Главная городская газета

Защитить и спасти

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Как прошли «самые странные похороны XX века»

17 июля исполнится 100 лет со дня расстрела семьи последнего российского императора Николая II и его приближенных. И 20 лет с того дня, как их останки были погребены в Петропавловском соборе. Наш автор вспомнила, как это было. Читать полностью

История четвероногих строителей Северной столицы

Строительство Петербурга стало огромным испытанием не только для людей, но и для лошадей и волов. Документы Российского государственного исторического архива позволяют узнать связанные с ними любопытные подробности. Читать полностью

Как накануне Первой мировой на Неве появились пираты

Мы обнаружили в исторической хронике новости об ограблениях настоящих «пиратов XX века», не дававших покоя петербуржцам. Чем промышляли разбойники и удалось ли от них избавиться? Узнаем подробнее. Читать полностью

Казусы истории: как царь Петр на солдатском пайке сидел

Как известно, армейская продовольственная служба была создана лично Петром Великим. Император проверял, будут ли сыты солдаты, на собственном примере. Поговорим об этом и другом интересном историческом случае. Читать полностью

Российская литература запуталась в альтернативной истории

Альтернативное прошлое находит все больше поклонников. Если бы Ленин ночью 1917 года не дошел до Смольного, а Гитлер погиб в результате покушения, устроенного на него летом 1944-го...Истории порой приобретают пугающий облик. Читать полностью

Последняя воля капитана Щастного: неизвестная история

Мы рассказывали о трагической судьбе героя «Ледового похода» Балтийского флота капитана 1-го ранга Алексея Щастного. Он был обвинен в контрреволюционном заговоре, приговорен Ревтрибуналом при ВЦИК к расстрелу и казнен в ночь с 21 на 22 июня 1918 года. Читать полностью
Реклама
Реклама
Защитить и спасти | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Свой полувековой юбилей отмечает петербургское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). 28 и 29 октября в Музее истории города в Петропавловской крепости пройдет конференция, а также откроется выставка, посвященная градозащитному движению. О том, как оно менялось вместе со страной и временем, мы беседуем с председателем городского отделения ВООПИиК Александром МАРГОЛИСОМ.

- Александр Давидович, судя по году создания, 1966-му, можно сказать, что общество охраны памятников возникло на исходе хрущевской «оттепели»...

- На самом деле все началось еще на десять лет раньше: 23 августа 1956 года на первой полосе «Литературной газеты» появилось обращение писателей и историков Игоря Грабаря, Константина Федина, Ильи Эренбурга, Дмитрия Лихачева и других с предложением создать Всесоюзное (первоначально так!) общество охраны памятников.

Впрочем, само по себе движение в защиту памятников имеет не полувековую, а более чем вековую историю. Оно возникло в начале ХХ века и, между прочим, у нас в Петербурге. Я имею в виду Комиссию по изучению и описанию старого Петербурга при Обществе архитекторов-художников, созданную в марте 1907 года, и в том же году - Музей Старого Петербурга во главе с Александром Николаевичем Бенуа...

Конечно, когда в 1966 году состоялся учредительный съезд ВООПИиК, он никоим образом не афишировал свою дореволюционную родословную. Но реальные участники этого движения, особенно его лидеры, такие как уже упомянутый выше Дмитрий Лихачев или москвич профессор архитектуры Николай Воронин, прекрасно понимали, чему они наследуют. А первым председателем ленинградского отделения ВООПИиК, кстати, стал директор Эрмитажа Борис Пиотровский.

- Задачи, которые ставил перед собой ВООПИиК полвека назад, отличаются от нынешних?

- Собственно говоря, нет. На первом месте - содействие органам власти в охранной политике. На втором - просветительская деятельность, потому что невозможно обеспечить сохранность и надлежащее использование памятников, если граждане страны не будут иметь представлений о том, что и почему нужно охранять. На третьем - практическое участие в деле сохранения наследия.

И еще одна очень важная цель: уставной задачей организации с самого начала было выявление новых памятников и содействие их постановке на государственный учет. Наши активисты изучали объекты, составляли исходные справки и направляли их в ГлавАПУ - Главное архитектурно-планировочное управление Ленинграда. В составе этого ведомства тогда находилась Госинспекция по охране памятников (ГИОП). Там рассматривали наши материалы, мы оказывали определенное давление, чтобы документы не залеживались, и через некоторое время принималось решение о постановке объекта на учет. В результате за эти пятьдесят лет под охрану государства было поставлено огромное количество памятников, которые иначе, возможно, просто пропали бы.

- Насколько я знаю, вы участник ВООПИиК с большим стажем...

- Я вступил в него в 1973 году, будучи экскурсоводом в Музее истории города в Петропавловской крепости. И довольно быстро, уже в конце 1970-х годов, возглавил секцию исторических памятников Октябрьского района. Штаб-квартира нашего районного отделения находилась в Юсуповском дворце на Мойке. Председателем нашего отделения был известный скульптор профессор Академии художеств Вениамин Борисович Пинчук. Вокруг него собрались несколько в высшей степени заинтересованных людей.

Одним из первых дел, в которое я был включен, было содействие созданию Музея-квартиры Александра Блока на улице Декабристов. Начинать приходилось с решения огромного количества вопросов: это был жилой дом, квартиру надо было расселить... Вообще активисты ВООПИиК принимали самое деятельное участие в любом начинании, связанном с сохранением исторического наследия и его использованием. Скажем, в реставрации пушкинского дома на Мойке, 12, в возрождении Музея обороны Ленинграда в Соляном городке и создании Музея Ахматовой в Фонтанном доме.

И еще один очень важный момент. В конце 1960-х годов у нашего движения не было практически никакой нормативной опоры. То есть того, что сегодня само собой разумеется, - федерального закона об охране культурного наследия, соответствующих региональных актов, охранных зон и так далее... Поэтому приходилось апеллировать в основном к совести и патриотизму. Сегодня наше движение можно уверенно трактовать как правозащитное, поскольку в большинстве случаев градозащитники защищают закон от его нарушителей. Последние пять лет мы активно участвуем в судебном преследовании случаев нарушения законодательства в области охраны наследия. И просто отмахнуться, не заметить нашу позицию не удается никому.

- И в чью пользу обычно решаются такие дела?

- Один к трем, причем не в нашу пользу. К сожалению, защитить и спасти удается гораздо меньше, чем хотелось бы. Так что соотношение не менялось на протяжении полувека. Но определенным достоинством движения было то, что поражения не разоружали защитников наследия. Они продолжали упорно двигаться в том направлении, которое считали для себя обязательным.

Рубежом я считаю 2007 год, когда в разгар борьбы против башни «Газпрома» участники градозащитного движения осознали необходимость объединения. И сегодня в президиуме городского отделения ВООПИиК фактически представлены все общественные силы, обеспокоенные сохранением исторического и культурного наследия...

- Насколько весомо, на ваш взгляд, звучит сегодня голос ВООПИиК в нашем городе?

- Явно недостаточно. Но если смотреть в историческом плане, то за последние 10 - 15 лет наше воздействие на городскую политику в этой сфере очень сильно возросло. Чего удалось добиться? Не построили башню на Охте. Был остановлен самый, на наш взгляд, вызывающий противозаконный проект. Правда, судьба Охтинского мыса до сих пор под вопросом. Но в данном случае у наших «оппонентов» не должно быть никаких иллюзий: мы не отступим и будем добиваться не только соответствующих решений, но и действий: мыс должен быть сохранен как уникальный археологический памятник.

Из совсем недавних событий - борьба за здание Конюшенного ведомства. Только три года наших непрерывных усилий на самых разных уровнях дали наконец результат: инвестор отказался от этого объекта, а власти заявили, что это будет городское пространство, сейчас рассматриваются различные варианты музейного использования...

И тут же - пример обратный, с Никольским рынком, где нам не удалось воспрепятствовать разрушительному процессу. Варварский проект, принятый и согласованный с нарушением закона. Остановить его нам не удалось, но вот сейчас, постфактум, когда памятник уже фактически разрушен, мы узнаем, что и этот инвестор уходит. И нас теперь уже из правительства города спрашивают: ну так что вы теперь посоветуете, что делать с Никольским рынком?

Да, нас критикуют, и не без оснований, что мы зачастую выступаем в роли «пожарной команды». Прибегаем, когда огонь уже горит. В ряде случаев мы потерпели поражение, потому что слишком поздно вмешались. К примеру, я считаю трагедией для архитектурного наследия Ленинграда потерю Кировского стадиона на Крестовском острове - творения архитектора Никольского. Есть совершенно конкретные расчеты архитекторов, что его модернизация была возможна и совершенно не требовалось его радикальное уничтожение.

Вообще беда в том, что в нашей стране до сих пор фактически нет стратегии сохранения культурного наследия. Речь об этом пойдет 28 октября на «круглом столе» в Музее истории города. ВООПИиК сыграл не последнюю роль в формировании подобной стратегии на петербургском уровне, у нас есть определенные наработки, и мы готовы их предложить.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook