Главная городская газета

В награду - расстрел

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
В награду - расстрел | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Выставка под таким названием открылась в Музее обороны и блокады Ленинграда в Соляном переулке. Посвящена она руководителям города, павшим жертвами «ленинградского дела». В голове не укладывается: сколько людей, выстоявших вместе с городом во время нечеловеческих испытаний, всего через пять лет после войны были казнены...

- Мы выступили с этой темой в день 75-летия начала действия ледовой трассы на Ладоге не просто так, - подчеркнул директор музея Сергей Курносов. - Многие репрессированные по «ленинградскому делу» имели к Дороге жизни самое непосредственное отношение...

В концепции комплектования музея «ленинградское дело» прописано отдельной строкой. Ведь оно - своего рода «послесловие» к блокаде, оказавшее роковое влияние на судьбу Ленинграда: именно после него он стал «городом с областной судьбой». Повлияло и на судьбу музея - фактически он тоже был репрессирован.

Значительную часть материалов по «ленинградскому делу», которыми располагает сегодня музей, передали в дар потомки Петра Талюша и Всеволода Иванова. Первый во время блокады работал в горкоме завотделом электростанций, второй - секретарем городского и областного комитетов комсомола. Оба были расстреляны в 1950-м. Судьбы их семей типичны, механизм репрессий был одинаковым: глава семьи арестован, жена - в ссылку, дети - в детский дом...

Среди тех, кто пришел на открытие выставки, были самые ближайшие родственники жертв «ленинградского дела». Для многих события того времени - незаживающая рана.

- Когда дедушку арестовали, та же участь постигла его жену и брата, - рассказала внучка секретаря ленинградского обкома по промышленности Якова Капустина, расстрелянного в 1950 году. - Мой отец - ему было тогда девять лет - попал в детский дом. Была ли у него потом обида на то, что произошло с ним и с семьей? Нет. Винил обстоятельства, несправедливость. Мол, попал «под раздачу». Более того, был убежденным коммунистом до самых последних дней...

Георгий Филиппович Михеев хорошо помнит арест мамы и обыск в квартире. Это произошло уже после того, как арестовали его отца Филиппа Егоровича Михеева, занимавшего должность управделами Ленинградского обкома и горкома партии. Его посадили на десять лет. В 1954 году он был реабилитирован, вернулся. О том, что пережил, практически ничего не рассказывал. Пытались расспрашивать - бесполезно. В семье это была закрытая тема.

- А со мной было так: сначала - детский приемник-распределитель, потом детский дом, - рассказывает Георгий Михеев. - Были там и другие ребята, чьих отцов забрали по «ленинградскому делу». Помню, как детдомовцы дразнили нас, детей «врагов народа», а воспитательница заступалась... Потом мама добилась, чтобы меня отправили к ней: она была в ссылке в Кокчетаве. С родными все-таки лучше, чем в детском доме. Кстати, мы жили там вместе с высланной женой Льва Ракова, основателя Музея обороны Ленинграда, тоже арестованного по «ленинградскому делу»...

Некоторые экспонаты, представленные на выставке, способны бросить в дрожь. Акт о тайном захоронении бывших руководителей Ленинграда: «...Были зарыты в яму на спецобъекте УМГБ Ленинградской области шесть трупов». Или другой документ: «Мы, нижеподписавшиеся, удостоверяем, что 1 октября 1950 года в котельной внутренней тюрьмы УМГБ Ленинградской области нами были уничтожены путем сожжения личные вещи, снятые с шести человек, осужденных... к расстрелу».

Фактически из арестованных по «ленинградскому делу» составили две группы. Одну судили в Ленинграде и погребли в Левашове. Других судили и казнили в Москве - их прах покоится на кладбище Донского монастыря. Теперь там - мемориал. Эпитафия гласит: «Ленинградцы. Честь, Долг, Отчизна были для вас превыше всего. Время сохранит ваши имена».

Обращаешь внимание на чудовищную казуистику в документах, выданных уже после реабилитации. Даже тогда скрывали подлинную причину смерти: указывали то «паралич сердца», то «острое воспаление легких». И только в справках начала 1990-х годов - жестоко, но честно: «расстрел»...

- Несмотря на то что в 1954 году практически все пострадавшие по «ленинградскому делу» были реабилитированы, из истории они были фактически вычеркнуты, их имена забыты, - напомнил Георгий Михеев. - Сегодня вроде бы запретов нет, но все равно тема остается «неудобной». Поэтому спасибо музею: его сотрудники проявили определенное мужество, организовав эту выставку. Мы надеемся, что со временем в нем будет полноценная экспозиция, посвященная трагическим послевоенным судьбам руководителей блокадного города.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook