Главная городская газета

Ученое благородство

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Ученое благородство |

Несмотря на то что с началом Первой мировой войны научный мир оказался разделенным линией фронта, общение ученых продолжалось. Бывало и так, что европейские светила обращались к коллегам из России за помощью в розыске своих родных, воевавших в неприятельских армиях и попавших в плен на русско-германском фронте.

Одним из тех, кто с самым искренним участием откликался на подобные просьбы, был академик и генерал по флоту Михаил Александрович Рыкачев. И это несмотря на то что уже в первые месяцы война погубила его старшего сына: 38-летний журналист и экономист Андрей Рыкачев ушел добровольцем на фронт, был ранен и 12 ноября 1914 года умер в полевом госпитале в деревне Поремба-Гурна Келецкой губернии царства Польского.

В начале декабря 1914 года М. А. Рыкачев получил из Румынской академии наук письмо с просьбой помочь выяснить судьбу Эрхарда Мазеля – сына директора Морской обсерватории в Триесте Эдуарда Мазеля. Рыкачев принял эту просьбу близко к сердцу, поскольку был знаком с Мазелем-старшим: они встречались на конференции в Лондоне в 1912 году.

14 декабря 1914 года Рыкачев подал прошение в Центральное справочное бюро о военнопленных при Российском обществе Красного Креста (далее – Бюро), находившееся в здании Русского музея императора Александра III. В документе говорилось: «...Доктор юридических наук Erhard Mazelle находился на службе запасным лейтенантом пехотного полка # 97 Австрийской армии. 9/22 ноября он, по словам его сослуживцев, был ранен и взят в плен нашими войсками в Галиции, к северу от Карпат, несколько южнее города Санок (Sanok). Желательна справка, где находится Erhard Mazelle и опасна ли рана...».

Рыкачеву пообещали доставить справку о Мазеле на квартиру (он жил в доме # 34 по Среднему проспекту Васильевского острова). Однако время шло, а справки не было. В канун 1915 года Рыкачев вторично подал запрос в Бюро, но и на него не было никакого ответа. Академик был настойчив. Через две недели он подал в Бюро очередное, более требовательное обращение: «...позволяю себе просить Бюро сообщить мне, какие меры были приняты, чтобы получить просимую справку о взятом в плен австрийском лейтенанте Мазеле».

Рыкачев еще не выяснил судьбу Мазеля, как получил следующую просьбу. На этот раз к нему обращался немецкий ученый профессор Страсбургского университета Г. Гергезель. Рыкачев лично знал его почти двадцать лет.

И вновь академик отправился в Бюро, где подал прошение следующего содержания: «Унтер-офицер Алоис Бок (Aloys Bock), санитар Красного Креста при 9-м полевом лазарете Гвардейского резервного корпуса Германской армии, взят в плен нашими войсками при Брезинах близ Лодзи. По просьбе родителей и Председателя Международной ученой воздухоплавательной комиссии Гергезеля, прошу навести справку, где находится означенный Алис Бок, опасна ли его рана и подлежит ли он как санитар Красного Креста освобождению из плена...».

На этот раз Рыкачеву повезло. Через несколько дней он получил письмо с адресом пленного: «Николаевская станица. О.В.Д. (станица 1-го Донского округа Области Войска Донского; ныне станица Николаевская Константиновского района Ростовской области. – В. С.). Шлюз # 3. Контора работ. Алойс Бок». 21 февраля 1915 года Рыкачев в своем ответе Г. Гергезелю сообщил этот адрес.

А через месяц, 22 марта 1915 года, Рыкачев получил письмо из Географического общества Румынии, в котором сообщалось о ранении Эрхарда Мазеля и нахождении его в русском госпитале во Львове. В тот же день Рыкачев написал ему письмо во Львов и вручил его военному цензору, который обещал отправить конверт. По просьбе Рыкачева военный цензор сделал на письме приписку, что, в случае если больной не в состоянии сам ответить, просят сестру милосердия уведомить родителей о состоянии здоровья его сына.

Добавим, что Э. Мазель выздоровел после ранения и впоследствии прожил как минимум еще лет двадцать. Во всяком случае его имя (Dr. Erhard Mazelle, Leit. Kammersekretiir) можно найти в списках организации Kooperation im Verkehr («Сотрудничество в транспорте»), основанной в Вене в 1936 году.

Валентин СМИРНОВ, доктор исторических наук

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook