В ответ на ультиматум. Письма защитника острова Осмуссаар

Я храню фронтовые письма своего однополчанина краснофлотца Николая Саввича Михайлова. Он ленинградец. Вместе с моряками Балтфлота защищал небольшой эстонский остров Осмуссаар, где я был начальником штаба гарнизона. Письма передала мне после войны жена Николая – Вера Владимировна Вишневская. Перечитывая их, я зримо воскрешаю в памяти события тех 164 дней, в течение которых мы держали оборону острова, одного из последних опорных пунктов наших войск в Прибалтике.

В ответ на ультиматум. Письма защитника острова Осмуссаар | ФОТО Ю. Мальцев. «Русские памятники острова Осмуссаар»

ФОТО Ю. Мальцев. «Русские памятники острова Осмуссаар»

Николай прибыл на Осмуссаар еще в 1940 году и вместе со строителями участвовал в возведении береговых батарей. Война для него, как и для всех, кто был тогда рядом с ним, стала неожиданностью. Это видно из его письма.

«22 июня 1941 г. 12.30. Здравствуйте, дорогие родители! Пишу сразу после того, как прослушал доклад тов. Молотова о том, что фашисты внезапно напали на СССР. Полон гнева к врагу. Знайте, что ваш сын никогда не выпустит из своих рук оружие. Сражаться будет до последней капли крови. Не волнуйтесь за меня. Работайте на благо Родины».

Письмо написано торопливо, на тетрадном листке. В отличие от других писем Николай поставил на нем время. Его родители были потомственными питерскими рабочими. Сам он вместе с женой трудился в довоенное время на оптико-механическом заводе. Был механиком по сборке дальномеров и перископов.

«17 июля 1941 г. ...Сейчас писать некогда. Приходится углубляться в боевую подготовку, как того требует обстановка. К нам часто заглядывают фашистские стервятники, по которым славные зенитчики ведут эффективный огонь... Сам я невредим и надеюсь все-таки побывать дома. Но если придется столкнуться с немцами, знайте _ без боя не погибну».

В это время на острове шла круглосуточная работа по вводу в строй 180-мм батареи. Корабли противника пытались прорваться в Финский залив. Враг мог выйти на побережье в районе острова, захватить его морским десантом и через залив открыть себе дорогу к Таллину и Ленинграду.

«24 июля 1941 г. Скоро иду на ночную вахту, надвигается шторм. Кругом темнота, только часто слышатся орудийные раскаты со вспышками и пожарами, которые приближаются к нам. Бываю на волоске от смерти, но надежды не теряю...»

7 августа противник вышел к южному берегу Финского залива, и Осмуссаар оказался в глубоком тылу врага. 28 августа наши войска и флот оставили Таллин. А вечером 3 сентября противник попытался высадить свой десант на остров.

Николай Михайлов (он был дальномерщиком на наблюдательной вышке башенной батареи) вместе с напарником первыми обнаружили вражеские катера, что позволило изготовиться к бою и отбить десант. Наши батареи уничтожили четыре катера десанта. Остальные, прикрывшись дымовой завесой, повернули обратно.

Но 21 октября противник захватил остров Хийумаа (Даго). А к Осмуссаару подтянул артиллерию и усилил его обстрел, особенно башенной батареи.

«27.10.1941 г. Балтийское море. Здравствуйте, дорогие родители! Нахожусь все на том же острове. Живу, как говорится, на волне. Немец выкладывает на нас много стали _ бьет тяжелыми снарядами. У меня поседели волосы. Жаль, что немец портит наш прекрасный Ленинград своими бомбардировками. Через пару часов иду на вахту глядеть в оба глаза за морем. В газете героического острова Ханко отметили работу нашего дальномерного поста. В заметке перечислены фамилии моих боевых товарищей. Названа и моя тоже... Надвигается зима. С доставкой почты станет хуже. Если не будет писем - не волнуйтесь. Целую крепко, крепко. Ваш сын Коля».

В конце октября и начале ноября противник ужесточил артиллерийский обстрел острова. А 4 ноября немецкое командование предъявило гарнизону Осмуссаара ультиматум о капитуляции к 12.00 5 ноября. Защитники острова ультиматум отклонили. Мы подняли над островом Красный флаг и дали клятву сражаться до последнего.

Десять дней продолжалась артиллерийская и авиационная атака - противник пытался заставить нас сложить оружие. Однако балтийцы продолжали вести огонь. Николай прекрасно знал оптические приборы и быстро исправлял поврежденные. Помню, как он, под огнем противника, ремонтировал перископ командира башенной батареи, в который попал осколок вражеского снаряда.

14 ноября десантные катера противника вновь подошли к острову. Десант был отбит с большими потерями для немцев. Вот что об этом Николай писал родным:

«22 ноября 1941 г. ... Я жив, здоров, правда, иногда нервы напрягаются до крайности. Немцы опять подходили к острову, который у них, как бельмо на глазу. Пытались высадить десант, но недосчитались ни катеров, ни людей. Перед нами стоит задача: не выпустить немецких оккупантов с нашей земли, а уничтожить их».

В конце приписка: об этом успешном для балтийцев бое было сказано в сводке Совинформбюро (от себя добавлю - и в газете «Правда» тоже). Наши радисты принимали сводки, хотя их глушили радиостанции противника. Но я помню, как мы все тогда обрадовались. Теперь мы знали, что Москве, стране известно о боевых действиях Осмуссаара, который находится в глубоком тылу врага. В своем письме Николай не сообщил родителям, что в этом бою он был контужен, а некоторые дальномерщики ранены.

С 23 ноября началась наша эвакуация с острова. Гарнизон скрытно, небольшими частями вывозили на полуостров Ханко, а потом в Кронштадт. Посыльное судно «Лайне» в штормовую погоду совершило на Осмуссаар четыре ночных рейса, вывезя 640 человек. При этом наши батареи продолжали вести огонь. Николай нес боевую вахту на дальномерной вышке. С оказией посылал письма своим родным, намекая на возможно скорую встречу.

«29. 11. 1941... Находимся все там же – на острове «О», о котором вам сообщало Совинформбюро в своей вечерней сводке 19 ноября. Встре имся и поговорим – не теряю надежды на нашу встречу. Мы должны победить. А если придется погибнуть, погибнем с боем. Ваш любящий сын Коля».

Это было последнее письмо Николая Михайлова. С острова он ушел последним эшелоном на тральщике «БТЩ-205» вместе с командованием батареи и гарнизона. На острове осталась только подрывная группа из семнадцати человек, которая должна была имитировать «жизнь» гарнизона, а затем уничтожить все батареи.

Тральщик благополучно дошел до Ханко. Там защитники Осмуссаара пересели на турбоэлектроход «И. Сталин», который в начале перехода Ханко – Кронштадт в ночь со 2 на 3 декабря подорвался на трех морских минах. Погибли почти триста бойцов, среди них Николай Михайлов – мужественный, смелый человек. Ему был лишь 21 год.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#история #воспоминания #Великая Отечественная война

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 152 (6750) от 27.08.2020 под заголовком «В ответ на ультиматум».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».