Главная городская газета

Воля без земли

Свежие материалы Наследие

Революция в песочнице

На открытках 1917 года политические персонажи представлены в виде детей.

Читать полностью

Пьяная драма

Эпохи меняются, а нравы — не всегда.

Читать полностью

«Демон революции» вернулся в ее бывший штаб

В стенах Смольного никогда раньше не выставляли столько изображений Льва Троцкого. Читать полностью

Русский стиль на острове Октября

Память об Октябрьской революции живет в самых, казалось бы, неожиданных названиях.

Читать полностью

Сороковая высота

В карельских лесах у деревни Сяндеба в августе 1941-го погибли, защищая Ленинград, испанские добровольцы.

Читать полностью
Реклама
Воля без земли | Василий Александрович Кокорев. 1856 г., художник Василий Тимм. Копия из коллекции Тосненского историко-краеведческого музея

Василий Александрович Кокорев. 1856 г., художник Василий Тимм. Копия из коллекции Тосненского историко-краеведческого музея

Многим ли известно, что в основу коллекции Русского музея легло в том числе и собрание купца Василия Кокорева - знаменитого когда-то предпринимателя, мецената и покровителя искусств? В начале мая исполнилось 200 лет со дня его рождения.

Происходил он из старообрядческой семьи. В городе Солигаличе Костромской губернии его отец вместе с двумя братьями владел соляными колодцами и солеваренным заводом. Василий поначалу тоже пошел по стопам отца, но оказался более удачным в винных откупах. Вместе с богатейшим предпринимателем Дмитрием Бенардаки он создал своего рода синдикат, торговавший водкой на Кавказе и в Новороссии. Кокорева называли «царем откупа». Все это продолжалось до 1863 года, когда в России винные откупы отменили.

Тогда Кокорев переключился на банковское дело. Был одним из учредителей Волжско-Камского коммерческого банка, вошел в число основателей Московского купеческого банка, был инициатором создания акционерного общества по сооружению Волго-Донской железной дороги. В 1859 году построил первый в России нефтеперегонный завод - в Сураханах на Кавказе. В качестве эксперта привлек Дмитрия Менделеева.

В предпринимательской сфере Кокореву явно было тесно: он постоянно, что называется, лез в политику. В 1857 - 1858 годах организовал несколько праздничных банкетов-манифестаций, на которых звучали пламенные тосты о необходимости отмены крепостного права, гласности, гражданских правах... Сам купец придерживался славянофильских воззрений. Более того, был настоящим «кошельком» славянофилов: финансировал выпуск книг и периодических изданий.

Он неплохо разбирался в живописи: в начале 1860-х годов в Москве была создана Кокоревская галерея. Правда, в середине 1860-х годов из-за финансовых трудностей Кокорев продал ее, и 156 работ русских живописцев из его собрания было приобретено для коллекции наследника цесаревича Александра Александровича. А в конце XIX века при организации Русского музея в него было передано 106 произведений живописи из Кокоревской коллекции.

Еще одним важным делом его жизни было устройство неподалеку от Вышнего Волочка дачи для студентов Академии художеств.

Самое непосредственное отношение москвич Кокорев имел и к нашему региону.

- Еще до отмены крепостного права, когда заканчивали строить железную дорогу между Петербургом и Москвой, он купил около станции Ушаки более тысячи десятин земли и леса у разорившегося помещика Верещагина, - рассказала директор Тосненского историко-краеведческого музея Наталья Ющенко. - Закон в ту пору не разрешал купцу, вышедшему из низов, коим являлся Кокорев, владеть крепостными. И вот что придумали: Верещагин предложил своим крепостным крестьянам дать волю при условии, что они откажутся от земли. А за это он обещал построить для каждого семейства новый дом недалеко от шоссейной дороги. Мужики согласились: «и волю дают, да еще и дом впридачу...». Постройки, а их было больше ста пятидесяти, пришлось строить Кокореву, а еще он дал каждому мужику денежное вознаграждение.

Сам купец также поселился в Ушаках. Усадьбу, выстроенную в русском стиле, назвали «Большой дачей». Несмотря на то что у Кокорева было несколько домов в Петербурге и его окрестностях, в том числе и в Царском Селе, он почему-то особо полюбил Ушаки и жил в своем имении до самой смерти.

- На своих землях Василий Александрович навел образцовый порядок, - отмечает Наталья Ющенко. - На заболоченных полях был проведен дренаж, по всему имению и его границам построили дороги, завели ферму племенного крупного рогатого скота. В довершении всего Кокорев выстроил в Ушаках 62 красивых двухэтажных дачных дома в трех слободах, со всеми удобствами для летнего отдыха.

Чтобы расширить и увеличить небольшую речку Ушачку, был вырыт большой пруд, на котором обустроили купальные павильоны. Для этого понадобилось сделать на реке запруду с дамбой.

В память о купце часть реки Ушачки и сегодня носит название Кокоревка. До сих пор сохранилась дамба, а вот от парка и дачных домов, выстроенных трудами и заботами купца, практически ничего не осталось.

- Любопытно, что в Ушаках сегодня очень распространена фамилия Кокоревых - по легенде, у него было много внебрачных детей, и он им всем давал свою фамилию. Правда, сами ушаковские Кокоревы не ведают, откуда происходит их фамилия, - говорит Ющенко.

В Ушаках сохранились предания, что в большие православные праздники купец Кокорев накрывал полные столы всякой снедью, и каждый прохожий мог зайти на угощение. В это же время всем нуждающимся раздавали деньги. После смерти Кокорева, случившейся в 1889 году, традицию продолжила его супруга Вера Ивановна.

Могила Василия Кокорева на Малоохтинском кладбище в Петербурге сохранилась по сей день. После смерти мужа его вдова унаследовала огромное состояние и жила с дочерью и зятем в основном в Ушаках, а также в Петербурге на Тверской улице. После того как 17 апреля 1905 года вышел закон, снимавший все ограничения на строительство храмов старообрядцами, Вера Ивановна построила там же, на Тверской улице, старообрядческий храм. Он сохранился до наших дней, сейчас используется Невской старообрядческой поморской общиной Петербурга.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook