Главная городская газета

В Москву. Временно

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Как описывали велосипедистов на Марсовом поле в 1898 году

Автор «Санкт-Петербургских ведомостей» рассказал, как в столице Российской империи освещали наступление «стальных коней» в центре города. Читать полностью

История бунтовской оперы «Фенелла»

Постановка «про бунтовщиков» не была запрещена в России, но ее сценическая история в русском театре закрепила за ней славу «фатальной». Читать полностью

Цветочные метаморфозы, или Офисы на месте производств

Обычный рабочий район за Московской заставой. В советское время на Цветочной улице было несколько предприятий, в том числе асбестовый завод и фабрика «Пролетарский труд», где производили столовую клеенку, полиэтиленовую пленку и искусственную кожу. Читать полностью

С кронверка в Самолву

Отправится диорама Ледового побоища Читать полностью

«Трамвай повез живых к Победе...»

Сотрудники «Горэлектротранса» напомнили о подвиге ленинградцев, которые в апреле 1942 года, отремонтировав поврежденные от артобстрелов контактные сети и рельсовые пути, возобновили в осажденном городе трамвайное движение. Читать полностью

Семь недель города Козельска

Может показаться, что татаро-монгольское нашествие не самая популярная нынче историческая тема. Уж слишком давно это было, и что вспоминать о грустном эпизоде? Читать полностью
Реклама
В Москву. Временно | Отсюда, с платформы Цветочная, в ночь с 10 на 11 марта отправился в Москву правительственный поезд с Лениным. Здание, изображенное на фотографии 1918 года, сохранилось по сей день. ФОТО из коллекции Музея политической истории России

Отсюда, с платформы Цветочная, в ночь с 10 на 11 марта отправился в Москву правительственный поезд с Лениным. Здание, изображенное на фотографии 1918 года, сохранилось по сей день. ФОТО из коллекции Музея политической истории России

Все произошло очень быстро. 26 февраля 1918 года Совнарком принял принципиальное решение о переезде в Москву, он состоялся 10 марта, а 16 марта перенос столицы узаконило постановление IV чрезвычайного всероссийского съезда советов. В нем говорилось, что положение Петрограда изменилось, «ввиду этого съезд постановляет, что впредь до изменений указанных условий столица РСФСР временно переносится из Петрограда в Москву». О том, что этому предшествовало, мы говорим с заведующей научно-экспозиционным отделом государственного историко-мемориального музея «Смольный» Ольгой ФЕДОРОВОЙ.

- Ольга Константиновна, насколько неожиданным было это решение?

- Идея переноса столицы была не нова и принадлежала вовсе не большевикам. Еще царское правительство во время мировой войны предлагало перенести ряд государственных учреждений в другие города.

Временное правительство осенью 1917 года также рассматривало вопрос о переезде в Москву. Причин было две: наступление немецких войск, все ближе подходивших к столице, и желание оказаться подальше от не очень надежного петроградского гарнизона и революционного Петроградского совета.

Советское правительство, вообще не бросавшее слов на ветер, очень энергично осуществило переезд. Немецкие войска наступали, армии фактически не было, мирный договор в Бресте еще не был подписан... Кроме того, Финляндия стала независимой, госграница прошла в непосредственной близости от Петрограда.

Брат управделами Совнаркома Михаил Бонч-Бруевич, один из первых царских офицеров, перешедших на сторону большевиков и организовывавший оборону Петрограда от немцев, докладывал, что с военной точки зрения целесообразен переезд правительства в Москву.

Вопрос был поставлен 26 февраля 1918 года на закрытом заседании Совнаркома, и Ленин набросал проект эвакуации. Он указывал, что каждому ведомству надо вывезти только минимальное количество административного аппарата - не более двух-трех десятков человек с семьями. А также во что бы то ни стало немедленно эвакуировать государственный банк, золото и экспедицию заготовления государственных бумаг.

Однако уже на следующий день в газетах «Известия» и «Правда» появилось сообщение ВЦИК о том, что все слухи об эвакуации правительства из Петрограда являются ложью. Далее говорилось: «СНК и ЦИК остаются в Петрограде и подготовляют самую энергичную оборону Петрограда. Вопрос об эвакуации мог быть (так в оригинале!) поставлен лишь в последнюю минуту в том случае, если бы Петрограду угрожала бы самая непосредственная опасность, чего в настоящий момент не существует».

В какой-то степени эта дезинформация объяснима: нельзя было, чтобы в городе вспыхнула паника. А подготовка к отъезду тем временем шла очень активно. 4 марта Совнарком принял постановление об учреждении специальной коллегии для «разгрузки и эвакуации Петрограда». Сообщение об этом появилось в газете «Правда» 8 марта. Этим же днем датировано «Постановление об условиях эвакуации рабочих и служащих Петрограда».

- Сам отъезд проводился секретно?

- Да, и распоряжались им управделами Совнаркома Владимир Бонч-Бруевич и его помощник Цыганков. Решено было отъезжать скрытно с железнодорожной платформы Цветочная за Московской заставой. Туда пригнали вагоны. Привлекало то, что район рабочий, «свой». Туда даже отправили агентов выявить настроения местного населения. Выяснилось, что все спокойно, никто ни о чем не подозревает.

9 марта в Москву открыто, с Николаевского (ныне Московского) вокзала, двумя составами царских поездов выехали ВЦИК, ВЧК и несколько наркоматов. 10 марта газета «Известия» сообщала: «Настоящим объявляется, что СНК предполагает выехать в Москву в понедельник 11 марта, вечером». На самом деле это произошло вечером 10 марта.

Все было засекречено: только накануне члены правительства получили предписание о месте и времени эвакуации. Владимир Бонч-Бруевич вспоминал, что приходилось быть очень осторожным: в аппарате могли оказаться ненадежные люди. Например, он не дал пропуск на отъезд родственнику одной из служащих управления делами Совнаркома, поскольку тот работал в левых газетах и мог проболтаться.

В полдесятого вечера от Смольного, где для дезинформации оставили освещенные окна, отъехал автомобиль, в котором были Ленин, Крупская, Мария Ульянова и Владимир Бонч-Бруевич. По его воспоминаниям, Ленин сказал: «Заканчивается петроградский период деятельности нашей центральной власти, что скажет нам московский?».

В 22.00 под охраной латышских стрелков «ленинский» состав под номером 4001 ушел с Цветочной. В поезде вначале погасили свет. Ленин запротестовал, тогда включили электричество, но занавесили окна шторами. Еще два поезда для отвода глаз ушли с Николаевского вокзала: один на пятнадцать минут раньше, другой - на пятнадцать минут позже.

- До Москвы добрались без приключений?

- Тут история оказалась почти детективной. Добирались целые сутки. Рано утром «ленинский» состав пришел на станцию Малая Вишера. Кстати, за год до того именно до нее дошел поезд Николая II, оттуда он вернулся в Псков, где отрекся от престола. Для Ленина Малая Вишера тоже едва не стала роковой.

Еще по дороге впереди секретного правительственного поезда вклинился товарный состав, в котором ехали вооруженные матросы и солдаты с фронта. Им сам черт был не брат... В Малой Вишере два состава оказались рядом. Матросы требовали пропустить их вперед и даже пытались отнять паровоз, а поскольку прошел слух, что в соседнем поезде везут ценности, то у революционных масс возникло желание «разобраться» и провести экспроприацию.

Латышским стрелкам пришлось открывать огонь, припугнуть, а затем и разоружить фронтовиков. У них отобрали 117 винтовок, 211 гранат и 327 револьверов. После этого поезд с Лениным смог продолжать движение.

Кстати, вот еще любопытный факт: Ленин не терял времени даром и в поезде написал статью «Главная задача наших дней». Уже 12 марта она была опубликована в «Известиях ВЦИК». Работа небольшая, но очень глубокая по своему смыслу. Фактически это ревизия многих прежних взглядов.

«Мы оборонцы с 25 октября 1917 года, - заявлял Ленин. - Мы за «защиту отечества», но та отечественная война, к которой мы идем, является войной за социалистическое отечество, за социализм, как отечество, за Советскую республику, как отряд всемирной армии социализма».

Ленин заявляет, что унизительный Брестский мир, толкнувший Россию в «пропасть поражения, расчленения, порабощения, унижения», бесспорно сменится национальным подъемом и «великой отечественной войной». Вождь призывал брать пример с немцев - в плане их дисциплины, организации, «строжайшего учета и контроля»...

- Кому досталась власть в Петрограде после отъезда правительства?

- Уже 11 марта исполком Петроградского совета объявил о создании нового органа местной власти - совета комиссаров Петроградской трудовой коммуны. Его председатель Григорий Зиновьев стал всесильным хозяином Петрограда, что не всем большевикам было по душе.

Есть любопытное письмо наркома просвещения Луначарского, адресованное правительству сразу после того, как оно уехало в Москву. Он говорит, что Совнарком поступил правильно, но город ждут тяжелые времена: «он вынужден будет болезненно пережить процесс свертывания и в экономическом и в политическом отношении».

Делая реверансы в адрес Зиновьева, Луначарский в то же время отмечал, что это не та личность, которая может возглавить город. Необходима коллегия, в которую бы вошел кто-либо из наркомов, «и при том сравнительно популярных в Петербурге». Луначарский считал своим долгом предложить себя на пост подобного «специального представителя» правительства.

«Я думаю, что известие о том, что я остаюсь в городе, хоть немного смягчило бы горечь покидаемого правительством центра», - отмечал дальше Луначарский. Больше года он, возглавляя комиссариат просвещения Петроградской трудовой коммуны, оставался в Петрограде, но потом все-таки уехал в Москву.

- Как оценивали переезд правительства противники большевиков?

- Иронизировали, злорадствовали. Меньшевистская газета «Новая жизнь» отмечала: «Что такое Москва? - провинциальный город с двухмиллионным населением, живущий своей жизнью, куда явятся тысячи пришельцев из Петрограда, чтобы править не только Москвой, но и всей Россией... Всякий, кто знает Москву, с трудом представит себе сочетание Тверской и народного комиссара Троцкого, ... московское купечество и мещанство, насквозь пропитанное истинно-русским духом, и интернационалистический ЦИК. Что из этого выйдет, скоро увидим...».

Большевики, конечно же, понимали, что известие о переезде правительства может ударить по их репутации. Недаром 12 марта 1918 года Лев Троцкий от имени ВРК при Петросовете опубликовал в «Известиях ВЦИК» правительственное сообщение, в котором говорилось: «И после временного перенесения столицы Петроград остается первым городом российской революции. Все меры, какие необходимы для его внешней и внутренней безопасности и продовольствия его населения, принимаются со всей энергией».

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook