, а вот сколько ее тратит­ся на нагревание воздуха — это зависит от химического состава атмосферы.

И эти климатические модели показывают, что за период жиз­ни одного-двух поколений климат может измениться так, что нашим детям-внукам надо будет адапти­роваться очень быстро. Иначе че­ловек не сможет выжить.

— То есть кофту лишнюю не надевать — легко, а вот чтобы артериальное давление нормально реагировало...

— Ну конечно. Вымирание ди­нозавров заняло, возможно, мно­гие столетия — хотя по вселен­ским масштабам это мгновение. Просто создались условия, к ко­торым динозавры не смогли при­способиться. А те изменения, ве­роятно, проходили более мед­ленно, чем нынешние. Антропо­генного фактора на Земле не бы­ло никогда, и он возник вдруг — опять же по вселенским масшта­бам.

— Скептики говорят: мы сейчас с перепугу притормозим промышлен­ность, кинемся обогащать компании, которые создают новые технологии, а все равно это не поможет, потому что деятельность человека — тьфу по сравнению с природными процесса­ми.

— Для этого и существуют кли­матические модели. Вот количе­ство экстремальных явлений уве­личивается, и это значит, что ущерб будет гораздо больше, чем сейчас.

— Значит, модели недостаточно убе­дительны для тех скептиков?

— Модели климата находятся в постоянном развитии, они не­прерывно совершенствуются, все более полно отражая наше понимание окружающего мира. У человечества нет ничего лучше­го. Критики либо ничего не пред­лагают взамен, либо предлагают нечто худшее.

Например, статистика: она пользуется расчетами, которые хороши при современном состо­янии климата, но могут быть не­пригодны в будущем. Вы можете сказать, каков будет раститель­ный покров под окном? Статисти­ка учитывает то, каков он сейчас, и экстраполирует это на буду­щее. Но если хотя бы одна со­ставляющая поменяется — это скажется на других. И расчет ока­жется неверен.

И «мнения специалистов» о бу­дущем изменении климата не го­дятся: это просто мнения, а нуж­но что-то независимое, что-то, ос­нованное на фундаментальных законах физики. С использовани­ем математических методов.

— За климатом стали наблюдать не­давно. С чего такая уверенность, что он никогда так не капризничал?

— За всю историю наблюде­ний такого потепления и в столь короткие сроки не наблюдалось. Образцы каменных пород, грун­та, по которым можно узнавать о состоянии окружающей среды века и тысячелетия назад, гово­рят о том, что потепления были и раньше. Однако скорость этих из­менений в индустриальную эпо­ху беспрецедентна. Например, на территории России за послед­ние 50 лет среднегодовая темпе­ратура возросла на 0,9 градуса. Это очень большая величина. И наибольшее потепление наблю­дается зимой как раз на террито­рии России, в частности, в Сиби­ри. А также на севере Канады.

— Казалось бы, больше теплеть должно там, где человек больше коп­тит небо, в индустриальных центрах — если мы говорим об антропоген­ном факторе.

— Есть же циркуляция атмо­сферы, все перемешивается, переносится. Так, например, антропогенное влияние может наиболее сильно сказываться на потеплении климата Арктики, где индустриальных центров нет.

Вот у нас за окном низкая тем­пература, но это не значит, что климат не теплеет. При всех ес­тественных колебаниях климата, если вы суммируете температуру за некоторое время и поделите на количество дней, а потом то же самое проделаете через несколь­ко десятков лет на таком же от­резке времени, то увидите, что в последнем случае средняя тем­пература выше.

— Если в обсерватории согласны с влиянием человека на изменения климата, диалог британских и рос­сийских ученых получился.

— Да. Это была первая попыт­ка познакомить именно молодых ученых, работающих в этой сфе­ре. Были очень интересные до­клады.

Великобритании, которую вол­нует изменение климата, естест­венно, интересно узнать мнение наших ученых, политиков. Прав­да, нельзя сказать, что только на Россию все и смотрят: в США — стабильной стране — климат не стоит на первом месте в общест­венных дебатах, и Великобрита­ния то и дело аккуратно призыва­ет американское правительство больше внимания уделять про­блемам климата.

— Тем более что США в отличие от нас не присоединились к Киотскому протоколу.

— Конечно. Хотя Киотский про­токол — просто первый сигнал о том, что нельзя и дальше жить, как жили, и не обращать внима­ния на окружающую среду.

Некоторые страны не подписы­вают протокол, поскольку опаса­ются, что он «заматереет» и из просто сигнала превратится в тяжкое обязательство. Кстати, страны, не подписавшие доку­мент, вовсе не экологические ху­лиганы — как правило, там уде­ляется большое внимание эколо­гии.

— Со стороны кажется так: климат становится «раскрученным» вопро­сом, и, допустим, какой-то там ми­нистр решает: сейчас для России го­раздо важнее изучение климата, чем изучение конечностей слонопотама. И дает климатологам деньги, наука развивается, в науку идет молодежь.

— Не совсем так. Я не знаю, ка­кое финансирование получает климатическая наука, не думаю, что большое, — наука вообще ни в одной стране не финансирует­ся замечательно. Точнее, хорошо финансируется только то, что да­ет быструю отдачу.

В России и политика и эконо­мика нестабильны. Мы мыслим короткими сроками — «до выбо­ров» или «какое у нас будет ле­то?». Что будет через 50 лет, мало кого волнует.

Стабильные страны — ту же Ве­ликобританию — интересуют прогнозы на 40 — 50 лет вперед. Но, как я понял, у нас оказались схожие проблемы. В частности, с подбором участников конферен­ции — молодых ученых. В науку о климате (как и вообще в науку) приходит очень мало молодежи.

— Ничего себе! Я думала, на Западе ученых зарплатами не обижают.

— Это проблема не только зар­плат, тем более что в некоторых областях науки они и в России мо­гут быть не низкими.

Один британский участник ска­зал, например, что молодежь сейчас не идет в науку потому, что ищет одного — успеха; а на­ука не гарантирует успеха быст­рого. Чего добьется ученый через многие годы упорного труда — неизвестно, а успеха хочется сей­час. Реализовать свои амбиции в науке гораздо сложнее, чем в других областях.

Такая проблема есть во всем мире. Кроме, наверное, азиат­ских стран. В Южной Корее став­ка делается на молодежь — про­сто там нет ни нефти, ни золота, и молодежь — единственный ре­сурс, который гарантирует стра­не будущее. И молодые идут в на­уку, но там нет такой научной шко­лы, как у нас. А у нас есть школа, но мало кто туда идет, нет попол­нения и последователей.

Вот мне почти 40 лет, а следу­ющему поколению молодых науч­ных сотрудников в обсерватории 25 лет. И этот 15-летний разрыв слишком велик.

—А то, что наука — это чуть ли не са­мое интересное в жизни, теперь не аргумент?

— Скажем так: интересность не приоритет. При том что наука международно конвертируется. Она непреходяща, она везде оди­накова. Если человек 7 — 8 лет упорно работал, то к 30 годам он может достичь очень хороших ре­зультатов, которые будут котиро­ваться везде. Но для молодежи эти годы кажутся вечностью.

И нет гарантии, что поколение, от которого меня отделяют 15 лет, потом не уйдет. Я не о том, что они могут уехать на Запад — мы живем в свободном мире, каждый сам себе хозяин. Я о том, что они вообще могут уйти из на­уки.

— Как у нас доносятся до правитель­ства сведения о состоянии климата?

— Как раз современная про­блема — это проблема управле­ния. Как эффективно использо­вать то, что есть, — информа­цию? В 2007 году Межправитель­ственная экспертная группа по изменению климата (IPCC) из­даст очередной документ о со­стоянии климата в мире и оцен­ках его будущих изменений. Мож­но сказать, это конкретная реко­мендация политикам: там собра­на информация за последние пять лет; говорится, как при том или ином пути развития челове­чества будут разворачиваться со­бытия.

Первый подобный документ вышел совсем недавно, в 1991 го­ду, и теперь выпускается раз в пять лет. Но использовать его нужно ответственно, избегая спе­куляций.

— Судя по всему, в обсерватории при­держиваются такого мнения: каков бы ни был вклад человека в потепле­ние, лучше что-то делать, чем не де­лать ничего?

— Да. Потому что каковы бы ни были причины потепления — антропогенное воздействие его усиливает, вызывая необрати­мые изменения окружающей сре­ды. Вероятно, через 50 лет экс­тремальной зимней температу­рой для нас будет минус 15.

И еще. Климатические измене­ния имеют отложенное действие. Если атмосфера реагирует на все быстро, то океану, для того что­бы нагреться также, как атмосфе­ра, нужно гораздо больше тепла и времени. Вы представьте себе, сколько океану нужно энергии, чтобы он, покрывающий 70% по­верхности Земли, нагрелся хотя бы на градус! Изменения клима­та, которые мы видим сейчас, — это результат не того, что чело­вечество натворило за послед­ние лет 5—10. Это результаты 50-летней, а то и 100-летней дав­ности.

И от наших сегодняшних дей­ствий или бездействий эффект будет, видимо, через длительное время. Но не настолько длитель­ное, чтобы этим можно было пре­небрегать.

Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости»
№ 36 (3828) от 28 февраля 2007 года.


#Игорь Школьник #научная конференция #климат

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Июнь — на лето плюнь? Каким будет первый месяц лета в Петербурге
01 Июня 2018

Июнь — на лето плюнь? Каким будет первый месяц лета в Петербурге

Если говорить о прошедшей весне в целом, то - грех жаловаться - впечатление от нее осталось замечательное. Правда, холодный март отсрочил приход весны и заставил горожан немало побурчать по этому пово...

Антарктида, Антарктика
09 Августа 2017

Антарктида, Антарктика

О том, что не расскажут фотографии, рассказали люди, которые работают непосредственно на Шестом континенте: сотрудники Полярной морской геологоразведочной экспедиции.

Мне, пожалуйста, немножко хуцпы
20 Июня 2017

Мне, пожалуйста, немножко хуцпы

В Тель-Авиве прошла крупная конференция стартапов. Было чему поучиться

Вам не в музей, а в Минобороны
06 Июня 2017

Вам не в музей, а в Минобороны

Во II конкурсе «Start-up СПбГУ» победили самоочищающиеся стены

Ты записался в кластер?
24 Мая 2017

Ты записался в кластер?

Более 550 предприятий Петербурга вошли в новые объединения

Умный Горный
05 Мая 2017

Умный Горный

Апрель, начавшийся Днем дурака, петербургские студенты завершили «Интеллектуадой вузов Санкт-Петербурга».

«Научных школ в России много»
27 Апреля 2017

«Научных школ в России много»

Большинство российских ученых, как я заметил, люди оседлые. Держат родные, друзья, жилье, а если ты руководитель — то и команда.