Жизнь, отданная науке

Жизнь, отданная науке | Фото из работы автора

Фото из работы автора

X региональная олимпиада по краеведению школьников Санкт-Петербурга

«Санкт-Петербургские ведомости» публикуют самые лучшие работы участников олимпиады за 2021 год (в сокращенном виде).

Для 9–11 классов региональная олимпиада является восприемницей ежегодных городских историко-краеведческих чтений школьников Санкт-Петербурга, которые проводились ГБНОУ «СПБ ГДТЮ» при поддержке СПбГУ, РГПУ им. А. И. Герцена, Союза краеведов Санкт-Петербурга и профильных общественных организаций с 1991 года.

Для 8–9 классов региональная олимпиада является восприемницей конкурса «Олимпиадный марафон», который проводился с 2007 года СПб АППО при поддержке фонда Д. С. Лихачева, Союза краеведов Санкт-Петербурга, РГПУ им. А. И. Герцена, СПб ГУ, Российской Правовой академии Министерства юстиции (Северо-Западный филиал).

Выполнил работу: Нагоркин Роман (ГБОУ гимназия №402 Колпинского района).

Жизнь, отданная науке



Введение

Наш школьный музей «Из истории гимназии № 402» имеет много уникальных экспонатов. В течение ряда лет учащиеся гимназии ведут поиск и пишут исследовательские работы об учителях и выпускниках школы, которые оставили яркий след в её истории. Я считаю, что одним из них является Владимир Давидович Жестяников, выпускник нашей 402 средней школы 1941 года. Среди экспонатов в разделе экспозиции музея «Завтра была война» можно увидеть его фотографию и монографии, написанные Владимиром Давидовичем. Они посвящены одному из разделов медицины – радиационной цитологии, мало изученной в то время.

Что только не пришлось испытать поколению, на долю которого выпали и тяжелейшие испытания Великой Отечественной войны, и послевоенная разруха, и потеря близких людей, и восстановление страны. Трудно представить себе, какие неимоверные тяготы легли на плечи этих ребят, выпускников школ 1941 года, и как, совсем молодым людям, недавно окончившим школу, пришлось всё это выдержать и победить!

Одним из этого поколения был Владимир Давидович Жестяников. Его жизнь и судьба очень заинтересовали меня. Считаю, что исследовательские работы, связанные с прошлым, с историей школы, всегда будут актуальны.

Глава I. Детство и юность Владимира Давидовича Жестяникова

1.1.     Краткие сведения о семье.

Жестяников Владимир Давидович родился 30 апреля 1924 года в Белорусской ССР в г. Витебске. Его отец, Давид Гиршевич Жестяников, был старым большевиком с дореволюционным стажем с 1908 года, а мама, Ида Соломоновна, вела домашнее хозяйство и занималась воспитанием четверых детей. Володя был самым младшим. Сестер звали: Мария и Юдифь, а брата - Григорий. Старшая сестра Мария в 1939 году уехала с сыном в Екатеринбург после того, как её муж был осуждён на 25 лет. Брат Григорий с первых дней войны ушёл добровольцем на фронт. Но в конце августа 1941 года погиб, когда катер, на котором он с бойцами переправлялся из Таллина в Ленинград, был обстрелян фашистами. У Володи были двоюродные братья и сёстры, тёти и дяди, с которыми поддерживались дружеские отношения. Их судьбы сложились по-разному. Одни родственники (дядя Лёва, тёти Эстер и Эсфирь, сестра Хана) были расстреляны фашистами во время оккупации г. Пушкин в 1941 году, другие – умерли в блокадном Ленинграде.

1.2.     Первая Образцовая школа.

          1.2.1. Учителя, давшие путёвку в жизнь.

В 1932 году, когда семья переехала на постоянное место жительства в Колпино, Володя пошёл учиться в первый класс Первой средней Образцовой школы. Педагогический коллектив был дружным, неравнодушным, хорошо образованным. Этому во многом способствовал директор Первой Образцовой школы – Недилько Сергей Прокофьевич. В 1935 году было построено новое здание школы, которая с 1939 года получила наименование «Средняя школа № 402 Колпинского района Ленинграда». Директором в ней стала Горбылёва Татьяна Васильевна.

Особый интерес у Володи вызывали уроки биологии, которые вела Луговая Стефанида Васильевна, ученики любовно называли её «Стёпа». Кроме того, она была инициатором создания кружка по биологии. Увлекательные занятия в кружке географии вёл Горбылёв Любим Александрович.

Большой любовью у ребят пользовались уроки математики, которые проводил заслуженный учитель РСФСР Добронравов Борис Константинович, человек широкой эрудиции.

Об этом же пишет в своём письме В.Д. Жестяников, обращаясь к сотруднику газеты «Ижорец» В.Н. Кокарцеву в феврале 1969 года: «В нашей школе не было формализма, казёнщины и показного. Говоря о школе, мы, прежде всего, вспоминаем наших учителей. И среди них первым называем Б.К. Добронравова. Мы его звали дядей Борей (он это знал). Борис Константинович был выдающимся педагогом и редким человеком. Он научил нас мыслить, думать широко. Он знал литературу, прекрасно рисовал, великолепно играл в шахматы, и он очень любил нас – своих учеников! Я многим обязан Марии Григорьевне Сычёвой, нашему воспитателю с пятого класса. Она у нас преподавала русский язык и литературу. Мы все любили, когда она читала вслух. Я благодарен на всю жизнь С.В. Луговой, С.Т. Луговому, Т.В. Горбылёвой, П.П. Древингу, С.З. Малкину, С.П. Недилько, и другим учителям, вложившим в каждого из нас частицу своей жизни. Говоря о школе, мы имеем в виду дружбу, зародившуюся в те годы. Нас связывает многое, но прежде всего, наше детство и наша школа».

1.2.2. Вспоминая 10-А класс. Друзья юности

Учёба давалась Володе легко. У него было много друзей. Всё в школе ему было интересно: его увлекали и шахматы, и футбол, и театр.

1940 год. До выпуска остался всего один год! К этому времени класс стал не только лидером в школе. Он объединил одноклассников, единомышленников, которых связала крепкая школьная дружба, сохранённая ими до конца жизни. В классе собрались увлечённые, талантливые ребята с разными интересами. Большую роль в этом сыграла классный руководитель Мария Григорьевна Сычёва. Работал драматический кружок, членами которого были Володя Жестяников, Володя Сашонко, Рэм Блюм, Аня Федосеева. Душой этого кружка была Люба Александрова, которая решила свою жизнь связать с театром. Она писала сценарии к спектаклям, часто исполняла главные роли в них, так как хорошо танцевала и пела. Хорошим голосом обладал и Володя Жестяников. «Школа была для нас вторым домом, любимым и желанным», - пишет бывшая ученица школы Бородина Лида, - «…многочисленные кружки, такие как: драматический, кукольный, хоровой, музыкальный, работали спортивные секции. После уроков, сбегав домой на обед, мы снова бежали в школу: в кружок или на сборы, или на праздничный вечер, или на олимпиаду, или на комсомольское собрание, или выпустить стенгазету».

Все в классе имели постоянные поручения и относились к ним очень серьёзно. Володя был членом агитколлектива, активно участвовал в заседаниях комсомольского бюро, писал заметки в стенгазету. Одна из его заметок «Быть передовыми культурными людьми» была опубликована в газете «Ижорец» от 1 февраля 1940 года. В ней он указывал на недостатки работы агитколлектива и отмечал необходимость борьбы за высококультурные отношения в классных коллективах.

1.2.3. Выбор профессии. Надежды на светлое будущее.

К концу учёбы в школе почти все определились с выбором будущей профессии. Решил для себя этот вопрос и Володя. Муж сестры Юдифи, Кузьмин Виталий Васильевич, в 1938 г. - кандидат ветеринарных наук, доцент Ленинградского ветеринарного института, оказал большое влияние на увлечённость Володи таким предметом, как биология, и Володя решил поступать в Военно-медицинскую академию имени С.М. Кирова, в будущем стать военным врачом.

Старшеклассники в школе были зачинателями всего интересного и очень дружили между собой. Поэтому многие мероприятия ученики 9-х и 10-х классов готовили сообща. Так отнеслись и к подготовке выпускного вечера. Об этом сохранились более подробные записи в воспоминаниях Ани Федосеевой.

Аня Федосеева писала: «Расставание со школой было радостным и тревожным. Вечер подготовили классный руководитель 10-Б Павел Петрович Древинг и Рэм Блюм, который был председателем учкома, и я, его заместитель. После вечера мы вручили Марии Григорьевне Сычёвой картину и проводили её до дома. А на следующий день началась война».

Война и блокада оборвали жизнь любимых учителей. От голода в 1942 году в блокадном Колпине умерли Борис Константинович Добронравов, и Мария Григорьевна Сычёва, погибли на войне Сергей Прокофьевич Недилько и Соломон Зиновьевич Малкин.  

Глава II. Великая Отечественная война в жизни В. Д. Жестяникова и его семьи.

2.1. Война, начало учёбы и блокада.

Семья переезжает из Колпина на новое место жительства в Ленинград, в связи с поступлением Володи в Ленинградскую военно-медицинскую академию имени С.М. Киров. Началась Великая Отечественная война. Уже к ранней осени 1941 года она превратила Ленинград в блокадный город. Взросление происходило быстро, молодые ребята совершили прыжок из юности в зрелость.

Учебные занятия начались 1 сентября. Занятия слушателей проводились в соответствии с расписанием, хотя их кроме учебной работы привлекали ещё и к охране академии, оборудованию траншей, убежищ в подвальных помещениях зданий, и на другие работы. Всё чаще звучало объявление «Тревога!».

В первые месяцы блокады учёба сопровождалась голодом, холодом, артобстрелами и бомбёжками. Некоторые ребята погибли… Первокурсники тушили зажигалки, ловили диверсантов, подававших врагу сигналы с помощью ракет, несли караульную службу на постах. Однако, несмотря на эту трудную обстановку, учебная, лечебная и научно-исследовательская работа ни на минуту не прекращалась. Обучение в Академии проходило ускоренным курсом.

В октябре-ноябре в Военно-медицинской академии, как и во всём городе, были снижены продовольственные нормы, ухудшилось питание. Слушатели академии хлебали жидкий гороховый суп и горько шутили: «а ля крупина за крупиной гонится с дубиной…».

Об этом периоде написал сокурсник Володи, поэт Павел Гандельман:

«Блокада, блокада. К посту проторённая тропка.

Свистящая бомба и взрыва неистовый гром.

Голодная осень. Блокадная наша похлёбка –

Солёная горечь с прозрачным на свет сухарём».

2.2. Эвакуация в г. Самарканд и превратности судьбы.

В конце ноября 1941 года слушателей Академии эвакуировали на грузовиках из города по только что открытой Дороге жизни через Ладогу до пос. Кобона. Истощённые голодом ребята ехали с рюкзаками, набитыми одеждой, постельным бельём, небольшим запасом пищи и учебниками. Затем ехали в теплушках по железной дороге в Вологодскую область. В Вологде их пересадили в сборные эшелоны и отправили в г. Самарканд для продолжения учёбы. Из интервью Сопиной Виолетты Алексеевны, вдовы В.Д. Жестяникова: «…перед тем, как сесть в вагон, на все деньги, полученные от родителей, Володя купил двенадцать пирожков, и голодный, их сразу съел. После чего болел. И только в Самарканде пришёл в себя. Но вскоре потерял продуктовые карточки! Пришлось продать часы – подарок родителей. Практически целый месяц Володя голодал… Вокруг в садах было много фруктов, но воровать он не мог. Он очень ослаб, говорил, что «голова плохо соображала».

В Самарканде занятия на первом и втором курсах проходили без выходных и праздников в три смены по 10 часов в день. По воспоминаниям М. А. Дудченко, выпускника ВМА им. С.М. Кирова, «…жизнь слушателей курса в Самарканде была очень напряжённой: подъем в 6 часов утра, затем физзарядка, завтрак; полуголодные совершали в строю в ненастную погоду, а чаще под изнуряющими солнечными лучами по несколько переходов из одного конца города в другой, шагали по пыли в кирзовых сапогах, в гимнастёрках, покрытых потом и солью».

Начались экзамены. Володя не смог сдать последний, и его отчислили из Академии, направив для продолжения учёбы в фельдшерское училище в г. Ашхабад, которое он окончил с отличием. Военфельдшеров готовили к отправке на фронт. Но в 1943 году из Москвы пришло распоряжение об отправке отличников для дальнейшего обучения в г. Киров, куда эвакуировали Военно-морскую медицинскую Академию. «…Володя повторно сдал все экзамены и был зачислен сразу на третий курс ВММА», - рассказывала В.А. Сопина.

27 ноября 1943 года решением НК ВМФ в составе ВММА создано Высшее военно-морское медицинское училище (для первичной подготовки младших врачей кораблей и береговых частей) со сроком обучения четыре года [10]. Там Володя продолжил свою учёбу на кафедре фармакологии.

2.3. Возвращение в Ленинград и учёба в ВММА. Первые учителя и наставники.

Родители и часть родственников Володи оставались в осаждённом Ленинграде. Им пришлось пережить все ужасы блокадной зимы 1941-1942 гг. И только в 1943 году родители были эвакуированы из города вместе с дочерью Юдифью и двумя внучками. Об этом Володя узнает позже, когда его родные вернутся в Ленинград.

После снятия блокады Военно-морскую медицинскую академию в марте 1944 года реэвакуировали из г. Кирова в г. Ленинград. Так Володя вновь оказался среди своих родных.

Будучи курсантом ВММА, он с третьего курса активно работал в научном кружке на кафедре фармакологии, которую возглавлял крупнейший фармаколог, токсиколог, профессор, полковник медицинской службы Николай Васильевич Лазарев. Под его руководством В.Д. Жестяников выполнял свои первые научные исследования. Его однокурсник А.Г. Суббота вспоминал: «Пионерами в научных работах на нашем курсе были В. Каро, В. Жестяников и А. Лебедев. Они ещё в Кирове стали работать на кафедре фармакологии под руководством Н.В. Лазарева. Вслед за ними, но уже в Ленинграде, потянулись другие курсанты».

В конце 1946 года Высшее военно-морское медицинское училище при ВММА было реорганизовано в военно-медицинский факультет (3-й факультет), а курсанты переведены на положение слушателей Академии с присвоением звания лейтенанта медицинской службы. На пятом курсе Володя Жестяников написал свою первую научную работу, которая была опубликована в сборнике научных трудов слушателей III факультета ВММА.

Профессор Н.В. Лазарев на кафедре фармакологии вместе со своими учениками в 1945 году начал разработку нового препарата «дибазол», который до сих пор успешно используется в медицине. Николай Васильевич, который курировал Володю, как научный руководитель, к тому же был истинным ленинградцем, отлично знавшим свой родной город, его архитектуру. «Он относился к Володе, как к родному, опекал его. Володя был несказанно благодарен за то, что Н.В. Лазарев познакомил его с Ленинградом, которого он совсем не знал, потому что был колпинцем. Часами они гуляли по городу. Николай Васильевич знакомил с улицами, памятниками и архитектурой города. Неоднократно Володя бывал в доме Н.В. Лазарева, который встречал его вместе с женой, Анной Парфеньевной», - об этом поведала в своём интервью Сопина Виолетта Алексеевна.

Как учёный, как педагог, профессор Н.В. Лазарев оказал на Владимира большое влияние, за что В.Д. Жестяников будет благодарен ему всю жизнь, называя Николая Васильевича своим основным учителем. Он писал: «Н.В. Лазарев – энциклопедическая, яркая личность учёного-мыслителя, вся жизнь и деятельность которого пронизана идеями непрерывного поиска новых путей развития той Большой Науки, которой сам Николай Васильевич отдал себя без остатка. Но Лазарев – учёный, это не весь Лазарев. Он был прежде всего Человеком, любившим людей. А уж как он любил своих сотрудников, от уборщицы до второго профессора, своих учеников, с которыми после окончания ими ВММА, вёл постоянную переписку».

Также с большим уважением и любовью В.Д. Жестяников отзывался о Михаиле Яковлевиче Михельсоне, помощнике Н.В. Лазарева, доценте, втором профессоре кафедры. «Он обладал поразительным педагогическим даром. Лекции М.Я. Михельсона – удивительные по красоте, чёткости, деятельности, остроумию – одна из ярких страниц нашего обучения в ВММА. Михаил Яковлевич, как и Н.В. Лазарев был одним из лучших профессоров Академии. Он был человеком с исключительно ярким и сильным характером и интеллектом. Не удивительно, что он был всеобщим любимцем кафедры, да, пожалуй, и всей Академии».

Его сын, Виктор Михайлович Михельсон, доктор биологических наук, ученик и коллега Владимира Давидовича, вспоминает: «Мой отец тоже работал в ВММА и одновременно служил на подводных лодках на Северном флоте. Во время выездов отца на флот курсанты ВММА, в том числе Владимир Давидович, шефствовали над семьями, находившихся на фронте офицеров, так что я знаю его с детства (с моего детства – я учился тогда в 1-ом классе). С того времени началась моё знакомство с Владимиром Давидовичем, и оно продолжится, спустя годы, во время совместной работы в Институте цитологии».

Глава III. Жизнь, отданная науке

3.1. Увлечение наукой. Служба на флоте.

В 1947 году Владимир Давидович окончил Академию и получил диплом врача. Для продолжения службы он был откомандирован на Балтийский флот. Проходил службу врачом-бактериологом 208 санитарно-эпидемиологической лаборатории в г. Таллин, а с 1954 года был переведён на должность начальника лаборатории Военно-морского госпиталя.

До сих пор в Таллинне проживают его дочь Алла от первого брака и внук Дмитрий.

Продолжая военную службу на флоте, В.Д. Жестяников под руководством профессора Н.В. Лазарева в 1951 году защитил кандидатскую диссертацию, и ему была присуждена учёная степень кандидата медицинских наук. В эти годы он активно занимается научной деятельностью и публикует первые серьёзные научные труды. Основной областью научных интересов Владимира Давидовича была бактериология.

В.Д. Жестяников завершил службу в 1958 году в звании майора медицинской службы.

3.2. Начало фундаментальных исследований.

В 1958 году после демобилизации Владимир Давидович начинает работать в Ленинградском научно-исследовательском институте антибиотиков (с 1975 года – ВНИТИАФ). В этом институте он работал полтора года в должности исполняющего обязанности заведующего лабораторией физиологии и фармакологии. Это были первые шаги в большую науку. В октябре 1959 года был приглашён доктором медицинских наук Всеволодом Петровичем Парибоком на работу во вновь созданный в 1957 году Институт цитологии АН СССР, в Лабораторию радиационной цитологии. Профессор В.П. Парибок был так же, как и В.Д. Жестяников, учеником Н.В. Лазарева, одним из одарённых и ярких теоретиков. Радиационная цитология в то время была малоизученной областью микробиологии. Бактериологическая подготовка Владимира Давидовича позволила ему сразу же включиться в работу в новой для него области. Его первые работы были выполнены на бактериях.

3.3. Становление большого учёного. Работа в Лаборатории радиационной цитологии.

Как раз в те годы молодая наука – радиобиология – начала особенно интенсивно развиваться. Многочисленные исследования молодых талантливых учёных давали положительные результаты и внесли весомый вклад в успехи радиационной цитологии в нашей стране. В 1962 году В.Д. Жестяников был утверждён в должности старшего научного сотрудника Института цитологии АН СССР. Через четыре года вышла его книга «Восстановление и радиорезистентность клетки», которая вскоре стала значимой для целого поколения отечественных радиобиологов. Она и до сегодняшнего дня не утратила своей научной ценности. Эту книгу можно увидеть среди экспонатов в нашем школьном музее. Она была подарена Анной Сергеевной Федосеевой, одноклассницей и другом В.Д. Жестяникова, во время очередного посещения нашей школы.

С 1963 года Владимир Давидович в течение десяти лет постоянно выступал с докладами на семинарах, проводимых под руководством известного советского биолога, генетика Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского. Эти семинары проходили на Южном Урале, на биостанции, основанной в районе озера Большое Миассово в Ильменском заповеднике.

В 1970 году Владимир Давидович защитил докторскую диссертацию, подводившую итог целому этапу его работ по радиобиологии клеток бактерий. Ему была присуждена учёная степень доктора биологических наук. В этот период изучение механизмов репарации ДНК превращается в важную общебиологическую, в первую очередь, цитологическую проблему.

В.Д. Жестяников возглавил Лабораторию в 1970 году после ранней смерти В.П. Парибока. В последние годы работы в Лаборатории радиационной цитологии В.Д. Жестяников уделял большое внимание исследованию связей между процессами репарации ДНК и старением. Ответы на эти вопросы можно найти в книге «Репарация ДНК и её биологическое значение», автором которой был В.Д. Жестяников, и которая по сегодняшний день является единственным на русском языке современным руководством по проблемам репарации ДНК. Лаборатория внесла весомый вклад в разработку данной проблемы, одной из первых развернув эти исследования в СССР, и в настоящее время по праву занимает лидирующее положение в этой области в нашей стране и имеет высокий международный авторитет [8]. Систему представлений, развитую В.Д. Жестяниковым, трудно переоценить в свете событий, связанных с радиационными авариями.

Владимир Давидович Жестяников активно работал как радиобиолог, цитолог. С 1970 г. он – председатель секции радиобиологии клетки Научного совета по проблемам радиобиологии АН СССР, являлся членом учёных советов Института цитологии АН СССР, Центрального научно-исследовательского рентгенорадиологического института Минздрава СССР, НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова.

Окружённый молодыми соратниками, он всегда уделял им большое внимание. Сотрудники Лаборатории с уважением относились к своему наставнику, а он направлял их в научных исследованиях. Под его руководством были подготовлены: 16 кандидатских диссертаций, 3 докторских диссертации. Им были опубликованы три крупнейших монографии и более 300 научных статей, как в нашей стране, так и за рубежом.

Владимир Давидович неоднократно представлял советскую радиационную цитологию за границей. В 1967-1968 годах он работал в Институте биофизики Академии наук ЧССР; в 1979 году читал курс лекций по проблемам репарации ДНК в Вене по приглашению Института биологии исследовательского центра Зайберсдорф (Австрия); в 1982 году выступил с докладом на проходившем в Амстердаме (Нидерланды) международном совещании ведущих специалистов по проблеме «Репарация ДНК, хромосомные нарушения и структура хроматина», неоднократно принимал участие в международных совещаниях по цитологии, радиобиологии, радиационной генетике. Зарубежные коллеги относились к Владимиру Давидовичу Жестяникову с глубоким уважением, высоко оценивая его вклад в науку. С некоторыми из них (Ханс Альтман, Эва Яновска) он дружил всю жизнь.

В родном Институте цитологии В.Д. Жестяников проработал сорок пять лет, из них двадцать пять лет с 1970 по 1995 гг. в должности заведующего Лабораторией радиационной цитологии, а далее главным научным сотрудником-консультантом до февраля 2004 года, пока не ушёл на заслуженный отдых. В его трудовой книжке всего три записи! Владимир Давидович с полным правом мог сказать о себе: «Feci, quod polin faciant meliora potentes (лат). (Сделал, что мог, пусть, кто может, сделает лучше).

3.4. Семья, увлечения, друзья.

На протяжении всей жизни ближайшими друзьями Владимира Давидовича Жестяникова были одноклассники по 402 средней школе. Этой школьной дружбе Володя был предан до конца своих дней. К этим друзьям юности можно отнести Рэма Наумовича Блюма; Анну Сергеевну Федосееву; Владимира Николаевича Сашонко; Любовь Петровну Александрову. Они переписывались, приглашали друг друга на юбилеи, ездили в гости, т.е., никогда не забывали друг друга. Никакие жизненные перипетии, сложности, не смогли прервать их дружбу: ни война, ни житейские проблемы. Ничто не разрушило их доброе, преданное отношение друг к другу. Вдова В.Д. Жестяникова, Виолетта Алексеевна Сопина, вспоминает: «Мы с Володей бывали в гостях у Рэма в Тарту, а он с семьёй, приезжая в Ленинград, останавливался у нас. Даже отпуск иногда проводили вместе. Среди гостей были и Люба Александрова с мужем, известным конферансье Беном Бенциановым, часто приезжала Анюта Федосеева». Эти встречи продолжались и в стенах родной школы. Старые учителя с радостью приветствовали своих бывших учеников.

Уже после войны именно Нина Николаевна Морозова, учитель русского языка и литературы стала инициатором постоянных встреч бывших выпускников. Она вела с ними переписку, приглашала к себе в гости, кое-кто из ребят оставался у неё и жил по нескольку дней. По воспоминаниям Галины Ивановны Сулягиной, учителя истории 402 средней школы. «Владимир Жестяников быстро находил общий язык с представителями разных поколений, обладал великолепным чувством юмора, был блестящим рассказчиком».

Нужно отметить, что Владимир Давидович был очень заботливым сыном. Его мать, Ида Соломоновна, умерла вскоре после войны. Володя, когда уехал из Таллина, жил с отцом в Ленинграде сначала в комнате, а затем в отдельной квартире на Краснопутиловской улице. Отец, Давид Гиршевич, прожил до 1964 года, но последние три года страдал из-за прогрессирующего паралича, был прикован к постели. «И нужно отдать должное Володе, он ухаживал все годы за отцом. Чтобы не беспокоить отца, спал на кухне, на раскладушке. Он нанял сиделку Шуру и пока был на работе, днём отец находился под постоянным присмотром», - рассказывала в своём интервью В.А. Сопина. Виолетта Алексеевна считает, что «со стороны Володи это было мужеством и героизмом, так как он продолжал работать над своими научными изысканиями».

Владимир Давидович и Виолетта Алексеевна поженились в 1965 году. Она работала в Институте цитологии биохимиком-цитологом Лаборатории цитологии одноклеточных организмов. В.А. Сопина - кандидат биологических наук. Супруги никогда не вмешивались в научные дела друг друга, посвящая свободное время отдыху и любимым занятиям. Их семейный союз продолжался 49 лет! В 1983 году В.Д. Жестяников и В.А. Сопина переехали в новую квартиру на проспекте Тореза, где прожили до конца жизни Владимира Давидовича.

«Владимир Давидович, обладая хорошим голосом, любил оперу, знал наизусть все арии из «Травиаты. Он любил играть в шахматы, имел второй разряд, собирал марки, обожал цветы, особенно в горшках, их было много и дома, и на работе. Свободно владел английским языком и мог объясняться на немецком», - вспоминала В.А. Сопина.

Владимир Давидович никогда не порывал связи со своими однокурсниками по ВММА. Они встречались на симпозиумах, конференциях. Стали традиционными их встречи через каждые пять лет. В 1997 году седые выпускники ВММА 1947 года отмечали 50-летие их, шестого выпуска. В настоящее время из этого выпуска в живых остался только один человек: Анатолий Львович Бандман, доктор биологических наук, проживающий в США, в г. Сан-Франциско.

Бодрый, активный, несмотря на возраст, В.Д. Жестяников встречался с друзьями на торжественных мероприятиях, интересовался достижениями родного института. На его уход из жизни в 2014 году они отозвались статьей в журнале «Цитология», которую назвали «Потери науки». Ученики, сотрудники его Лаборатории считают, что «с уходом Владимира Давидовича в радиобиологии оборвалась целая эпоха, которую невозможно представлять без него».

3.5. Награды Владимира Давидовича Жестяникова.

Родина высоко оценила доблесть и мужество выпускников ВММА, проявленные ими в годы войны, наградив всех орденами и медалями. Владимир Давидович был награждён орденом Отечественной войны II степени; медалями «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медалью II степени «15 лет безупречной службы», медалью «Ветеран труда», нагрудным знаком «Фронтовик 1941-1945».

20 апреля 2010 года Владимир Давидович Жестяников, академик Российской Академии наук, за фундаментальные исследования в радиобиологии был награждён серебряной медалью В.И. Корогодина «Феномен жизни».

Заключение

Володя Жестяников в свои семнадцать лет узнал, что такое война, блокада, голод. Это тяжёлое время закалило его характер.

Меня удивили стойкость, трудолюбие моего героя, целеустремлённость в достижении поставленных задач и научный склад ума, который позволил ему стать признанным авторитетом, как в России, так и за её пределами в такой непростой науке, как радиационная цитология.

Наука не стоит на месте, и всё, что было открыто В.Д. Жестяниковым и его соратниками и учениками, имеет продолжение. Он оставил огромное научное наследие! Не зря его научные труды так актуальны и сегодня, и являются настольными книгами для новых поколений цитологов.

В 1959 году удалось установить минимальную дозу облучения (10 рентген), которая способна вызвать мутации в клетках человека. В сентябре 1960 года эти данные были представлены Научному комитету ООН и легли в основу определения порога радиационной безопасности. Эти данные не утратили актуальности и сейчас. Современный человек часто взаимодействует с радиационным излучением – во время полётов на самолёте, прохождения рамок металлодетектора и т.п. И то, что эти контакты не ведут к болезням и мутациям, – заслуга учёных (в том числе, и Владимира Давидовича Жестяникова), определивших пределы безопасного воздействия радиации на организм. Исследования В.Д. Жестяникова цитируются и находят практическое применение в онкологии, геронтологии, а также при лечении последствий радиационных поражений у людей и животных. Его работы получили мировое признание.

Владимир Давидович, один из основоположников радиационной цитологии в нашей стране, прожил большую, плодотворную жизнь. Он умер 21 ноября 2014 года на 91-году жизни, его прах покоится в колумбарии Санкт-Петербургского крематория.

Его судьба, научное наследие, подтверждают название работы. Это поколение шло нелёгкими путями, и доказательством тому служит вся жизнь Владимира Давидовича Жестяникова!

Люди старшего поколения, наверное, помнят фильм, в котором роль большого учёного сыграл Николай Черкасов. Учёный-микробиолог, цитолог, Владимир Давидович Жестяников, посвятивший науке всю сознательную жизнь, мог бы так же, как и герой фильма, сказать: «Всё остается людям».

И это действительно так. Имя его навсегда вписано в летопись отечественной и мировой науки!

#краеведение #олимпиада #судьба

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».