Вместе с городом. Дневник блокадного жителя

У автора этого дневника – Нины Дмитриевны ХУДЯКОВОЙ, всю блокаду прожившей в родном городе, ни разу даже мысли не возникло, что она может оставить его в эти трудные месяцы и годы. Молодой историк, незадолго до войны окончившая ЛГУ, свою миссию она определила сразу: быть там, где больше всего могут пригодиться ее знания и силы. Строитель оборонительных сооружений, вышковый наблюдатель, активный участник создания самого первого Музея обороны Ленинграда, а потом и нового – возрожденного...

Вместе с городом. Дневник блокадного жителя  | Эти девушки – бойцы местной противовоздушной обороны — несли боевое дежурство на крыше дома № 4 по улице Халтурина (сейчас – Миллионная). Пост Нины Худяковой был немного ниже по течению Невы – она точно так же поднималась на крышу зданий Сената и Синода.

Эти девушки – бойцы местной противовоздушной обороны — несли боевое дежурство на крыше дома № 4 по улице Халтурина (сейчас – Миллионная). Пост Нины Худяковой был немного ниже по течению Невы – она точно так же поднималась на крышу зданий Сената и Синода.

Впоследствии блокада, не пощадившая близких, станет делом всей ее жизни – огромной по человеческим меркам. Она уйдет в мае 2018 года незадолго до своего 105-летия. Уйдет, не утратив ни ума, ни твердой памяти. Жажда к созидательной работе оставалась у Нины Дмитриевны, признанного исследователя блокады Ленинграда, до последних дней жизни.

Была она и многолетним читателем нашей газеты, ее последнее интервью опубликовано именно в «СПб ведомостях». А свои воспоминания она передала редакции еще в конце 1980-х годов.

2 августа 1941 г.

На днях вернулась с оборонных работ, где приняла боевое крещение.

19 июля вместе с коллегами из Центрального Государственного Исторического архива, где я работаю научным сотрудником, была направлена в район Молосковиц на строительство оборонительных сооружений.

Взяв немного еды, ложки и кружки, мы поспешили на вокзал. С трудом разместились в вагоне среди других ленинградцев, которые тоже направлялись строить сооружения. В пути узнаем, что поезд, идущий впереди нас, как и железнодорожная станция, попали под бомбежку.

Наш состав остановился. Прыгаем из вагонов на насыпь. Неожиданно раздается команда: «Ложись!». Над поездом пролетает фашистский бомбардировщик. Собравшись вместе, идем в деревню, где нам предстоит рыть окопы.

Почти все избы свободные – население ушло. Мы заняли дом, наносили веток, но ночевать под кровом не пришлось. Немецкие летчики начали бомбить мирные хаты колхозников. Загорелся один дом, другой, третий. Мы были еще не обстрелянными и не знали, как нам поступить. Я и три девушки побежали в поле и укрылись под развесистым кустом. Сначала над нами низко пролетел немецкий самолет. Затем появился наш ястребок. Завязался бой. Пули ложились рядом с нами на ржаное поле...

Линия фронта находилась в нескольких километрах. Слышен был орудийный гул, вдали полыхало зарево пожаров. При виде этого наши сердца отзывались болью, но руки еще крепче сжимали лопату и лом. Мы работали ночами, которые были еще светлы. Днем укрывались в лесу. Копали траншеи до тех пор, пока не был отдан приказ командования воинской части о немедленном возвращении в Ленинград.

10 августа 1941 г.

Перехожу на казарменное положение. Я боец МПВО команды нашего архива, который находится в здании бывшего Сената и Синода напротив памятника Петру I. Живем в подвале архива – он приспособлен под общежитие. Еще в июле часть документов была эвакуирована в г. Чкаловск. Теперь мы готовим оставшиеся к укрытию от бомбежек. А еще поднимаем на чердак огромного здания песок, воду, красим балки, заклеиваем окна бумажными полосками.

Беспокоюсь, что нет писем от мамы. Еще летом она уехала в Пинск к моему брату Вите – капитану Пинской военной флотилии. Пинск бомбили в первый день войны. Папа дома один. Война разъединила нашу семью, такую дружную и любящую, как и сотни тысяч других советских семей.

18 августа 1941 г.

Папа служит бухгалтером на фабрике «Пролетарская победа». Он приехал ко мне в архив, чтобы показать письмо от Вити. Брат пишет, что маму, его жену и сына, как и другие семьи моряков, сначала эвакуировали в Киев, а оттуда в г. Верхний. Он волнуется за меня и папу: «Дорогой папочка. Будь спокоен и тверд – разобьем лютого врага, в этом нет сомнения. Все помыслы нашего народа сейчас направлены к этому – враг не устоит против такой силы».

19 сентября 1941 г.

По сигналу «воздушная тревога» быстро поднимаюсь на вышку, находящуюся на крыше архива. Вражеская артиллерия обстреливает город. Налеты фашистской авиации становятся все более частыми и массированными. Только кончится одна тревога, начинается другая. Нередко приходится подниматься на вышку по двенадцать раз за день. А это не так просто. Из подвального помещения, где я живу, надо пробежать три этажа высокого здания, выбраться на крышу и забраться на вышку. Со мной бегут бойцы пожарного звена. Уже на третьем этаже слышен страшный шум и треск. Пожарные остаются на своих местах, а я мчусь на свой пост вести наблюдение за воздухом.

Крепко держишь в руках телефонную трубку и всматриваешься в потемневшее небо. Скрещиваются лучи прожекторов. Все слышнее звук мотора вражеского самолета. Сообщаю в штаб о приближении противника. Гулко ударяют зенитки в Александровском саду. Они бьют с такой силой, что маленькая вышка на крыше сотрясается и, кажется, вот-вот развалится. Через несколько секунд осколки от стрельбы зениток падают, стуча по крыше.

Вчера во время обстрела нашего района в здание архива со стороны Адмиралтейства попало несколько снарядов, в том числе фугасно-зажигательных. Загорелись верхние этажи. Пламя охватывает огромную площадь, вырывается из окон. Горят ценнейшие архивные документы. Черные клубы дыма поднимаются над Невой. Прибывают команды пожарной охраны города, бойцы комсомольского противопожарного полка. Под непрерывным обстрелом врага они ликвидируют пожар.

Мы занимаемся спасением документов в нижних этажах здания, которые залиты. По колено в воде при свете «летучей мыши» переносим драгоценный груз – документы огромной исторической важности в сухое надежное место. Подмоченные раскладываем для просушки. Некоторые бумаги еще тлеют. Черные от грязи, мы разбираем их и гасим.

5 декабря 1941 г.

Артснаряд в нескольких местах пробил стену здания архива по набережной Красного флота. От взрывной волны пострадала и наблюдательная вышка. В тот день дежурила Рая Прохорова. Ее ранило в ногу и плечо. Многочисленные осколки от разбитых стекол вышки впились в лицо. Но она не оставила свой пост. Подоспевшие бойцы санитарного звена оказали ей помощь.

И вновь бомбежка. Бомба упала во двор архивного здания на Красной улице, где находилось бомбоубежище. Я в это время проводила там политбеседу. Раздался сильный удар. Женщины, дети и старики притихли, ожидая взрыва. Но бомба не разорвалась, она ушла глубоко в землю...

15 декабря 1941 г.

Сегодня в клубе была встреча с воинами. После ранения они находились в госпитале, а теперь им предстояло вернуться на фронт. Поля Цивлина рассказала о трудностях, которые переживает население Ленинграда, о бомбежках и артобстрелах архива. Привела примеры самоотверженности бойцов нашей команды МПВО. Затем состоялся концерт самодеятельности.

Я играла на рояле увертюру «Эгмонт» Бетховена. Перед этим очень волновалась, потому что с начала войны не садилась за инструмент, руки огрубели и ослабли. Я не ошиблась с выбором произведения. Величественные звуки увертюры, зовущие к борьбе и победе, соответствовали настроению воинов, поднимали их боевой дух и решимость биться с врагом. Бойцы подходили к нам, благодарили и просили писать им письма. Так завязалась наша дружба.

23 декабря 1941 г.

Мы прикреплены к столовой на Гороховой улице, где питаемся по своим продовольственным карточкам. В дополнение нам иногда дают дрожжевой суп и шроты.

Худякова1_С.jpg

РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

1 января 1942 г.

Вчера встречали Новый год. На столе стояла небольшая елочка, горели свечи. Каждому дали по коржику и конфетке. Нас поздравили с праздником и пожелали стойко преодолевать все трудности, мужественно защищать наш объект и Ленинград. Мне подарили маленькую записную книжечку, на первой странице которой было написано: «Тов. Худякова! Помните Новый 1942 год, встреченный Унитарной командой архивного отдела в осажденном немцами Ленинграде». Я буду ее хранить, как талисман.

16 февраля 1942 г.

Лютая голодная и холодная зима. С каждым днем все сильнее сказывается блокада. Продовольственные трудности переросли в голод. Почти иссякло топливо. Снег лежит непроходимыми сугробами на площадях, улицах и набережных. Здания обледенели. Промерзшие, покрытые инеем колонны Исаакиевского собора стали прозрачными и как бы светятся изнутри. Замерз водопровод, погас свет в домах, не работают бани, прачечные...

В бомбоубежище, где дежурит наше санитарное звено, часто доставляют полузамерзших ленинградцев, упавших от истощения на улицах. Иным удается оказать помощь, другим она уже не нужна. Слег мой отец. Он ходил пешком на работу от Мытнинской улицы до Цветочной. Это подорвало его силы.

Мне дали увольнительную, чтобы я могла побыть с отцом. В комнате холодно, окна забиты фанерой: воздушная волна от взорвавшейся поблизости бомбы выбила стекла. Давно нет дров. В топке самодельной печки-времянки сожжены стулья и шифоньер. Но печка дает тепло, только пока ее топят. За водой хожу на соседнюю улицу. Здесь, у пожарного гидранта собираются закутанные поверх пальто в платки и шали женщины, старики, дети. Холодная вода обжигает руки и моментально замерзает.

Стараюсь поддержать отца. Он стойкий, мужественный, полный веры в победу. Вечерами, беседуя при чахлом свете коптилки, мы с ним мечтаем о прекрасной жизни после войны. Но организм отца сильно истощен. Решилась пойти за помощью на фабрику. Там мне дали немного столярного клея и куски сыромятного ремня. Из них готовлю скудную пищу.

На фабрике для ослабевших сотрудников открыли стационар, и отца направляют туда. Везу его на детских саночках. Путь далек, сил мало. Встречаются одинокие женщины, которые везут на саночках или листах фанеры завернутые в простыни трупы близких и родных, погибших от голода. На Лиговке медленно горит дом. Мороз трескучий, и дом кажется огромной розовой клеткой.

С трудом, но все же добрались до фабрики. В столовой нас покормили дрожжевым супом. А потом мы вошли в приемную, где оформляли прибывших в стационар. Мы сидели на скамейке с другими больными в ожидании вызова к врачу. К моему плечу прислонился мужчина. Вдруг я почувствовала, что он обмяк. Посмотрела, а он мертв.

8 февраля не стало моего отца. Погиб на фронте брат Витя. Мой организм, подорванный голодом, не выдерживает горя. Я слегла. Одна в комнате, и рядом никого. Проходит день. Усилием воли собираю оставшиеся силы и иду на работу. И вот я снова на вышке, на боевом посту.

20 февраля 1942 г.

Вечерами собираемся в помещении команды и вяжем варежки с двумя пальцами для бойцов. В них вкладываем записочки с теплыми словами привета и пожеланиями еще сильнее бить фашистов. Наши делегаты, которые поедут в воинскую часть на празднование дня Красной армии 23 февраля, вручат их воинам.

27 марта 1942 г.

Кончилась суровая блокадная зима. Целыми днями очищаем набережную Невы, бульвар Профсоюзов, дворы от снега и нечистот.

22 мая 1942 г.

Второй день, как приехала с торфоразработок. В начале апреля большая группа комсомольцев типографии им. Коминтерна и нашего архива была направлена на работу по восстановлению торфопредприятия Ириновское на ст. Рахья. Несмотря на то что мы еще не вполне оправились от дистрофии, были почерневшие, опухшие, решительно взялись за порученное дело.

Жили в большом холодном бараке, в поселке, расположенном среди снежного поля, где за ночь метель заносила все дороги. Спали не раздеваясь. Посередине барака стояла небольшая печка. Топливо приносили с собой с торфоразработок. По очереди один из нас оставался дежурным и топил печь, убирал помещение. А мы отрабатывали его норму.

В бараке были огромные щели, ночью становилось настолько холодно, что у нас волосы и брови покрывались инеем. Вставали в пять часов утра, в столовой получали скудную пищу и хлеб на весь день. Здесь норма хлеба была выше ленинградской, но силы восстанавливались медленно. До места работы каждый день приходилось идти пять километров, неся на плечах тяжелый лом и лопаты. Долбили в мерзлой земле лунки, выкорчевывали пни, грузили торф.

6 июня 1942 г.

Врио начальника архива Б. М. Алексеев вызвал к себе и вручил мне список работников, направляемых на строительство оборонительных сооружений. Нас семь человек, я – бригадир. Снова тяжелый физический труд.

21 августа 1942 г.

Немцы опять пытаются пойти на штурм Ленинграда, подтягивая с других фронтов новые дивизии... В женском истребительном батальоне прохожу военное обучение, чтобы в нужный момент с оружием в руках защищать Ленинград. Сегодня училась стрелять из винтовки.

Худякова2_С.jpg

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

22 сентября 1942 г.

Вчера состоялся комсомольский актив Ленинграда. На меня произвело огромное впечатление вручение городскому комитету ВЛКСМ Красного Знамени, которое привезла делегация узбекских комсомольцев. Знамя было соткано из лучших узбекских шелков. На алом полотнище золотыми буквами написано: «Героической молодежи города Ленина за боевые подвиги».

Знамя принял секретарь Ленинградского Обкома и Горкома комсомола Всеволод Иванов. «Мы обещаем крепко держать это знамя и клянемся, что его, как и город Ленина, никогда не отдадим врагу», – сказал он.

18 января 1943 г.

Прорвана блокада Ленинграда! Услышав об этом по радио, мы мгновенно собрались всей командой, обнимались, целовались. Величайшая радость переполняла наши сердца. Прорыв блокады означал для нас жизнь, победу! Строим радужные планы, мечтаем...

24 апреля 1943 г.

Большая радость! Только что прочла в «Ленинградской правде» сообщение отдела торговли исполкома Ленгорсовета о выдаче продуктов сверх месячной нормы. Грибы, сухие овощи, сельдь, грецкие орехи, мука, манная крупа выдаются за счет продовольствия, поступившего от трудящихся Горьковской и Ярославской областей, Приморского и Красноярского краев, Узбекской ССР, Казахской ССР... Из уст в уста передается это сообщение. Незнакомые люди, встречаясь на улице, вступают в разговор. Читали? Радостно сознавать, что мы не одиноки и нам помогают далекие друзья.

16 июня 1943 г.

14 июня – день, который я запомню на всю жизнь. Вместе с другими бойцами нашей команды МПВО я была награждена медалью «За оборону Ленинграда». Вручали в клубе на Харьковской улице. Было очень торжественно, играла музыка. Это особая медаль. Она символ нашей борьбы, олицетворение мужества, стойкости ленинградцев. Пройдут годы, и с законной гордостью, глядя на медаль, скажешь – в этой борьбе есть скромная доля и моего участия.

12 июля 1943 г.

Горком ВЛКСМ направляет меня на работу в Дом Партактива Горкома ВКП(б) для создания комсомольского методического кабинета. Жаль расставаться с девчатами – два года вместе переживали все трудности, работали и защищали город. Тепло прощаемся.

Наташе Мальцевой оставляю свой огород. Летом прошлого года у меня был огород в Александровском саду. Капуста выросла не очень крепкая, но все же дополнение к скудному рациону. В этом году я вскопала огород вокруг памятника Петру I «Медный всадник».

5 августа 1943 г.

Поселилась у дяди Коли. Он начальник объекта на улице Зодчего Росси. В 1943 году немцы усилили артобстрелы города. На фасадах домов сделаны надписи: «Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна». Хотя мы и привыкли к обстрелам, но все же поглядываем по сторонам, когда идем по улицам.

3 октября 1943 г.

Готовимся к 25-летию ВЛКСМ. В кабинете всегда многолюдно. Приходят комсомольские работники райкомов, предприятий, пропагандисты, агитаторы, политработники армейских частей, КБФ, ПВО, МПBО. Провожу консультации, организую лекции: «Героические традиции комсомола», «Комсомол в Великой Отечественной войне», «Молодежь на защите Ленинграда» и другие.

26 октября 1943 г.

Получила пригласительный билет на торжественное заседание актива Ленинградской комсомольской организации, посвященное ХХV годовщине ВЛКСМ. Но, к великому сожалению, не смогу пойти: во время артобстрела, когда шла с работы, осколком снаряда меня ранило в ногу.

17 января 1944 г.

Под Ленинградом идут ожесточенные бои за освобождение города от вражеской блокады, а в здании бывшего Соляного городка на набережной Фонтанки напротив Летнего сада по решению Военсовета Ленинградского фронта и Ленинградского горкома ВКП(б), принятому в декабре 1943 г., готовится выставка «Героическая оборона Ленинграда».

В начале января была создана бригада из научных сотрудников, куда вошли я, П. С. Александрова из Института истории партии, О. Э. Михайлова и Т. Д. Фомичева из Эрмитажа и другие работники музеев города. Мы собираем материалы, документы, личные вещи, реликвии героической борьбы защитников Ленинграда.

Сегодня принесли записную книжечку ленинградской школьницы Тани Савичевой, в которой она записывала даты смерти своих близких. От голода умерла вся семья Савичевых – 6 человек. В политуправлении нам передали пробитые пулями, обагренные кровью партийные и комсомольские билеты героев, погибших в боях за Ленинград. С заводов привезли снаряды, изготовленные молодыми рабочими для фронта.

Художники, скульпторы передают на выставку свои произведения, созданные в период блокады: А. Ф. Пахомов – серию рисунков «Ленинград в блокаде», В. В. Пинчук – скульптуру «Ленинградка», В. А. Серов, А. А. Казанцев, И. А. Серебренный – картину «Соединение войск Ленинградского и Волховского фронтов». В ЛенТАСС для экспозиции отбираем и заказываем фотографии. Если нам требуется помощь, город ее немедленно оказывает. Создание выставки — всенародное дело.

Здание сильно пострадало от бомбежек и артобстрелов. Его срочно ремонтируют. А мы в Доме офицеров готовим экспозиционный план, а затем с художниками и архитекторами, прибывшими с фронта, оформляем в залах выставку. Здесь К. Иогансен, А. Васильев, Ю. Непринцев, В. Пименов, М. Гордон, О. Аршакуни и другие.

По нашему заказу специалисты изготавливают карты военных действий, схемы, диаграммы, диораму «Рельсовая война партизан в тылу врага», макет «Ладожская ледовая трасса – Дорога жизни». Художники пишут панно, портреты, картины. Возглавляет работу директор Института истории партии С. И. Аввакумов, а от Политуправления Ленфронта историк Л. Л. Раков. Консультирует по военно-техническим вопросам военный инженер В. П. Ковалев. Работаем с утра до позднего вечера с большим энтузиазмом и творческим подъемом. Мы сами участники борьбы за Ленинград, и надо как можно богаче отразить его оборону, чтобы посетители выставки поняли, с каким мужеством все мы защищали город.

4 мая 1944 г.

30 апреля выставка «Героическая оборона Ленинграда» распахнула двери для посетителей. В 26 залах на многочисленных экспонатах (более 10 тыс.) ярко и убедительно показаны все этапы борьбы за Ленинград – с начала войны до освобождения его от блокады 27 января 1944 г. На выставке представлена и военная техника: танк Т-34, участвовавший в прорыве блокады Ленинграда, 120-миллиметровый миномет братьев Шумовых из Сибири, громивший врага на подступах к городу, самолет дважды Героя Советского Союза П. А. Покрышева.

В залах много народа. Интерес к выставке исключительный. Ее военно-политическое, познавательное и воспитательное значение, эмоциональное воздействие на посетителей очень велико. В этом особенно убедилась, когда вела экскурсию по выставке. Об этом говорят и взволнованные записи в Книге отзывов. Сегодня я была награждена грамотой Ленгорисполкома «3а самоотверженную, активную работу по строительству выставки «Героическая оборона Ленинграда».


#блокада #блокада Ленинграда #Ленинград

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 187 (7024) от 06.10.2021 под заголовком «Вместе с городом».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».