Главная городская газета

Управдом всего Ленинграда

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Управдом всего Ленинграда | Председатель исполкома Ленсовета Петр Попков (в центре) во время беседы с работниками трамвайного парка. Апрель 1942 г. <br>Из фондов ЦГАКФФД СПб

Председатель исполкома Ленсовета Петр Попков (в центре) во время беседы с работниками трамвайного парка. Апрель 1942 г.
Из фондов ЦГАКФФД СПб

Блокада Ленинграда последние годы пребывает в центре общественного внимания. Но почему-то большинство публикаций обходят стороной имя Петра Сергеевича Попкова, бывшего всю войну председателем Ленгорисполкома. В немалой степени благодаря этому человеку в кратчайшие сроки удалось восстановить городское хозяйство после страшной блокадной зимы 1941/42 годов. Репрессированный в 1950 году по «ленинградскому делу», Попков фактически был вычеркнут из истории и незаслуженно лишен памяти и уважения, считает исследователь его биографии Алиса АМОСОВА, кандидат исторических наук, доцент Института истории СПбГУ.

- Алиса Анатольевна, как вы считаете, почему имя Попкова до сих пор остается в тени?

- Как и других руководителей нашего города, репрессированных по «ленинградскому делу», его реабилитировали в 1954-м, но только в правовом отношении. Потом, во времена Брежнева, о «ленинградском деле» вообще старались не вспоминать. Партийная реабилитация Попкова произошла только в 1988 году: он был посмертно восстановлен в рядах КПСС, но моральной реабилитации, на мой взгляд, не произошло до сих пор. Что я имею в виду?

Основными фигурантами «ленинградского дела» были шесть человек. Напомню, это начальник управления кадров ЦК ВКП(б) Алексей Кузнецов, первый секретарь Ленинградских обкома и горкома ВКП(б) Петр Попков, председатель Госплана СССР Николай Вознесенский, председатель Совета министров РСФСР Михаил Родионов, второй секретарь Ленинградского горкома ВКП(б) Яков Капустин и председатель Ленгорисполкома Петр Лазутин. Они были расстреляны 1 октября 1950 года и погребены на Левашовской пустоши.

Тогда это был спецобъект Министерства госбезопасности, теперь - мемориальное кладбище. За последнюю четверть века там появилось много памятников, но только не руководителям города во время блокады. В память о некоторых из них родственники установили отдельные мемориальные знаки. Я не призываю возвеличивать этих людей - я лишь говорю о долге памяти.

И до сих пор можно услышать мнение, которое достаточно твердо укоренилось в сознании горожан: мол, ленинградские руководители во время блокады злоупотребляли своим положением, поэтому город страдал чуть ли не по их вине... Но эти обвинения абсолютно голословны. Факты и документы их не подтверждают.

- Пресловутые пирожные и ромовые бабы (были они или нет, историки до сих пор не могут прийти к единому мнению) - это все-таки больше укол в адрес Жданова, партийного руководителя Ленинграда в годы блокады...

- Не только. Подобные обвинения фигурируют и в адрес Попкова. Конечно же, у руководителей города было специальное продовольственное снабжение, как, впрочем, и у целого ряда категорий военнослужащих и руководителей. Судите сами: если бы они голодали, то разве могли бы управлять Ленинградом? Но излишеств не было - это я говорю совершенно ответственно.

Увы, в последние два десятилетия появилось много публикаций, подготовленных если не дилетантами, то по крайней мере теми, кто делает акцент на явном негативе в отношении блокады и, в частности, руководителей города. Подобные исследователи трактуют исторические факты и документы тенденциозно, в угоду своей концепции...

- Чем вас так привлекла личность Попкова, который стал даже героем вашей монографии «Преданный забвению»?

- Мне просто повезло писать диплом, а потом и кандидатскую диссертацию под руководством доктора исторических наук профессора Владислава Александровича Кутузова, первого в нашей стране исследователя «ленинградского дела». Постепенно эта тема стала «моей».

Как выяснилось, деятельности Попкова посвящены обширные коллекции документов - в Петербурге в Центральном государственном архиве и в Центральном государственном архиве историко-политических документов (это бывший Партийный архив), в Москве - в Государственном архиве РФ. Однако до сих пор еще очень многие материалы остаются засекреченными. Прежде всего в архиве ФСБ в Москве - протоколы допросов самого Попкова.

- Каким же было его «хождение во власть»?

- Он был выходцем из Владимирской губернии, из семьи рабочих. Партия, в которую он вступил в 1925 году, дала ему путевку в жизнь. Попков принадлежал к числу тех, кого тогда называли «соввыдвиженцами». Его карьера развивалась в ходе массовых арестов 1937 - 1938 годов: ситуация складывалась таким образом, что «наверху» освобождались места, которые могли занять молодые преданные кадры.

Может показаться невероятным: только в марте 1937 года Попков окончил Ленинградский институт инженеров коммунального строительства (ныне Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет), а уже в ноябре того же года недавний студент становится председателем Ленинского районного совета города Ленинграда. Ему было 34 года. Секрет прост: уже в ходе учебы в вузе он продвинулся по партийной линии, был секретарем институтского парткома. Деятельного и ответственного молодого человека приметили в верхах. Говорят даже, что он был личным протеже Жданова...

В 1938 году Попков стал заместителем председателя Ленгорисполкома, а спустя два года - его председателем (и эту должность занимал до марта 1946 года). Карьера по тому времени закономерная.

С самого начала Попков показал себя энергичным хозяйственником. В 1940 году в связи с включением Эстонии в состав СССР именно Ленгорисполком занимался организацией отдела коммунального хозяйства в Таллине, и Попков лично курировал эту работу. Еще из крупных довоенных мероприятий - начало строительства метрополитена. Пришлось решать огромное количество коммунальных вопросов, в том числе переселение людей из домов, подлежавших сносу, выплата компенсаций, размещение рабочих...

- А вскоре началась война...

- Да, она стала для Попкова, главного хозяйственного руководителя Ленинграда, суровым испытанием. Судя по документам, во время блокады он занимался очень многим. Фактически - хозяйственным воплощением идей, которые ставило политическое руководство страны и города в лице первого секретаря Ленинградских обкома и горкома ВКП(б) Андрея Жданова и второго секретаря Ленинградского горкома ВКП(б) Алексея Кузнецова. При этом Жданов был больше все-таки кабинетным и идеологическим руководителем, а Кузнецов - публичным политиком, харизматичной личностью, пользовавшейся в городе большой популярностью и уважением.

С началом войны происходит перестройка системы управления городом. В частности, возникает целый ряд комиссий, органов, например, с 1 июля 1941 года действовала комиссия по вопросам обороны Ленинграда - «большая пятерка», в которую кроме Попкова входили Жданов, Кузнецов, а также второй секретарь Ленинградского обкома Штыков и председатель исполкома Леноблсовета Соловьев. Кроме того, Попков возглавил «городскую четверку» - по сути дела, это комиссия Ленгорисполкома для осуществления текущих хозяйственных задач. Туда вошли его заместитель Мотылев, член исполкома и председатель Ленплана Манаков и заведующий торговым отделом Андреенко.

Многие задачи эвакуации также решались Попковым. Кроме того, 25 июля 1941 года он вошел в созданную комиссию по оборонительным работам. На него была возложена задача мобилизации рабочей силы и инженерно-технических работников, их доставка к месту работы.

В рамках Военного совета обороны города, созданного 20 августа 1941 года, Попков руководил продовольственным снабжением Ленинграда, обеспечением топливом, бесперебойным функционированием энергетических предприятий, коммунального хозяйства, железнодорожного и водного транспорта, санитарным делом...

Как известно, весной 1942 года существовала опасность, что в городе после первой, самой страшной блокадной зимы вспыхнут эпидемии, и потребовались энергичные меры для срочной уборки улиц, дворов, подъездов, лестниц. Именно под руководством Попкова, возглавившего чрезвычайную противоэпидемическую комиссию, были организованы субботники. Весной - летом 1942 года он особенно энергично занимался вопросом устройства огородов на любом свободном клочке городской территории, а также работы пригородных подсобных хозяйств.

Кстати, еще интересный момент: с апреля 1942 года Попков был членом Военного совета Ленинградской армии местной противовоздушной обороны. Но еще 22 июня 1941-го, в день начала войны, формирования МПВО Ленинграда были приведены в боевую готовность по личной инициативе Попкова - распоряжения сверху еще не поступало.

Как раз во время блокады формируется «ленинградский стиль управления». Я упомянула о «пятерках» и «четверках» - круг ключевых руководителей, взаимодействие которых позволяло решать напрямую важнейшие вопросы жизнедеятельности города. Решение принято - и сразу воплощается на практике, без бумажной волокиты. Учтем и то, что Ленинград оказался фактически отрезан от Москвы, и ленинградские лидеры были вынуждены нередко действовать творчески, на свой страх и риск, максимально используя личную инициативу.

- Как вы считаете, в итоге - справился Попков с хозяйственными задачами, стоявшими перед Ленинградом во время блокады?

- Моя работа основывается только на фактах, и вывод таков: ленинградские руководители в условиях блокированного города сделали все, что могли. Конечно, ошибки были. Нередко говорят о том, что, например, слишком поздно, с 18 июля 1941 года, были введены продовольственные карточки. Дескать, если бы продовольственную ситуацию сразу взяли под жесткий контроль, положение не было бы столь критическим в дальнейшем... Упрекают в непродуманной эвакуации детей без родителей в южные районы тогдашней Ленинградской области - как оказалось, навстречу наступающему врагу...

Но надо понимать, что ленинградские руководители на случай чрезвычайных событий имели планы только времен «зимней» войны. Поэтому все решения приходилось принимать, как говорится, «с колес», в экстремальных условиях. Кроме того, трагическая ситуация вокруг Ленинграда развивалась настолько стремительно, что действовать безошибочно было сложно.

В мемуарах можно встретить немало упоминаний, что и Попков, и Кузнецов не сидели в кабинетах. Они выезжали на предприятия, на линию фронта. Есть немало их фотографий в гуще людей на улицах...

Дмитрий Павлов, уполномоченный Государственного комитета обороны по обеспечению продовольствием Ленинграда и Ленинградского фронта, свидетельствовал: «Попков был человек впечатлительный. Каждое бедствие принимал близко к сердцу. Находился в постоянном возбуждении, работал усердно и много». Наверное, самые яркие слова о Попкове принадлежат Николаю Синцову, с начала войны - секретарю по агитации и пропаганде Приморского райкома ВКП(б), в годы блокады - военному корреспонденту, главному редактору политического вещания Ленинградского радио.

«Попков имел два главных качества, - отмечал Синцов. - Во-первых, независимо от должностного возвышения всегда чувствовал себя общегородским управдомом, ответственным не только за все городское хозяйство, но и за каждый дом. Во-вторых, он был гением представительства». Что имел в виду Синцов? Попков очень часто выступал с разъяснениями по радио, особенно в самое тяжелое время войны, горожане ждали его выступлений и верили ему...

В 1945 году Ленинград был удостоен ордена Ленина, как говорилось в указе, «за выдающиеся заслуги трудящихся города перед Родиной, за их мужество и героизм, дисциплину и стойкость, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками». Попков как представитель руководства города получал эту награду из рук «всесоюзного старосты» Калинина.

- Как складывалась карьера Попкова после войны?

- Поначалу очень успешно. В марте 1946 года он стал первым секретарем обкома и горкома ВКП(б), то есть фактически руководителем Ленинграда и области. Его предшественник на этом посту, Алексей Кузнецов, перешел на работу в Москву в аппарат ЦК ВКП(б), заведовать кадрами.

Здесь есть нюанс. Обычно, согласно сложившейся практике, на пост первого секретаря назначали кого-то из вторых секретарей. Это значит, что после ухода Алексея Кузнецова в 1946 году в Москву на его пост претендовали второй секретарь горкома Яков Капустин либо второй секретарь обкома Иосиф Турко. Однако в данном случае традиция была нарушена: выдвижение Попкова стало личным назначением Сталина и неожиданностью как для окружения Петра Сергеевича, так, вероятно, даже для него самого...

Попков занимался вопросами возрождения ленинградской промышленности, восстановления сельского хозяйства региона. При этом он был полностью человеком своего времени, преданным партии и вождю. Например, когда надо, каялся в своей политической недальновидности, что особенно проявилось в ситуации с разгромом журналов «Звезда» и «Ленинград» в 1946 году...

В должности первого секретаря Попков был до февраля 1949 года, когда на объединенном пленуме обкома и горкома партии его сняли с поста с объявлением строгого выговора. Вменили в вину два основных момента. Во-первых, проведение в январе 1949 года Всесоюзной ярмарки, в чем было усмотрено «выпячивание» роли Ленинграда и «разбазаривание» государственных средств. Хотя мероприятие было проведено во исполнение постановления бюро Совмина СССР от 11 ноября 1948 года, не содержавшего никаких гласных ограничений для участия союзных, автономных республик, национальных округов, краев, областей. Нет никаких подтверждений и произведенных растрат...

Во-вторых, его обвинили в том, что он не стремился обеспечить связь Ленинградской партийной организации с ЦК ВКП(б) и, в частности, предложил Николаю Вознесенскому, председателю Госплана, после смерти Жданова стать новым «шефом» Ленинграда.

Вообще смерть Жданова в 1948 году нарушила сложившееся в руководстве страны соотношение сил: Берия с Маленковым перешли в открытое наступление на своих «оппонентов» - в основном ленинградских выдвиженцев.

- Те действительно готовили политические изменения в стране?

- Да, под их руководством, например, работала комиссия по подготовке проекта новой Программы ВКП(б). Предусматривались выборность должностных лиц, упрощение и видоизменение функций госорганов, обновление при выборах состава советов не менее чем на треть. Ключевыми понятиями нового этапа экономического развития советского общества, согласно проекту, должны были стать: хозрасчет, кредит, торговля.

Попков в этом непосредственного участия не принимал. После отставки он полгода числился слушателем курсов переподготовки, в марте был направлен в аспирантуру Академии общественных наук при ЦК ВКП(б). Подобная практика применялась, чтобы оторвать будущую жертву от своего привычного окружения - от коллег, от работы, от семьи.

В августе 1949 года Попков был арестован в кабинете секретаря ЦК ВКП(б) Георгия Маленкова... Дальше было «следствие» в привычном для того времени стиле, призванное прежде всего выбить нужные показания. Мне доводилось беседовать с родственниками выживших фигурантов «ленинградского дела». Те потом рассказывали, что на допросах применялись методы психологического воздействия, пытки...

Суд над бывшими ленинградскими руководителями, состоявшийся 30 сентября 1950 года в Доме офицеров в Ленинграде, именовался открытым, но таковым не был. На нем были лишь обвинители, подсудимые и узкий круг партийных представителей. В печати подробности не освещались.

- Занимаясь биографией Попкова, вам удалось пообщаться с его потомками?

- Я пыталась связаться с его сыном Андреем, но он отказался от общения. Вероятно, для него до сих пор эта тема очень болезненная. И ясно, почему: после ареста Попкова его жена Олимпиада Михайловна оказалась в лагере в Воркуте, сын был отправлен в детский дом... Впрочем, такова была судьба практически всех родственников тех, кто попал под жернова «ленинградского дела».

КСТАТИ

Память о Петре Попкове в нашем городе увековечена мемориальной доской на фасаде дома № 29/37 по Кронверкской улице. В этом здании он жил в 1939 - 1950 годах.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook