Главная городская газета

Три судьбы в водовороте войны

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Три судьбы в водовороте войны | В верхнем ряду слева направо – братья Владимир, Николай и Петр Иениш. В нижнем ряду слева направо – их мать Мария Алексеевна Иениш, а также ее дочь Елена и ее брат, генерал от инфантерии Николай Алексеевич Маслаковец. Фото 1907 г. ФОТО из семейного архива

В верхнем ряду слева направо – братья Владимир, Николай и Петр Иениш. В нижнем ряду слева направо – их мать Мария Алексеевна Иениш, а также ее дочь Елена и ее брат, генерал от инфантерии Николай Алексеевич Маслаковец. Фото 1907 г. ФОТО из семейного архива

Всю жизнь я знал, что у меня в предках – беспримерная троица русских офицеров братьев Иениш, участников Первой мировой. Недавно далекая родственница подсказала: сохранились их письма времен той войны, они – в Российском государственном архиве Военно-морского флота. Там я с головой ушел в ветхие страницы-весточки, полные тревог и забот. Оказывается, моя прабабушка Мария Алексеевна, мать этих трех братьев, всю жизнь хранила письма, а перед смертью передала их в архив.

Три брата Иениш — Николай, Владимир и Петр, три судьбы в водовороте Первой мировой, которую тогда называли Великой. Все они – сыновья капитана 2-го ранга Виктора Христиановича Иениша. Того самого, который командовал броненосцем «Русалка», при невыясненных обстоятельствах затонувшем в 1893 году у берегов Финляндии.

Николай и Владимир – морские офицеры, выпускники Морского кадетского корпуса, участники Русско-японской войны. Николай, самый старший из братьев, после войны с Японией вышел в отставку и, закончив Академию художеств, стал художником и архитектором. Младший, Петр, военным стал уже во время Первой мировой. Из их писем матери вырисовывается картина жизни страны и армии.

Николай Иениш с началом войны снова стал моряком. В его письмах из Керчи в Петербург – будни командира дивизиона минных заградителей, капитана 2-го ранга. В октябре 1914 года после обстрела Севастополя немецким крейсером «Гебен» Крым был объявлен прифронтовой зоной. В письме Николая Иениша от 4 февраля 1915 года читаем: «Продолжаю возиться со своими судами, трудно организовывать из ничего, тем более что нет совершенно нужных специалистов. <...> Дела на Черном море кажется не дурны. Поскорее бы восстановились пароходные рейсы – сразу все оживет. Приходится дожидаться готовности «Императр. Марии». Этот линкор позже, в 1916 году, затонул на севастопольском рейде после взрыва порохового погреба...

В письме от 19 апреля 1917 года благостный тон предыдущих писем исчезает. «Не знаю, что будет дальше, но пока в отношении успеха войны мои мысли самые мрачные. Здесь-то вероятно все образуется, но что грозит северу – страшно подумать <...>. А казалось бы, теперь-то только война и должна была получить народный характер. Между тем мы до сих пор видим к северу от Крыма только внутреннюю гражданскую войну и накануне гибели не только государства, но и культуры».

Владимир Иениш оставался в войну в Петрограде. До ее начала он трудился инженером-электромехаником на Обуховском сталелитейном заводе. В августе 1914-го был призван на флот и тут же откомандирован в чине лейтенанта на свой завод, поскольку он работал для нужд военного флота.

Вот что писал он в автобиографии: «Заводом я был назначен на работу по сборке орудийных башен линейного корабля «Петропавловск» (впоследствии «Марат»). Проработав на нем около четырех месяцев сначала в Петрограде, а затем в Кронштадте и сдав все испытания, прошел в Гельсингфорс на место стоянки русской эскадры, где провел еще около двух месяцев в качестве представителя от завода. За работу на «Петропавловске» я был произведен в старшие лейтенанты. В январе 1915 года я вернулся на завод для продолжения заводской работы. 14/XII-17 г. уволен в отставку со службы в морском ведомстве».

Самое обширное эпистолярное наследие – у младшего из Иенишей, Петра. В 1916 году он окончил Петроградский университет, стал астрономом, а служить пошел медбратом в лазарете. Попал под Барановичи. Из писем видна неразбериха, царившая и в лазарете, и в соседней автомобильной части.

«Дух кругом у воюющих не унывающий и уверенный, впрочем пахнет еще двумя годами войны, – отмечал Петр Иениш 14 августа 1916 года. – Очень хвалят здесь храбрость гвардейского флотского экипажа, сражающегося тут на суше не хуже, чем на море. Все никак не дождутся тут выступления Румынии. <...> Вчера и сегодня почти совсем затихло на фронте у нас. На днях даже надоело сидеть, поехал к фронту, послушал, как летают сверля воздух дальнобойные снаряды».

Следующее его письмо от 5 сентября 1916 года: «Австрийцы повсеместно воевать не хотят и сдаются при всякой возможности, но немцы еще очень сильны, хотя в письмах у них сплошной стон. Может быть, скоро возьмем Владимир-Волынский, впрочем, увидим. Кажется, у румын неблагополучно».

Уже при Керенском из учебной команды в Бердичеве 13 августа 1917 года Петр Иениш писал: «Надо сказать, что теперь вообще такое время, что почти никто ничего не делает. Кто виноват в этом, не наше дело рассуждать». После этого Петр Иениш учился в офицерской электротехнической школе в Сергиевом Посаде. В годы Первой мировой она готовила специалистов противовоздушной обороны. Последующие письма Петра описывают уже Гражданскую войну, революционные события в Москве, появление большевистских комиссаров в Сергиевом Посаде.

...Родовым гнездом для братьев было имение под Черниговом. Сюда они возвращались во время каникул, когда учились в столице. Война и революция уничтожила это гнездо. Водоворот истории разбросал братьев.

Морской офицер и художник Николай Иениш перешел в Крыму на сторону белых, откуда с семьей и цветом русского флота отправился в эмиграцию. Умер в 1966 году в Ницце. Средний из братьев, Владимир, остался в России. В 1935 году был выслан с семьей по «кировскому потоку» из Ленинграда в Предуралье, где довелось и грузчиком поработать. После войны занимался электрификацией на селе.

Что же касается младшего из братьев, Петра Иениша, то, побывав и под белыми, и под красными, в госпиталях и лагерях, он на излете Гражданской войны стал преподавателем по одной из инженерных дисциплин. Вскоре умер от болезни.

...Фамильного имения давно уже нет, но остались письма, фотографии, кое-какие документы, позволяющие представить характеры людей той далекой эпохи. Почувствовать их веру в Отечество и силу духа.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook