Главная городская газета

Уютный мир Удельной

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Уютный мир Удельной | Так выглядел в конце 1950-х годов проспект Энгельса, рассекающий Удельную на западную и восточную части.<br>Источник www.oldsp.ru

Так выглядел в конце 1950-х годов проспект Энгельса, рассекающий Удельную на западную и восточную части.
Источник www.oldsp.ru

Мое детство прошло в 1950-х годах у Светлановской площади, в доме # 19 на Териокской улице, с 1953 года – Зеленогорской, у самого-самого Удельного парка, можно сказать, практически в нем самом.

В деревянном доме # 13 неподалеку в квартире # 7 жил Георгий Александрович Десов, когда-то первый с 1918 года «красный директор» «Светланы». В 1916 году он даже прятал у себя на ночь преследуемого полицией М. И. Калинина, ибо будущий всесоюзный староста в 1913 – 1915 годах работал токарем на «Светлане».

Рядом с нами находился еще и замечательный Светлановский рынок, где великолепная картошка продавалась по 5 – 10 коп. за килограмм, молоко – по 28 коп. за литр, а отличнейший квас – по 6 коп. за поллитровую кружку. И еще тут же был тир, где можно было запросто зайти пострелять – и по 4 из 5 мишеней я частенько сбивал...

Проходившая через Удельный парк железная дорога формально разделяла его на две части. Но фактически парк делился на верх и низ, и мы, мальчишки, на этой границе скатывались с горок на лыжах, иногда даже с небольшими трамплинчиками. Под верхом я понимаю куда большую часть парка, чем только до железной дороги. За ней это пространство простиралось еще метров на триста – минимум до начала спусков. Именно в верхней части парка можно было посидеть на скамеечках, попеть, потанцевать, позабавиться на аттракционах и погонять в футбол, иногда поиграть в баскетбол.

Выходной день был еще только один – воскресенье, и в парк выходили сотни людей. Буквально через каждые 30 метров стоял или сидел очередной гармонист, а рядом с ним – или кружок поющих женщин, или просто танцующие пары. И была еще небольшая эстрада под полукруглым козырьком с парой десятков рядов перед ней. А чтобы был порядок, в глубине стоял небольшой деревянный домик-избушка, где находился пикет милиции – и об этом все знали. Хотя что-то я даже не помню случая, чтобы милиция во что-то активно вмешивалась, разве что иногда приводила к себе для составления акта отдельных нетрезвых граждан...

А внизу Удельный парк превращался в лес, там уже никаких скамеечек и поляночек не было, а была только пара дорожек в сторону Комендантского аэродрома и переплетенные тропинки, двигаясь по которым еще надо было не заблудиться... В тех местах можно было и грибы собирать, и белок покормить, и даже иногда «познакомиться» с лосем. И уж совсем дальше, за западной границей парка, был Комендантский аэродром, который тогда еще как-то использовался...

Со стороны улицы Аккуратова в Удельном парке находился стадион «Спартак», где играла и тренировалась команда класса Б «Спартак», а в 1961 году через пруд от него появилась база главной команды Ленинграда – «Зенита». И мы, мальчишки, постоянно учились у ее игроков мастерству, подавали мячи, а иногда даже удавалось с отдельными игроками немножко и поиграть.

Рядом с железнодорожной станцией Удельная были знаменитые Удельные бани (Елецкая ул., 15), а также два небольших кинотеатра у Скобелевского проспекта: «Уран», которому удалось сохраниться до сих пор, и деревянный «Красный Октябрь», куда все, кто жил в тех краях, постоянно ходили. Ну а сама станция Удельная была просто популярным отправным пунктом, откуда уезжали отдохнуть в Зеленогорск, Репино, Комарово, Рощино, а то и в Выборг.

От Удельной до Светлановской площади вдоль довольно узких Костромского и Ярославского проспектов, а также по проспекту Энгельса вперемешку с отдельными деревянными домами стояли небольшие двух-трехэтажные каменные здания, в основном желтого цвета. Практически все они были возведены после войны пленными немцами. Население к ним относилось вполне благожелательно – все-таки война уже закончилась, а пленные тоже люди...

В одном из этих домов по пр. Энгельса, 58, находился магазин «Рыба», где стоял большой, с человеческий рост, аквариум с живыми среднего размера рыбами, которых по заказу покупателей вылавливали сачком, а я, маленький мальчик, тыкал в стекло прутиком, чтобы они подплывали ко мне.

На Ярославском пр., 5, в 1955 году открыли первый в здешних краях магазин самообслуживания. Когда я оказался там в первый раз, со мной случился конфуз: я взял баночку понравившихся мне шпрот и пошел на выход. Но мне в проходе у кассы сказали, что за баночку нужно заплатить. В ответ я робко возразил: мол, думал, что это магазин вообще без продавцов и денег, просто заходи и бери что хочешь...

А почему я в том магазине оказался? Да просто потому, что рядом, в деревянном доме на Ярославском пр., 11, на первом этаже жили сразу три семьи моих близких родственников. Это был тот самый широко в те времена известный дом с памятной доской, сообщавшей, что здесь в ночь с 8 на 9 августа 1917 года у Эмиля Кальске скрывался Ленин.

Жили наши родные в тесноте: в 9-метровой комнате четыре человека – родители и двое детей, в 14-метровой тоже родители и двое детей и в 12-метровой – родители и дочь. Но как жили! Дружно, радостно, как бы одним большим коллективом, и не только в этом доме, а и во всех по соседству.

Тогда просто время было совершенно другое, и люди хоть и обитали скромно и в таких стесненных условиях, но все равно радовались – просто самой жизни. Надеждам в ней, учебе и успехам детей в школах, тому, что рядом, через проспект Энгельса, родная «Светлана», где практически все и работали. Трудовой стаж только моей семейной династии на «Светлане» – 125 лет: отец Иван Иванович – 57 лет, мать Надежда Андреевна – 38 и я – 30. Да, время было поистине замечательное!


КСТАТИ

Дом на Ярославском пр., 11, снесли в 2005 году. Теперь на его месте стоит монументальный жилой комплекс под претенциозным названием «Ярославская усадьба». Только уцелевшие березки вдоль проспекта отмечают то место, где стоял когда-то «ленинский дом»...


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook